Солдаты Победы. История дружной семьи Котенёвых

17:00, 16 апреля 2021г, Общество 1185


Тепло отцовских рук Мария Пенькова помнит спустя 78 лет. С тех пор, как конюх из села Комариха Шипуновского района Алтайского края Леон Котенёв ушел на фронт. Помнит, как, подшивая валенки, он пел так, «что свечи гасли», как встречал ее из школы и за руку вел домой, как, будучи премирован за хорошую работу, ездил перед войной на ВДНХ в Москву.

Первым на войну из дружной семьи Котенёвых убыл еще в ее начале старший сын Леона Давыдовича Егор. Мария Леоновна вспоминает, что провожали его все родственники и все плакали. А он, уходя из дома, подошел к своей сестричке, которой было тогда девять лет, поднял ее на руки и сказал: «Ну, до свиданья, моя дорогая Манечка».

Отец

Слова эти оказались прощальными. Занимавший на фронте опасную и благородную должность военфельдшера Егор был тяжело ранен и умер в госпитале в феврале 1943-го. За год с небольшим до этого, в январе 1942-го, призвали в Красную армию его отца Леона Котенёва. Было ему тогда 47 лет, и в молодости довелось поучаствовать в Первой мировой войне. Теперь его путь лежал на Вторую мировую – Великую Отечественную. Старый солдат предчувствовал, что вернуться с нее ему вряд ли придется, потому в письме, что отправил он с дороги на фронт, просил своего брата Елисея, у которого было восемь детей: «Не бросай моих детей, помоги им!» – и в конце письма: «До свидания, дорогие детки, до свидания…» – несколько раз. В этом же году пришло извещение о том, что он пропал без вести.

Спустя 68 лет поисковик отряда «Победа» Максим Крюков, работая на месте одного из боев, проходивших в 1942 году в Тверской области, осторожно выбирая грунт, на глубине более метра сумел найти солдатский медальон. Редкая удача и самая ценная находка в жизни поисковика. Хранившийся в медальоне клочок бумаги был совсем сырым и едва не рассыпался от прикосновения, но под лучами солнца листок высох и стало возможным прочесть крупно выведенные карандашом строки:

«Товарищи красноарм., тов. командиры, полит. работники. Прошу сообщить домашний адрес. Боец Котенёв Леонид Давыдович».

И на обратной стороне:

«Алтайский край, Белоглазовский район, село Комариха, колхоз 7-е Ноября, получить Анне Павловне Котенёвой».

В это время Мария Пенькова проживала уже в селе Ельцовка, тоже Шипуновского района, туда и были доставлены останки ее отца Леона Котенёва. Захоронили их рядом с могилой жены солдата Анны Павловны Котенёвой.

Пантелей

Младший из братьев Котенёвых, Пантелей, ушел на фронт в 1943 году. Его сестра вспоминает, что в 1944-м он прислал домой письмо, сообщал, что во время наступления он на встретившейся им братской могиле прочел имя своего брата Егора Котенёва. Письмо это было покрыто кругами от слёз…

Но это были солдатские слёзы. Пантелей Котенёв мог не только плакать от горя, но и геройски сражаться. И доказал это. В представлении к ордену Славы III степени на гвардии ефрейтора Пантелея Котенёва написано буквально следующее: «При форсировании реки Западная Двина 25 июня 1944 года и овладении населенным пунктом Бешенковичи в тот же день проявил исключительные мужество и отвагу, несмотря на свой молодой возраст.

Тов. Котенёв в числе первых своей роты форсировал реку со своим взводом вплавь на бревне и, закрепившись на противоположном берегу реки, начал вести огонь по противнику, прикрывая форсирование реки нашей пехотой, при этом он уничтожил 4 немецких солдата.

В бою за овладение населенным пунктом Бешенковичи, он первым ворвался в траншею противника, предварительно забросав ее гранатами, и уничтожил еще 3 немецких солдат. Своим героическим подвигом тов. Котенёв увлекал и других бойцов, которые следовали его примеру».

Пантелей сумел достойно отомстить врагам за гибель своего отца и брата, а вот получить заслуженный орден ему было не суждено. Гвардии ефрейтор Котенёв был в этом бою тяжело ранен и умер в госпитале.

Иван

Кроме долга перед Родиной у Ивана Котенёва, как и у его младшего брата Пантелея, был свой личный счет к фашистам. И посчитаться с ними он сумел основательно. Будучи преподавателем математики в школе, добровольцем пошел в Красную армию.

В апреле 1943 года после окончания эвакуированного в Барнаул Лепельского артиллерийско-минометного училища молодой лейтенант-артиллерист прибыл на Воронежский фронт, а уже 24 июня в бою под Белгородом получил серьезную контузию и едва не погиб. Спасла парня привычка к щегольству. Как вспоминал внук Ивана Котенёва, настоятель Воскресенского подворья Троице-Сергиевой лавры иеромонах Гурий (Гусев), его дед всегда был подтянутым, следил за собой, даже порой щеголял: например на войне носил на сапогах шпоры, хотя по уставу они артиллеристу не полагались. Одна из них и спасла лейтенанту жизнь под Белгородом. При взрыве артиллерийского снаряда он был засыпан землей и мог бы погибнуть, но товарищи нашли его по блеснувшей над землей шпоре.

Немного отлежался – и вновь в бой. Как следует из представления к ордену Отечественной войны II степени, с 22 по 27 июля 1943-го взвод истребительно-противотанковой батареи 78-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием гвардии лейтенанта Котенёва «уничтожил роту пехоты, 6 огневых точек, подбил две автомашины с боеприпасами, разбил два дзота и наблюдательный пункт противника, тем самым помог части выполнить боевую задачу».

Правда, ордена Отечественной войны он тогда не получил, вышестоящее командование решило, что на первый раз хватит с молодого офицера и «звездочки». Так на фронте называли орден Красной Звезды.

Курская битва продолжалась, и уже под конец ее гвардии лейтенант Котенёв вновь едва не погиб, в этот раз контузию сменило тяжелое ранение.

Новый, 1944 год Иван встречал в боях. 8 января вместе со своим взводом уничтожил два ручных пулемета, два блиндажа и 35 солдат и офицеров противника. 29 января во время контратаки противника лейтенант выставил свои орудия на открытую позицию, благодаря чему гитлеровцы были отбиты, а Котенёв награжден вторым орденом Красной Звезды. В августе того года он вновь был ранен, в марте 1945-го уже в Силезии под городом Штригау контужен, а незадолго до этого представлен к награждению орденом Красного Знамени. Однако и в этот раз вышестоящее командование приняло решение опустить планку пониже, в итоге Иван Котенёв за мужество и отвагу (в одном из боев старший лейтенант сам встал к орудию и отбил вражескую контратаку), а также за инициативу в бою был награжден орденом Отечественной войны I степени.

После войны Иван Леонович жил в Геленджике, работал директором санатория «Приморье», дружил с космонавтом Георгием Гречко, который часто отдыхал у него в санатории. В городе его уважали, и в семье тоже.

– Для родных он всегда был опорой и авторитетом – немного суровым, но всегда справедливым. Я про себя называл его Иваном Грозным, – рассказывал иеромонах Гурий (Гусев). – Умер дед в 1997 году в возрасте 73 лет, у него было больное сердце. Утром сказал: «Сегодня умру» – и пошел готовиться, приводить себя в порядок. Был отпет и похоронен в Геленджике рядом с любимой женой.

Весна сорок пятого года

Ее гвардии старший лейтенант Котенёв встретил в Праге. Оттуда писал своей невесте Ольге: «Здесь восстал отмщенный Сталинград. Только представь, что делает наша доблестная артиллерия. Я стрелял и мстил за каждый город, за каждого товарища. Каждый выстрел я кричал: «За Сталинград! За Россию! За Украину!»

А вот что вспоминает о том дне 9 Мая его сестра Мария Пенькова:

– О долгожданной победе мы узнали от соседки. Сели с мамой на завалинку, обнялись и плакали о нашей горькой доле. Если бы не Иван, который присылал нам с фронта свой офицерский денежный аттестат, мы бы просто умерли с голоду. Как я хочу, чтобы нашим детям и внукам никогда не пришлось испытать того, что пришлось пережить нашему поколению!

Новости