ЭВАКУАЦИЯ ВО СПАСЕНИЕ

УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ КРАЯ ВОЕННОЙ ПОРЫ

00:00, 02 апреля 2010г, Общество 10134


Принято считать, что в годы войны на Алтай было эвакуировано шесть вузов. Я утверждаю, что эта цифра неточна.
С учетом их размещения в Ойротии (ныне Республика Алтай, до 1991 года входившая в статусе автономной области в состав Алтайского края), а также военных учебных заведений и филиалов, насчитывается почти два десятка вузов, несколько средних специальных учреждений, которые в трудной обстановке военного периода вели подготовку специалистов для народного хозяйства и фронта.

С педагогическим уклоном

До самого начала войны в крае не было ни одного высшего учебного заведения. В Барнаульском учительском институте с апреля 1933 года и в одноименном Бийском с 1939 года велась подготовка педагогов по двухлетней программе, выпускники получали неполное высшее образование, которое давало право преподавания в семилетней школе. И даже с открытием 21 июня 1941 года, за день до начала войны, на базе учительского Барнаульского пед-института четырехлетнего обучения, статус его выпускников не изменился. Они представляли из себя одно и то же учреждение, поскольку и там и там работали одни и те же преподаватели. Среди них были один-два кандидата наук и доцента, а некоторые педагоги сами не имели высшего образования.

Уже летом 1941 года руководство края приняло решение о переводе институтов, готовивших учителей, из Барнаула в Камень-на-Оби. Их разместили в бывшей 10-й школе. Занятия для 31 студента начались лишь 15 ноября 1941 года. Они жили в деревянных домах с печным отоплением, воду ведрами носили из Оби.

Возвращение педвуза в Барнаул произошло лишь в августе-сентябре 1944 года. Он получил в свое распоряжение здание бывшего госпиталя на улице Крупской.

Всего же в связи с оккупацией части территории СССР прекратили свое существование 88 педагогических и учительских институтов, 19 эвакуированы в глубь страны.

В числе последних был и коллектив Московского педагогического института имени Карла Либкнехта, перебравшийся в город Ойрот-Тура, ныне Горно-Алтайск. Кроме подготовки специалистов по истории, литературе, химии, математике и физике, здесь, по ходатайству местных властей, в 1942 году создали отделение алтайского языка и литературы. Для автономной области, имевшей 26 средних школ и ни одного учителя с высшим образованием, подготовка местных педагогов имела исключительно важное значение.

Аза Тахо-Годи, будущая жена академика Алексея Лосева, обучавшаяся в эвакуированном на Алтай институте, в своих воспоминаниях о заместителе директора вуза Ионисиани пишет, что «в эвакуации на благословенном Алтае он набрал в Институт первоклассных профессоров». Например, физика А.Зильбермана, математика А.Лопшица, историков В.Семенова и С.Кана, литературоведа Б.Грифцова, бывшего лагерника – русиста И.Голанова, химика В.Спицына, в будущем академика, известного тюрколога Н.Баскакова, географа Р.Кабо, чья дочь Люба стала известной писательницей. Прибывшие в эвакуацию ученые активно включались в жизнь края. К примеру, в газете «Алтайская правда» за 11 января 1942 года сообщалось, что «ученый совет государственного педагогического института имени К.Либкнехта принял решение о проведении исследовательских работ по изучению Ойротии. Намеченные темы охватят вопросы истории, литературы, искусства, культуры, просвещения, а также географии. Будут исследованы производительные силы области, проведен химический анализ пород, изучен режим рек, использование гидросооружений и т.д.» После реэвакуации Московский институт имени Либкнехта оставил почти восемь тысяч различных книг, благодаря чему библиотека Горно-Алтайского государственного пединститута, а теперь – университета, является обладателем фонда редкой книги ХVIII – начала XX веков.

Из Запорожья на юг Сибири

Богатая научно-техническая библиотека прибыла в Барнаул и с эвакуированным Запорожским институтом сельскохозяйственного машиностроения имени Чубаря, ныне – Запорожским национальным техническим университетом. По словам Раисы Кучерук, заместителя директора вузовской библиотеки, до августа 1941 года книжный фонд составлял 75 тысяч экземпляров. Но к середине 1945 года их осталось лишь 30 тысяч – часть фонда была передана в дар Алтайскому институту сельскохозяйственного машиностроения.

В Барнауле Запорожский институт сельскохозяйственного машиностроения оказался в конце 1941 года. Эвакуация проходила под бомбежкой, из институтского оборудования удалось вывезти немного. Небольшой коллектив во главе с Леонидом Исаковым, первым директором первого технического вуза на Алтае, возобновил учебные занятия уже 23 февраля 1942 года, а дата выпуска первых 13 инженеров – май 1943-го.

Газета «Алтайская правда» писала в те дни: «Барнаульский машиностроительный институт может стать и станет подлинной кузницей инженерных кадров, дающей Родине полноценных командиров-организаторов производства».

В декабре 1943 года решением Государственного комитета обороны СССР на базе Запорожского машиностроительного института был организован Алтайский машиностроительный институт, в августе 1947 года его преобразовали в институт сельскохозяйственного машиностроения, а с 20 мая 1959 до декабря 1992 года он назывался Алтайским политехническим институтом.

К концу войны будущий «политех» состоял всего из двух факультетов: автотракторного и механико-технологического, на которых 47 штатных преподавателей обучали 447 студентов. Занятия проводились преимущественно в бараках, у студентов появилось собственное общежитие, у преподавателей – дом и помещения для лабораторий и кабинетов.

Бамбуковая роща – в морозном краю

Большинство отраслей края уже накануне войны испытывали острый голод в высококвалифицированных специалистах. Если крупных промышленных предприятий, за исключением меланжевого комбината, здесь попросту не было, то колхозам и совхозам нужны были агрономы, механики, зоотехники и ветеринары. Парадоксально, но только с началом мировой бойни их подготовка стала возможной и на Алтае.
3 декабря 1943 года считается датой основания Алтайского сельскохозяйственного института, который с ноября 1991 года обрел статус аграрного университета. Также принято считать, что он создан на базе эвакуированного из-под Ленинграда Пушкинского сельхозинститута.

Хотя, если быть точным, среди оставшихся на Алтае ученых были и сотрудники других ленинградских сельхоз-институтов (к примеру, большая часть коллектива Ленинградского института механизации сельского хозяйства около двух лет жила и работала в Бийске), а также Воронежского, Саратовского и других вузов европейской части СССР.

Пушкинский сельхозинститут являлся ведущим профильным вузом в СССР и имел весьма богатую историю. Еще в 1797 году в бывшем Царском Селе, переименованном в советское время в город Пушкин, открыли первую в России земледельческую школу. В советский период созданный на ее базе вуз несколько раз реорганизовывали.

Документы свидетельствуют, что первая группа эвакуированных из Ленинграда педагогов сельхозвузов прибыла в наш край в конце декабря 1941 – начале января 1942 годов. По качеству профессорско-преподавательского состава Пушкинский сельхозинститут стал самым сильным в крае.

Но Барнаул к тому времени был переполнен эвакуированными людьми, прибывшими с запада вместе с предприятиями и учреждениями. Поэтому ученых перенаправили в райцентр Павловск, где разместили в малоприспособленных ветхих помещениях местного ветеринарного техникума.

Несмотря на неизбежные трудности военного времени, профессорско-преподавательский состав быстро возобновил учебные занятия, активно включился в изучение состояния дел в колхозах и совхозах и оказание им практической помощи.

К примеру, профессор П.Заев в выступлении на краевом совещании работников сельского хозяйства в Барнауле 20-23 марта 1942 года говорил: «Мы попали в край, который блистал на Выставке достижений сельского хозяйства в Москве рекордами урожайности яровой пшеницы. По инициативе сидящего рядом со мной сейчас Михаила Ерофеевича Ефремова получены невиданные урожаи. Казалось, что по прошествии шести лет после ефремовских урожаев мы встретим высокие урожаи и во многих колхозах и совхозах. К сожалению, в Алтайском крае эти рекорды контрастируют с низкой урожайностью на огромных массивах колхозных и совхозных полей». Выступающий поставил вопросы о введении правильных севооборотов, сочетании техники МТС с тягловой силой колхозов, предложил ряд мер по подъему сельскохозяйственного производства.

Наряду с проведением занятий сотрудники института собирали гербарии, образцы почвы, семена различных культур, готовили наглядные пособия, методические материалы. Силами сотрудников агрономических кафедр весной 1942 года в Павловске был заложен коллекционный питомник сельхозкультур из семян, вывезенных из Ленинграда. Здесь, впервые на Алтае, а по некоторым данным, и в Сибири, удалось получить урожай экзотических растений – бамбука и сахарного тростника.

Но продолжить уникальные опыты ученым не удалось, поскольку многие из них после освобождения Ленинграда возвратились домой, вуз из Павловска перевели в Барнаул и в декабре 1943 года образовали Алтайский сельскохозяйственный институт. В краевом центре, к сожалению, не было условий для организации питомника и не нашлось фанатиков продолжения этой селекционно-опытнической работы.

Для размещения АСХИ в Барнауле были выделены два больших старинных здания на Демидовской площади (улица Пушкина, 82 и проспект Красноармейский, 19) и дом на улице Льва Толстого, 33 под общежитие.

С осени 1942-го до осени 1944 года в Камне-на-Оби располагался в эвакуации Воронежский сельскохозяйственный институт. Ему передали третье отделение пригородного молочного совхоза N 51, в котором было несколько тысяч гектаров земли, двести коров, много овец, свиней. Профессора П.Карпенко, П.Першин и В.Квасников работу в вузе совмещали с исполнением обязанностей заместителей председателей колхозов. Комиссия под председательством доктора технических наук профессора А.Петрусова, в октябре-ноябре 1943 года изучавшая деятельность колхозов, совхозов и МТС края, отмечала, что наряду с полным прекращением поставок новой техники, запчастей и перебоями в снабжении нефтепродуктами большим сдерживающим фактором эффективной работы МТС и всего сельского хозяйства Алтая являлось отсутствие достаточного опыта и образования у руководителей и специалистов. Например, из 192 директоров МТС только 47 человек имели среднее образование, остальные – только начальное или незаконченное среднее.

Необычную специализацию имел эвакуированный в конце 1941 года из Тамбовской области в Ойрот-Туру Мичуринский научно-исследовательский институт плодоводства, ныне – государственный аграрный университет. В составе коллектива приехали и потомки знаменитого селекционера Ивана Мичурина, о которых пойдет речь позже. НИИ перепрофилировали в учебное заведение и разместили в зданиях местного сельхозтехникума и на территории плодово-ягодного питомника, который был филиалом этого института. Позже данный опытный пункт возглавил будущий академик ВАСХНИЛ Михаил Лисавенко, который переместил его в Барнаул и преобразовал в НИИ садоводства Сибири, носящий ныне его имя. Так на Алтае возникла целая отрасль. Многие культуры благодаря селекционерам хорошо акклиматизировались в Сибири, садоводы научились не только выращивать их, но и изготавливать из плодов варенье, джем, мармелад, диетические соки, вина и наливки.

«Алтайская правда» 26 июля 1942 года сообщала, что «институт имени Мичурина, эвакуированный в Ойрот-Туру, выпустил 45 агрономов-плодоовощеводов. Новые специалисты сельского хозяйства направляются на работу в восточные области. 10 человек будут работать в земельных органах, МТС, совхозах Алтайского края. За время войны институт выпустил 130 специалистов сельского хозяйства».

Специалисты для мирной жизни

В государственном архиве Алтайского края хранится решение крайисполкома, датированное маем 1943 года, об открытии в Барнауле медицинского института с сохранением контингента эвакуированного Астраханского мединститута.

Между прочим, еще в 1939 году директор этого вуза профессор Александр Аминев разработал и внедрил в практическую медицину лапароскопические исследования, получившие широкое распространение в России лишь в конце XX века.

Астраханский медицинский институт в составе лечебного и педиатрического факультетов прибыл в Барнаул с оборудованием и квалифицированным профессорско-преподавательским составом и работал с коллегами из Ленинградского педиатрического института. Вуз размещался в здании 41-й школы, госпиталях и клиниках города.

Увы, Алтайский медицинский институт в годы войны так и не был создан – он появился лишь в 1954 году. Профессора и преподаватели из Астрахани и Ленинграда в конце 1943-го и начале 1944 года возвратились домой.

Тем не менее только в 1943 году в действующую армию были направлены 1317 медицинских сестер и тысячи сандружинниц, окончивших краткосрочные курсы на Алтае, в которых преподавали эвакуированные врачи.

Еще несколько вузов и их филиалов, нашедших приют в эвакуации на Алтае, также не смогли здесь закрепиться.

Ленинградский инженерно-строительный институт (ЛИСИ), ныне – Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет, был основан 9 мая 1832 года указом императора Николая I как Училище гражданских инженеров при Главном управлении путей сообщения и публичных зданий. Затем это заведение именовалось Институтом гражданских инженеров, творчество воспитанников которого во многом определило архитектурный облик Санкт-Петербурга рубежа XIX-XX веков. С февраля 1943-го до августа 1944 года 250 преподавателей этого вуза работали в Барнауле.

Схожая судьба в годы войны была у части коллектива Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта, в марте 1942 года эвакуированного в административный центр Алтая. Они работали здесь до 1945 года.

В начале августа 1942 года в Бийск эвакуировали Воронежский институт пищевой промышленности, сейчас это – государственная технологическая академия. На новом месте, в поселке Бийского сахарного завода, учебный год начался в положенный срок.

В Барнауле также функционировал филиал Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта имени Дзержинского. В номере «Алтайской правды» за 9 апреля 1943 года я обнаружил объявление о продолжении приема студентов на факультет инженеров путей сообщений-механиков и инженеров путей сообщений-энергетиков. Головной офис вуза располагался в ту пору в городе Томске, а филиал института находился в барнаульской железнодорожной школе N 105.

В годы войны в крае были открыты машиностроительный и сельскохозяйственный институты, десять фабрично-заводских училищ. Продолжали действовать существовавшие прежде и вновь созданные средние специальные учебные заведения. Например, текстильный в Барнауле, лесохимический в Бийске, Ойрот-Туринский сельскохозяйственный…

Педагогические училища в 1943-1944 учебном году располагались в Бийске, Славгороде, Ойрот-Туре и Веселоярске Рубцовского района. Барнаульское педучилище было переведено в Камень-на-Оби, поскольку занимаемое им здание отдали под эвакогоспиталь. Барнаульский строительный колледж возник в 1944 году на базе эвакуированного сюда двумя годами раньше Ленинградского архитектурно-строительного техникума. Он готовил специалистов по промышленному и гражданскому строительству, отоплению, вентиляции, водоснабжению и канализации, механизации строительных работ. Техникум располагался на Жилплощадке, на первом этаже здания бывшей школы N 37.

В помощь фронту

Нельзя не сказать об учебных заведениях, готовивших командиров для фронта и военных специалистов. По сведениям, которые удалось обнаружить в краевом госархиве и Интернете, на Алтае в годы войны действовали пять высших военных учебных заведений. Это – Барнаульское и Рубцовское военно-пехотные училища, Лепельское артиллерийско-минометное, располагавшееся в краевом центре, военно-инженерное училище, эвакуированное из Мичуринска в Бийск, и Таллинское пехотное училище, размещавшееся в Славгороде. По опубликованным данным, скорее всего, неполным, в этих училищах было подготовлено около 42 тысяч офицеров и курсантов.

Наиболее известное из них – Лепельское артиллерийско-минометное училище, на основании приказа Наркомата обороны от 3 сентября 1941 года переименованное в минометное.

Белорусский городок Лепель, в котором прежде дислоцировался артиллерийский вуз, защищал курсантский полк, который с 26 июня по 12 июля 1941 года находился в составе действующей армии. Но 3 июля гарнизон под натиском противника вынужден был оставить позиции, в конце июля уцелевшие курсанты прибыли на Алтай. Их разместили в военном городке на улице Партизанской, там, где сейчас располагается Барнаульский юридический институт МВД.

За годы войны училище подготовило 6774 офицера, которые воевали на всех фронтах. Из его личного состава была сформирована 148-я курсантская бригада. Несколько выпускников стали Героями Советского Союза – Семен Сельский, Михаил Сурошников, Леонид Тихмянов, Павел Трунов и Иван Баринов (посмертно).

Бывший курсант Леон Ниссельбаум в документальной книге «Фото на память» вспоминал, что в училище «жили мы в теплых казармах, и кормили нас очень хорошо». Его коллега Иван Козлов отмечал, что «после шести месяцев учебы мне присвоили звание лейтенант», после чего направили в действующую армию. Занятия проводились по углубленной, но и ускоренной программе. Курсанты находили время для изучения воинских уставов, строевой и физической подготовки, патрулирования города и заготовки сена для лошадей.

Поныне на окраине Барнаула между поселками Новосиликатным и Власиха на бывшем полигоне Лепельского училища обнаруживают стреляные и нестреляные снаряды.

Кроме высших военных вузов в Алтайский край эвакуировались и действовали средние специальные военные школы. К примеру, Балашовская военная авиационная школа размещалась в Славгороде, где до самого окончания Великой Отечественной войны готовились летчики на самолет ИЛ-2. Подобную авиашколу развернули и в городе Ойрот-Тура. На Алтай эвакуировались также две снайперские школы.

Здесь же оказались и несколько артиллерийских специальных школ. Четвертая из Москвы была перемещена в Бийск, седьмая и восьмая – из Ленинграда – в села Троицкое и Тогул соответственно. Их выпускников нередко направляли для продолжения образования в Лепельское минометное училище, откуда они, пройдя ускоренный курс обучения (3-6 месяцев вместо двух лет), попадали на фронт в офицерском звании.

(Начало в газете за 26 марта с.г. Продолжение следует).

Фоторепортаж
Блоги