Смелый и дерзкий. История алтайского летчика, награжденного орденом Ленина

15:00, 12 июля 2020г, Общество 1872


В представлении к награждению этого летчика орденом Ленина сказано: «Смелый и дерзкий». Зная,  за что старший лейтенант Алексей Седых был представлен к высшему ордену Советского Союза, хочется добавить: милосердный.

В тяжёлый час

Это было летом 1942 года во время отступления нашей армии от Харькова к Сталинграду. Страшное было время – хаос, большие потери, много попавших в плен солдат и командиров Красной армии, многие растерялись, многие решили: все, конец. Многие, но не все. В те дни летчик Седых на своем маленьком самолетике У-2 (затем По-2), который фашисты за особенность его конструкции называли «Рус фанер», а за характерный звук мотора – «Зингер» по аналогии с немецкой швейной машинкой, совершил более сотни успешных боевых вылетов.

Как это было, написано в представлении его к боевым орденам: «Совершил 36 боевых вылетов ночью с посадкой в глубокий тыл врага к частям Красной Армии. Вывез 37 раненых бойцов и командиров. Смелый и дерзкий… Находчив и сообразителен в полете… Владеет отличной штурманской подготовкой. При перевозке раненых из окружения летал без штурмана, чтобы больше взять раненых…»

Бомбил врагов, спасал своих. Кто из нас, нынешних, может сказать, что спас в своей жизни 37 человек? А он сумел это сделать. Добровольно под огнем в двадцать лет,  вылетая на боевое задание без парашюта, за что таких, как он, в летной среде называли «камикадзе». И подвиг его был отмечен двумя высокими орденами – Красного Знамени (в сентябре) и Отечественной войны II степени (в декабре все того же безмерно страшного 1942 года).

Через всю войну

Летчик Седых родился в большом сибирском селе Каркавино Косихинского района Алтайского края. Семья Тимофея Никифоровича и Натальи Ивановны Седых была большая  – пятеро сыновей и три дочки. Жили не особенно богато, но все ж таки попали под раскулачивание. Племянница Алексея Седых, дочь его сестры Анны Тимофеевны Лидия Павловна Филимонова, рассказывает сегодня, исходя из семейных преданий, что перед приходом в их в дом сельских активистов родители наматывали на детей всю, какая имелась, одежду, чтобы хоть ее не отобрали.

Однако жизнь тогда все же не была окрашена исключительно в черно-серые тона. Старший брат Алексея Николай, уехав из деревни в Свердловск, сумел получить журналистское образование и, как говорится, потянул за собой и своих младших брательников. В результате все братья Седых сумели получить специальное образование. И думается, что именно благодаря старшему брату Леша Седых поступил в Сталинградское училище летчиков, которое окончил в июле 1941 года.

А затем была война. Алексей Седых начал ее пилотом в звании старшего сержанта и первую свою награду, медаль «За отвагу», получил в марте 1942 года за то, что девять раз за одну ночь на своем маленьком фанерном самолетике бомбил скопление войск противника, сбросив на них 2700 килограммов авиационных бомб – норму тяжелого бомбардировщика.

Самолет, на котором воевал Алексей Седых, был достаточно необычной машиной, и полеты на нем были очень опасным занятием. Фанерно-полотняная конструкция сгорала за несколько секунд, зачастую не давая пилоту возможности выпрыгнуть с парашютом. Небольшая скорость превращала ее в легкую мишень для зенитчиков. Но немецкие пилоты за каждый сбитый По-2 получали Железный крест – настолько непростой задачей было сбить этот самолет на истребителе. Малая скорость и высокая маневренность «Рус фанер» позволяли пилотам уклоняться от огня «мессершмитов»: стоило вражескому истребителю приблизиться на расстояние выстрела, как По-2 резко уходил в сторону.

Но неуязвимым «Рус фанер» все же не был. В ожесточенных боях погибло немало товарищей старшего лейтенанта Седых, а сам он в 1942 году получил легкое, а в 1944-м – тяжелое ранение.

В том же году погиб на фронте его брат, командир пулеметной роты Петр Седых. Последнее письмо от него пришло в апреле. Обычное письмо солдата: «Все хорошо… Что у вас нового?.. Пишите почаще… Скоро мне снова на фронт…» А затем в июне – похоронка.

А Леша Седых продолжал воевать. Именно так, как было сказано еще в начале войны в представлении его к первой награде, – «смело и дерзко». Таким он был и таким оставался до последних дней своей жизни. Тем самым солдатом, какие и спасли нашу Родину.

Маньчжурия

Отгремели выстрелы и взрывы в Западной Европе, и командир летного звена старший лейтенант Седых  поехал на Дальний Восток, как тогда говаривали, «крушить самураев». 1-й Дальневосточный фронт в те дни показал всему миру, как русские умеют воевать. В августе 1945-го его  войска освободили из японских лагерей командующего американскими силами на Филиппинах генерал-лейтенанта Вейнарта,  командующего английскими вооруженными силами Малайского полуострова и крепости Сингапур генерал-лейтенанта Пересепа, генерал-губернатора Нидерландской Индии Жайла ван Столкенберга Старкуера и других высокопоставленных чиновников и военных западных стран. Интересно, помнят ли хотя бы родственники этих людей, какие именно солдаты вызволили их из заточения?

В представлении  к очередной награде старшего лейтенанта Седых (второму ордену Красного Знамени), написанному в начале сентября 1945 года, говорилось: «За время боевых действий в Маньчжурии сделал лично 10 боевых и 95 специальных вылетов по заданию штаба армии… Установил связь с 84-й кавалерийской дивизией в сложной гористой местности… 11 августа, находясь с самолетом на площадке в Мулине, подвергся нападению группы японцев: отстреливаясь, убил двух из автомата и благополучно взлетел с площадки. Под его руководством звено сделало 160 вылетов и отлично выполнило задание».

2 сентября 1945 года закончилась война с Японией и вместе с этим окончила свой век Вторая мировая война. Алексей Седых вместе с товарищами продолжил службу в Маньчжурии. Боевой офицер, кавалер нескольких орденов и совсем еще молодой человек 25 лет… Сколько он еще мог сделать в жизни, до каких высот подняться? Но не случилось, не сбылось.

30 сентября 1945 года он был представлен к очередной награде, ордену Красного Знамени, и в тот же день погиб. И не в воздухе, а на земле. Все было просто: ехали в кузове грузовика-полуторки несколько летчиков, среди которых и Алексей Седых. Для них война давно кончилась, а вот для японского солдата, оставшегося верным один раз данной присяге, нет. И он бросил в них гранату. Были раненые, один человек погиб. Это был Алексей.

Шёлковый шарф

– Как рассказывала мне моя мама Анна Тимофеевна, она в семье Седых была самой младшей. После гибели ее брата в Маньчжурии спустя время наших родных пригласили в военкомат и там по описи отдали личные вещи, ордена и альбом с фотографиями моего дяди Алексея Седых, – говорит сегодня племянница Алексея Тимофеевича Лидия Филимонова. – Мне запомнился больше всего шелковый шарф, который многие носили в нашей семье и я тоже.

От войны у нас в роду никто не прятался. Мой отец, Павел Георгиевич Милаев, артиллеристом прошел ее с января 1943 года до самого Берлина. Свекор мой, Василий Иванович Филимонов, тоже воевал,  попал в плен, и мы потом много от этого натерпелись. Уже в 1989 году, когда наш сын поступал в институт, кадровики его анкету под лупой просматривали, не предатель ли его родственник. Но у нас в семье таких не было, свой долг все выполнили сполна.

Новости