Сегодня в стране отмечается памятная дата – День Неизвестного Солдата

18:30, 03 декабря 2021г, Общество 756


Согласно книге «Гриф секретности снят» под редакцией генерала Г. Кривошеева, неучтенные потери первых месяцев войны, когда боевые части попадали в окружение и командование не могло предоставить никаких данных, составили 1 162 600 человек.

Плюс 3 396 400 военнослужащих, которые во время Великой Отечественной войны пропали без вести или попали в плен. Пропавшие без вести – это те, кого после боя не оказалось ни в списках погибших, ни в списках выживших. Здесь есть и умершие от ран в госпиталях без документов, и оставленные на поле боя. Они могут быть захоронены, но так как идентифицировать их было невозможно, то и хоронили их как неизвестных.

Неизвестный солдат 

У всякого русского человека при этих словах дрогнет что-то в душе. Помню, как в детстве прочитала на памятнике солдатам Великой Отечественной среди длинного списка фамилий: «Неизвестный». Ниже – еще один. И еще… Я не понимала, что с этим делать: у них, погибших в бою, были же имена, их же кто-то ждал, их любили, но война не оставила им даже этого. Лишила последнего. Я и сегодня не могу описать свои тогдашние чувства. Горе? Отчаяние? Страх, скорбь или ярость?

Тогда была популярной песня «Стоит над горою Алёша, Алёша, Алёша…». У него было имя, обобщенное на тысячи Иванов, Василиев, Сергеев, Николаев… Одно имя – на всех безымянных солдат, закопанных в братских могилах, а порой просто в тех же окопах, в которых остались лежать убитыми.

Память и памятники

Первый Памятник Неизвестному Солдату поставили – нет, не в России – в Дании в 1858 году. Он назывался «Неизвестный пехотинец». В США подобный памятник был открыт после завершения Войны Севера и Юга 1861–1865 годов. А уже по окончании Первой мировой мемориалы неизвестным воинам стали появляться по всему миру: в 1920 году – в Великобритании и Франции, в 1921-м – в США, Италии, Бельгии и Португалии, в 1922-м – в Чехословакии. К началу 1930-х годов их возвели у себя Югославия, Румыния, Австрия, Венгрия, Польша и Греция. Вторая мировая война, беспрецедентная по охвату и числу жертв, привела к тому, что Могилы Неизвестного Солдата появились в Финляндии, на Филиппинах, в Бразилии, Японии, затем – в Турции, Советском Союзе, ГДР, Египте, Иране, Ираке, Сирии, Новой Зеландии и даже 
в Сомали и Зимбабве. По всему миру их около сорока. «Памятник» – от слова «память». Они стоят, пока живые помнят безымянных воинов разных сражений и битв, лежащих под ними, – в гусарских ментиках, в лаптях, в киверах, в обмотках, в гимнастерках выцветших, тужурках, опаленных огнем шинелях…

Я где-то прочитала воспоминания командира поискового отряда, поднимавшего кости погибших на Волховском направлении. Он говорил, что сортировать легче всего по черепам и обуви. Солдатские ботинки хранятся в земле лучше, чем тела бойцов. И там, среди перемешанных с землей останков, порой находились женские ботиночки 36–37-го размера. Кто были эти женщины? Неизвестные – медсестры, связистки, снайперши? Неважно, все они тоже солдаты великой войны.

…Наш самый главный мемориал был открыт 8 мая 1967 года в Александровском саду у стен Кремля в Москве. Туда за полгода до этого, 3 декабря 1966-го, с воинскими почестями перенесли прах безымянного бойца, погибшего у деревни Крюково на 41-м километре Ленинградского шоссе, в месте кровопролитных боев за столицу. Частицу Вечного огня для памятника принесли с Марсова поля в Ленинграде. На гранитной плите надпись: «Имя твое неизвестно. Подвиг твой бессмертен».

Постоянный пост почетного караула появился у мемориала только в декабре 1997 года.

«И сердцу по-прежнему горько…»

Я сейчас скажу очень, наверное, несправедливую и даже где-то кощунственную вещь: почетный караул у Могилы Неизвестного Солдата стоит, чтобы чтить память или… чтобы не осквернили? Не жарили сосиски на Вечном огне, помните? «…Поставили на учет школьниц, жаривших сосиски на Вечном огне под Челябинском…», «…житель Чебоксар жарил сосиски на Вечном огне…», «…вандалы пожарили сосиски на Вечном огне в Петербурге…» Флеш-моб такой, весело же, модно, стильно, молодежно! Кто-нибудь может мне объяснить, с какой стати наши дети, которых мы и родить-то смогли благодаря тому, что какой-нибудь Алёша, Пётр, Володя, Саша или Николай, чьи кости до сих пор гниют незахороненными в лесах под Курском или болотах подо Ржевом, отдал свою жизнь и остались только котелок с криво подписанным именем да ботинки, крепкие солдатские ботинки – крепче людской памяти, как оказалось, – с какой стати они, наши дети, смотрят пустыми глазами на страшную надпись: «Неизвестный» – и не видят за ней ни-че-го?!

19-летний москвич в Измайловском парке показательно помочился на стенд с портретом ветерана Великой Отечественной, чем «похвастался» в сторис своего «Инстаграма», пишет газета «Москвич». Мы удивлены? Возмущены? Нас охватывает гнев, когда на всем постсоветском пространстве, а также на территориях когда-то дружественных нам стран сносят, стыдливо «переносят», убирают с глаз долой памятники нашим солдатам? Вон даже «Алёшу» в Болгарии регулярно порываются снести и столь же регулярно оскверняют – рисуют свастику, пишут антироссийские гадости. В Ковеле на Украине какие-то подонки обезглавили (!) Памятник Неизвестному Солдату.

Да ладно – у них! Но у нас-то самих…

В селе Нижние Шитцы в Татарстане снесли Памятник Неизвестному Солдату по причине «отсутствия финансирования». Уничтожен аналогичный памятник в селе Велижаны под Тюменью – здесь он помешал постройке частного дома.

В 2008 году уничтожен памятник героям войны в селе Ташёлка Самарской области. Два дня ломали, так как памятник был литой и крепкий, однако официальная причина для сноса – «невозможность содержания из-за недостаточного финансирования».

Вставай, вставай, однополчанин

Поисковые отряды до сих пор ищут, раскапывают, находят останки павших на главных и второстепенных плацдармах боев, поднимают кости из безымянных захоронений, достают – редкая удача! – солдатские медальоны, ложки с выбитыми фамилиями, проржавевшие каски. Неустанно ищут обрывки красноармейских книжек, истлевшие письма, любые не тронутые безжалостным временем метки. Чтобы меньше было надписей: «Неизвестный» – на памятниках, установленных на братских могилах, а если уж не получится выяснить имена, так хоть похоронить по-человечески. Поисковики рассказывают, что в некоторых местах солдатские захоронения распахивались под поля: страну надо было кормить. И всходы на тех полях, по воспоминаниям местных жителей, были какими-то особенно дружными и как-то по-особенному ярко зеленели…

Иногда «красные копатели» выгорают. Опускают руки. Потому что тех солдат, неизвестных, слишком много. Невыносимо много. Так много, что, кажется, вся наша мирная жизнь построена на их костях, на жалких обрывках их гимнастерок, на их алюминиевых ложках и слепых черепах, зияющих пустыми глазницами из-под мхов, слежавшейся листвы и тонкого слоя дерна.

Рядом с Невским пятачком в Кировске, где были ожесточенные бои и где с 1942 года лежало очень много останков бойцов с медальонами, есть место, которое называют Нахаловкой, рассказывают ветераны поиска. После войны эти места стали самовольно захватывать дачники – и многие останки оказались утрачены безвозвратно. Часть территории Синявинских высот, где шли бои в 1943 году, местный совхоз продал инвестору. Подрядчик построил там птицефабрику…

…Подвиг твой бессмертен

На смену уставшим и отчаявшимся приходят новые поисковики. Представители сводного поискового отряда Алтайского края «Ориентир», а также отрядов «Русич» и «Поиск» из Белокурихи летом работали в рамках Международной военно-исторической экспедиции «Западный фронт. Варшавское шоссе», сообщает официальный сайт Алтайского края. За прошлую весну и лето наши ребята в составе этой экспедиции нашли останки 29 красноармейцев и пять солдатских медальонов. Это были солдаты из разных краев, но трое наших, алтайских, воинов тоже были найдены весной 2021 года другими поисковыми отрядами: отрядом «Разведка» из Волгограда, отрядами «Гвардия» и «Центр» из Москвы и Великого Новгорода.

Василий Иванович Ермаков из Троицкого района служил в 233-й стрелковой дивизии, погиб 19 сентября 1942 года в Волгоградской области – больше не «неизвестный».

Николай Филиппович Овсянников из Змеиногорского района погиб на горе Ганкашваара Лоухского района Республики Карелии – больше не «неизвестный».

Егор Назарович Тугунов из Третьяковского района пропал без вести в 1942 году, погиб в Новгородской области – больше не «неизвестный».

8 октября 2021 года в Барнауле останки красноармейцев были переданы родным. Они дождались…

Ольга ДАШКЕВИЧ

Фоторепортаж
Блоги