«А у нас взорвался газ...»

17:07, 28 сентября 2018г, Общество 1649



Фото Олег БОГДАНОВ

Спустя неделю после взрыва газа в квартире одного из домов райцентра Усть-Калманка стали разворачиваться события, никакого отношения к ликвидации последствий ЧП не имеющие.

За миг до трагедии

Старые двухэтажки постройки 1963 года на улице Алтайской выглядят как близнецы. С одинаково облупившимися фасадами некогда чистого небесного цвета. Но трехподъездный дом №28 мы нашли без труда – по пробоине в среднем подъезде от взрыва газа. Взрывная волна выбила балконный блок в квартире №7, пустила трещины по кирпичной кладке, сдвинула потолочные перекрытия. Владелица жилья Анна Клюева сдавала жилье в аренду. Квартирантка Галина Федоровна Б. в четыре утра 20 сентября вышла на кухню, чтобы подогреть чайник, чиркнула спичкой – и взорвалось. Лишь по счастливой случайности никто из жильцов не пострадал.

Как показало расследование ЧП, взрыв произошел из-за поломки редуктора газового баллона. Могла ли Галина Федоровна самостоятельно определить его исправность? Нет, это дело специалиста газовой службы. Но, увы, после реформирования сети службы газоснабжения в районе остался лишь один человек на 900 потребителей, руководитель Усть-Калманского участка филиала «Рубцовскмежрайгаз» Сергей Афанасьев, он же занимается и развозом баллонов по селам.

Время от времени специалисты головной компании дают объявления о проведении техобслуживания газового оборудования, но и такой возможностью пользуется от силы половина потребителей. А баллоны так и вовсе подключают сами на свой страх и риск.

«Мы всегда так поступали, и никогда не было происшествий с газом. Теперь будем бояться», – разводят руками жильцы дома.

Тамара Панина из квартиры №8 проснулась в момент взрыва от сильного толчка и крика соседки-квартирантки: «Тамара, вызови пожарных, у меня газ взорвался».

– Приехали быстро МЧС, полиция, «скорая». Кое-как открыв заваленную дверь, я увидела пламя в седьмой квартире. Остальные жильцы тоже прибежали. Сосед отрезал газовый шланг и выбросил на улицу баллон, уже раскаленный. Опоздай он на секунду – дом на воздух бы взлетел… А так отделались взрывом накопленной газовоздушной смеси, как сказали подъехавшие спасатели, – рассказывает Тамара Васильевна.

А был ли арендатор?

Люди рады бы забыть этот кошмар, да не получается. Со дня взрыва в их квартирах что-то потрескивает. Однако предложения уйти на время ремонта в пункт временного размещения на базе районного Комплексного центра обслуживания населения, никто не принял, по словам заместителя главы администрации района по социальным вопросам Анжелики Бродниковой. Кто у родни живёт, кто дома остался.

Собственно, пострадавшими по итогам экспертизы признаны три квартиры второго подъезда. Седьмая, ставшая эпицентром, восьмая и двенадцатая, в которой живет Надежда Анисимова. По иронии судьбы она всю жизнь боялась взрыва бытового газа и потому всегда пользовалась электричеством. Напророчила, что называется. От взрыва плиты над ее квартирой сдвинулись так, что выгнуло дугой несущую стену. Сосед Надежды Михайловны, Юрий Подшивайлов из 
11-й, убрав со стены штукатурку, обнаружил еще одну трещину.

Татьяна Иванова – новосел. Накануне ЧП она купила квартиру под нелогичным для двенадцатиквартирного дома номером 18. Оправившись от шока, женщина разглядывает вмятую внутрь входную металлическую дверь.

Нумерация – не единственная странность. Квартирантка, снимавшая квартиру у Анны Клюевой, сообщила спасателям, что дня за четыре до взрыва ощущала утечку газа. Почему же тогда молчала? И кого теперь считать виновным в случившемся, если владелица квартиры № 7 даже договора аренды не заключала с Галиной Федоровной Б.?

Неформальные устные договоренности – норма для села. Соседи подтверждают это и характеризуют квартирантку как женщину спокойную, неконфликтную, порядочную…

Меж тем в Сети появились сообщения о том, что власти района  отказываются помогать людям, сняв с себя ответственность за устранение разрушений и проблем старого жилья после взрыва.

Кто кому должен

Как же так? Ведь глава администрации Усть-Калманского района Павел Зиновьев сообщил, что из скромного резервного фонда на восстановление пострадавшего дома выделено около 139 тысяч рублей. Разговор с ним расставил все точки над i:

– Более десяти лет назад в этом доме проводился капитальный ремонт на средства Фонда содействия реформированию ЖКХ. По условиям участия жильцы внесли лишь 5% его стоимости. С тех пор, полагаю, они больше ничего там и не делали. Все квартиры находятся в собственности, но мы помогаем жителям по мере сил. В резерве у района не так много, как хотелось бы, средств, и большая их часть направлена на восстановление жилья после взрыва. Есть в Усть-Калманке и подрядчик, готовый взяться за дорогостоящий проект. Но люди говорят, этого мало.

– Павел Иванович, насколько я поняла, жители считают дом аварийным и претендуют на отселение в другое жилье. Возможен ли такой вариант?

– По закону на участие в программе переселения, по которой специально выделяются средства и строятся новые дома, могут претендовать граждане, чье жилье признано аварийным до 1 января 2012 года. Несколько лет назад в Усть-Калманке так была решена проблема отселения с улицы Пушкина, 8. Но сейчас совсем другой случай. Дом, в котором взорвался газ, не аварийный, повреждения подлежат устранению.

– А резервного жилого фонда в райцентре тоже нет?

– Нет. Если не считать трех ведомственных квартир в собственности сельского совета, предназначенных для молодых специалистов.

Что можно сделать на 139 без малого тысяч рублей? Выполнить капитальные работы: переложить сдвинутые плиты, восстановить коммуникации, разрушенную кирпичную кладку. На отделочные этих денег, конечно, не хватит.

В принципе, жильцы могли бы воспользоваться «копилкой» – отчислениями в региональный Фонд капитального ремонта. Действуя в крае с 2014 года, такая система накоплений призвана помогать людям, в том числе и в случае форс-мажора. Если учесть, что жители ежемесячно отчисляют по 5,5 рубля с квадратного метра, собственники дома № 28 за четыре года должны были накопить 128 тысяч. Но у них на счету… всего десять тысяч. Необязательность платежей в Фонд капремонта – а именно так относятся к краевому закону жильцы пострадавшего дома – ударила по ним же. Кто виноват? Опять районная власть?

По селу уже бросили клич – есть надежда, что односельчане соберут недостающую сумму для собственников жилья. А пока они спорят, кто, сколько и кому должен, все настойчивее напоминают о себе приближающиеся холода…

Новости