26 июня | Барнаул | 21°C … 30°C | USD - 62.9497 | EUR - 73.3112

Об алтайских героях войны рассказали их потомки

15:00, 09 мая 2018г, Общество591

Вряд ли в крае найдешь такую семью, которую так или иначе не опалила бы Великая Отечественная война. Десятилетия теперь отделяют нас от того, что тогда было, но память остается живой, когда потомки участников войны стараются ее сохранить. Oдна из таких семей – Гридасовы.

Накануне 9 Мая мы посетили племянницу Героя Советского Союза Григория Гридасова Елену Борблик. О фронтовом разведчике Григории Гридасове написано и сказано много, в том числе в «Энциклопедии Алтайского края». Человек легендарный. Воевать начал с Курской дуги. Командовал взводом пешей разведки. 
В Карпатах в боях взвод захватил несколько десятков пленных. 18 апреля 1945 года форсировал реку Опаву в районе населенного пункта Илешовице (Чехословакия). На захваченном берегу отразил 12 вражеских контратак. Григорий Гридасов был тяжело ранен, но не покинул поле боя до выполнения задачи.

С его племянницей мы в этот раз беседовали не столько о нем, сколько обо всей семье, в которой кроме Григория выросло четверо детей. У него было три брата и одна сестра. По судьбе каждого прошлась война. Но все они встретили Победу живыми.

«В семье не принято было, вспоминая о войне, говорить о службе своей и тем более о заслугах, – рассказывает Елена Борблик. – Вспоминали бытовые ситуации, мелочи повседневной жизни во время войны. Но именно эти подробности, я думаю, теперь ценны. Ведь наши близкие не только сражались, не щадя себя, страдали, но и продолжали оставаться людьми. Они пели, ходили на танцы, умели радоваться, любили».

Общая судьба была – война

В семейном фотоальбоме Елены Борблик есть фотография семьи, сделанная задолго до войны, где ее мама Марина и дядя Григорий запечатлены еще маленькими, а старшие дяди – Иван, Виктор и Филипп уже взрослые парни. На других фото кто-то из них в военной форме. В том числе и Марина, ставшая к началу войны высокой, стройной, привлекательной девушкой.

«Кто-то совершал подвиги, как дядя Гриша; кто-то, как дядя Витя, железную дорогу в тайге прокладывал; кто-то, как дядя Филипп, семью потерял в войне… А Иван Макарович все здоровье оставил на Дальнем Востоке – так война решала человеческие судьбы, – размышляет Елена, рассматривая фотографию. – И люди ведь тогда не особенно выбирали работу, службу – что доставалось, то и делали. Честно, ответственно, отдавая все силы».

Таких детей вырастили Макар и Прасковья Гридасовы. Они переехали в Сибирь в начале XX века из Курской губернии каждый со своей семьей. Познакомились уже здесь. Интересна история сватовства. Прасковья была девушкой видной, как тогда говорили. Жила она у дяди-мельника. Когда приехали первые сваты, дядя ее замуж не отдал. Размышлял так: лошади у жениха нечищеные, худые. Если в семье к скотине так относятся, то как же будет Прасковья у них жить?

Второго жениха тоже не одобрили. Его родня приезжала на мельницу и привозила зерно, как правило, всегда мелкое, сорное… В такую семью, где ленивые люди, дядя тоже решил девушку не отдавать. А вот у Гридасовых и кони были ухоженные, и зерно отборное. И когда Макар приехал свататься, дядя Прасковьи не нашел причин отказать.

Они поженились в 1909 году. До Первой мировой войны родилось трое сыновей. Затем Макар был мобилизован на фронт, прошел всю войну. Когда вернулся, родились еще Марина и Григорий.

Первым из детей в армию ушел старший брат Иван. Великую Отечественную встретил на Дальнем Востоке, там и служил, потом участвовал в войне с Японией. Его жена и две дочери оставались с его матерью.

Второй брат Виктор окончил техникум, затем Московский институт инженеров железнодорожного транспорта. Он был инженером-изыскателем. Участвовал в экспедициях, разведывал возможности строительства в Западной Сибири новых железных дорог.

Третий брат Филипп попал на фронт раньше всех в семье. До войны он женился. Уехал с женой в Херсон, откуда она была родом. Родился сын. 22 июля 1941 года Филипп ушел на войну. А через месяц Херсон захватили фашисты. Сведений о жене и сыне никаких не было. Думал, что они погибли. Нашлись только после войны.

Григорий ушел в армию в 1940 году добровольцем, там и встретил весть о нападении. Марина,  когда началась война, училась в Новосибирском государственном медицинском институте по специальности «лечебное дело». Главе семьи Макару Гридасову в начале войны было уже 50 лет, на фронт его не взяли. Он был мобилизован в трудармию. Вернулся только в 1946 году.

Прасковья осталась дома с женой старшего сына Анисьей и двумя внучками. Держали корову, сажали огород. Бабушка заботилась о муже и дочери, отправляла картошку со знакомыми на пароходе ему в Барнаул и Марине в Новосибирск – по мешку. Прасковью вместе с коровой каждую весну и осень мобилизовывали пахать землю на полях в соседних колхозах.

Сдавали кровь и сортировали снаряды

У Елены Борблик сохранились некоторые воспоминания ее мамы, Марины Пусенко (по мужу). Например, ее анкета. «Когда началась война, я училась в мединституте в Новосибирске. 22 июня было воскресенье, – написала Марина. – Мы с моими однокурсницами куда-то поехали на электричке в тот день. И вот, когда возвращались, были веселые, громко разговаривали, смеялись, а люди вокруг странно на нас смотрели и мы не понимали почему. Они уже знали, что началась война, а мы еще нет. Вот так и узнали».

После начала войны обучение шло ускоренно – вместо трех курсов требовалось все те же знания освоить за два. Помимо учебы будущие врачи дежурили в госпиталях, работали на оборонных предприятиях, например, укладывали снаряды в ящики. Многие, в том числе и Марина, были донорами, сдавали кровь. За это полагался дополнительный паек хлеба.

Иногда было так холодно, что студенты занимались в верхней одежде. Рукава пальто натягивали на варежки и завязывали бинтами, чтобы было теплее. Когда воинская часть Григория Гридасова при переброске на фронт какое-то время была в Новосибирске, сестра приходила к нему. А он в тот день дежурил на кухне. Так Марину не только накормили обедом, но еще и с собой дали булку хлеба! Такое редкое было счастье.

Удавалось побывать в театре

Провожали на фронт из института в июле 1943 года. Всех выпускников разделили на три группы. Одна отправилась сразу на фронт, другая – в Тулу, третья – в Москву на курсы. Прямо на вручение дипломов в актовый зал института выпускникам привезли военную форму – солдатскую, без знаков различия. Они тут же переоделись и поехали поездом, в теплушках. Марина попала в ту группу, которую направили в Москву.

«Мама даже не знала, что в тот день бабушка Прасковья со старшей внучкой приехали к институту, чтобы обнять ее, ведь понимали, куда она поедет. А их не пустили», – рассказывает Елена.

…Одеты военврачи были странно. Форма солдатская, а верхние пуговки расстегнуты, рукава закатаны – жарко же! «Мы не знали, что нам надо всем честь отдавать, например, перед старшими по званию по стойке смирно вытягиваться. Бывало, что наших девчонок на остановках в комендатуру забирали и выясняли, кто мы и откуда. Когда приехали в Москву и учились на курсах, нам разрешили ходить в штатском, у кого оно было…» – еще строчки из анкеты Марины.

На курсах усовершенствования медсостава в Москве военврачи не только учились. «Мы ведь понимали, что поедем на фронт и неизвестно, будем ли живы. Может быть, от этого или от молодости хотелось всего, – вспоминала Марина. – Мы заранее занимали и стояли в очередях за билетами в Большой театр, во МХАТ. Билетов давали ограниченное количество в одни руки, а пойти хотелось всем. Так брали, например, два или четыре билета на пять-шесть человек, и кому-то приходилось постараться и проскользнуть зайцем. Мы тогда видели и слышали лучших артистов – Лемешева, Беляеву, Тарасову».

Из выпускников Новосибирского мединститута готовили врачей-инфекционистов, которые потом должны были бороться с эпидемиями на освобожденных территориях. По окончании курсов Марина была направлена младшим врачом в 361-й запасной строевой полк в Смоленск. Это были маршевые роты, там готовили вновь призванных солдат для фронта…

Победу встретила в армии. Запомнился больше день Парада Победы на Красной площади – 24 июня. Была прекрасная солнечная погода, Марина находилась недалеко от Москвы, но поехать почему-то не получилось. Эта нереализованная возможность и запомнилась.

Семья встретилась в родительском доме в полном составе только в 1946 году. Марина была демобилизована осенью. К этому времени уже вернулся Григорий, который долго лечился после тяжелого ранения. И Макара Гридасова отпустили из трудармии. Иван, уходивший на службу удивительно красивым и крепким мужчиной, вернулся облысевшим и с железными зубами. Приехали Филипп и Виктор. Мама Прасковья очень радовалась тому, что всех увидела живыми. Она была верующей женщиной и говорила, что вымолила, отмолила своих детей. И в конце концов вернулись все.

Отправить сообщение об ошибке


Загрузка...
Новости

23:08  Российские футболисты не сдержали уругвайский ураган

19:00  Виктор Томенко провел первое плановое заседание правительства

18:08  На барнаульском заводе запустили цех по производству безасбестовых тормозных колодок

17:40  14-летняя спортсменка из алтайской глубинки выиграла в непростом бою с ирландкой

17:11  «Казалось, стадион взлетит». Волонтер ЧМ по футболу поделилась впечатлениями

16:54  Как барнаульцы отметили День йоги

16:53  Помощь юриста в суде

16:47  Космос в пространстве помещения: реально с фотообоями

16:38  Трассу Р-256 перекроют 26 июня из-за военных учений

16:35  Регистрация бизнеса в Гонконге поможет оптимизировать расходы

Блоги

То, о чём мы не говорим

КАРПОВА Любовь