Объединить усилия

В крае создана Общественная медицинская палата, целью которой является саморегулирование профессиональной деятельности

00:00, 06 июля 2012г, Медицина 1913


К созданию крупнейшей после профсоюзов общественной организации в сфере здравоохранения в крае приступили еще весной, но толчком к активизации этой деятельности послужил состоявшийся в мае в Москве Всероссийский общественный форум медицинских работников. В его работе приняли участие и представители Алтайского края. Возглавил делегацию доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАМН заведующий кафедрой факультетской хирургии АГМУ Яков Шойхет.

Главной задачей форума стала консолидация медицинского сообщества для решения проблем здравоохранения, совершенствования законодательства и развития профессионального саморегулирования.

О том, как идет формирование палаты в крае и почему возникла необходимость в создании такого общественного объединения медиков, рассказывает Яков Шойхет.

- Медицина, как это ни странно, является одной из самых консервативных областей человеческой деятельности, так как совмещает в себе традиции многовековой давности и современные методы лечения. Однако это создало целый ряд противоречий, требующих своего разрешения. Одно из них в том, что индустриализация медицины идет вразрез с индивидуальной деятельностью врача.

Или, например, отнесение медицины к сфере услуг. Это заблуждение, поскольку до сих пор нет механизма ценообразования этих услуг. Иными словами, стоимость услуг выставляется произвольно и фактически служит средством для зарабатывания денег. А следовательно, превращает медицину в бизнес. Мало того, при сохраняющемся в обществе высоком статусе врача его зарплата крайне мала, что неизбежно отражается на его психологическом состоянии, и это тоже требует преодоления.

Я уже не говорю о трансформации понятий «медицинская помощь» в «медицинскую услугу». Смысловой абсурд очевиден: это все равно что на вопрос: «Как проехать в Бийск?» – получить ответ: будете отмерять километры. На самом деле медицинская услуга – это мера применения медицинской помощи, но не сама помощь.

И таких противоречий в здравоохранении накопилось немало. Но к этому добавляются противоречия и в медицине. Она становится все более специализированной, а врач из множества различных направлений выбирает какое-то одно и совершенствуется только в этой узкой области. Но у одного человека одновременно может быть несколько заболеваний. Кому тогда его лечить? Уже сейчас нередки случаи, когда врач рекомендует пациенту после выписки обратиться к другому специалисту, по профилю имеющегося сопутствующего заболевания. Это же парадокс!

Или другой пример. Долгое время в медицине использовался этиотропный способ лечения, с применением антибиотиков. Но к настоящему времени их возможности сокращаются. Новых препаратов с каждым годом создается все меньше, и это повлечет за собой трудности лечения причины воспалительного процесса. Однако существует и другой подход к лечению воспалений – патогенетический, но он мало используется, хотя эффективность его ни у кого не вызывает сомнений. И в этом тоже проявляется одно из противоречий, требующих решения.

Вызывает беспокойство и то, что в эту сферу внедряются единые отраслевые стандарты. Фактически это средние медико-экономические мерки, весьма далекие от медицины. Да, такие стандарты помогают планировать финансирование и вести экономические расчеты, но к медицинской, лечебной деятельности это не относится. Медицинская помощь многоуровневая, и то, что гражданин должен получить ее единую, независимо от разряда лечебного учреждения, – идея, неосуществимая на практике. Как может сельская больница отдаленного района оказать медпомощь на уровне краевой клинической больницы? Тут даже дискутировать не о чем. Кроме того, в регионах с низкой плотностью населения, к каковым относится Алтайский край, давно уже практикуется многоэтапная технология оказания медицинской помощи. Что-то диагностируется на первом этапе, а точный диагноз и лечебное воздействие уже касаются специализированных отделений. Поэтому попытка сделать единый стандарт для всех больниц неосуществима.

Помимо чисто медицинских проявились и другие противоречия. Например, юридические. Как ни странно, врач у нас не является субъектом права. Он отнесен к сфере услуг, и сами услуги являются объектом коммерческого предприятия. А коммерческое предприятие в сфере медицины – абсурд! Хотя уже появились адвокаты, которые зарабатывают на пациентах, конфликтующих с ЛПУ. Но самое главное – врач не имеет аккредитации, он не может консультировать на территории других лечебных учреждений, ведь лицензию выдают не врачу, а больнице. Поэтому, будучи хирургом у себя в больнице, на территории любого другого ЛПУ я таковым не являюсь. Так юридически. То есть врач оказался в сложнейшей ситуации: без аккредитации, без лицензии, вне своего лечебного учреждения он никто, ноль. Правда, за исключением скорой помощи и санавиации.

Поэтому надо разделить функции органов управления и медицинских учреждений. Одни отвечают за финансирование, обеспечение и разработку путей и порядка оказания медпомощи. Другие определяют технологию лечебного процесса, разрабатывают клинические рекомендации по диагностике и лечению.

Медицинская палата – это не профсоюз с функцией защиты прав медиков и не орган управления организацией здравоохранения. Это чисто профессиональное сообщество, которое способно выработать меры по применению различных технологий на разных уровнях, правильно оценивать знания врача, ориентируясь не на место работы, а на основании того, что он умеет делать и что он знает.

По стандарту можно организовать здравоохранение, но нельзя лечить человека. Высказывание академика Евгения Мешалкина: «Стандарты нужны врачам, которые не хотят или не умеют думать» - это четкая характеристика существующей ситуации. Стандарты ориентированы на болезнь, но лечить-то надо не болезнь по книжке, а заболевшего человека. А как это делать, решить может только врач. Лишь тогда мы получим высокое качество оказания медицинской помощи; выявление всех сопутствующих патологий; лечение на современном уровне на основании доказанных методов, которые не несут новых заболеваний.

Знаете, что говорил академик Борис Петровский? «Если я заболею, то, ради бога, не лечите меня по стандартам». Хотя кого-то устраивает предписание лечить по стандартам, нормальный врач будет их нарушать, если они не работают на выздоровление. Ни один врач не желает худа пациенту. Он может чего-то не знать, не учесть, допустить ошибку. Но целенаправленно, с умыслом никто не поступает. Вообще, врачи – люди особого склада. Кто так не думает, тот уходит из практической медицины. Примерно треть выпускников медицинского вуза не остаются в профессии. Хотя есть и такие, кто, даже работая по специальности, так и не становятся врачами до конца жизни. Поэтому мы создали медицинскую палату Алтайского края, чтобы поддержать тех, кто врачом стал и кто честно трудится на своем посту.

У нас в крае 9600 врачей. Необходимого по законодательству 25-процентного уровня изъявивших желание войти в ее состав, чтобы принимать решения по узкоспециальным вопросам, мы достигли в течение нескольких дней с момента комплектования. Ко времени проведения конференции более 2800 коллег подали заявления.

Задачи Общественной медицинской палаты Алтайского края совпадают с задачами Национальной медицинской палаты. Суть их сводится к защите пациентов от некачественного лечения и врачебных ошибок, а медицинского сообщества – от несправедливости.

 

*   *   *

Прямая речь

- Я уверена, что создание в Алтайском крае медицинской палаты имеет огромное значение для повышения авторитета врачебной профессии, ее значимости. При этом всем нам предстоит многое сделать, чтобы врачи начали понимать, что объединяться нужно не только для того, чтобы защищать себя, но и для того, чтобы брать на себя ответственность. Нам предстоит сложный путь, но, думаю, вместе нам по силам его пройти и создать эффективный инструмент решения проблем и задач, стоящих сегодня перед врачебным сообществом.

Ирина Долгова, начальник Главного управления Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности.

*   *   *

Мы готовы к работе

- Общественная медицинская палата – не наше, российское изобретение, это заимствованный западный аналог профессиональных объединений, созданных с целью саморегулирования корпоративной деятельности.

Развитие нашей медицины шло совсем иначе: она сразу регулировалась государством. В этом были свои плюсы (например, ответственность, контроль и обеспечение силами государства) и минусы, поскольку властная монополия не предполагает противоположного мнения, многие решения принимаются без учета мнения и экспертизы медицинского сообщества. Чем это плохо? Медики знают, как сделать так, чтобы хорошо было и пациентам, и специалистам, но, к сожалению, большая часть решений, принятых на государственном уровне, не отвечает этим условиям. В результате мучаются все: и государство, и пациенты, и врачи. Но автор уже утвержденного проекта, как правило, неизвестен.

Общественная палата призвана устранить этот недостаток. И это плюс. Но в то же время создание такого общественного органа, наделенного полномочиями по экспертизе проектов, подготовке специалистов, их аттестации, получающего право законодательной инициативы и т.д., – это шаг назад. Почему? Сомнительно, что госструктуры захотят расстаться со своими властными полномочиями и делиться ими с общественной организацией.

Любая ассоциация предназначена для соблюдения своих корпоративных интересов. То есть планка понижается от интересов общественных до узкоспециальных. На Западе у таких объединений полномочия были изначально, они их и стараются сохранить, а у нас их приходится отнимать у одной структуры и передавать другой. Копируя Запад по форме, мы не получаем гарантии, что со временем интересы корпорации не будут использованы в интересах узкой группы лиц, узурпировавших власть в этом сообществе. Все зависит от людей, возглавляющих медицинские сообщества. Да, сейчас у руля очень честные, порядочные люди, но кто поручится, что так будет всегда и везде? Можно зарулить туда, где будет «как всегда». А «шкурные» моменты просматривались уже на московском форуме. Например, частные структуры упорно добивались ответа на вопрос, на каком основании государственным лечебным учреждениям разрешено оказывать платные услуги.

Но даже при этих недостатках создание Общественной медицинской палаты – важный шаг, потому что диалог всегда лучше, чем одно, иногда и ошибочное мнение. Кроме того, без такого общественного органа моментов неправильного развития медицины и здравоохранения будет еще больше. И если появляются полномочия, позволяющие влиять на такие процессы, ими надо пользоваться.

Примером значимости такого профессионального объединения, как Национальная медицинская палата, является ее участие в обсуждении и подготовке закона об охране здоровья граждан РФ. Палата предлагала 400 с лишним поправок, учтено было более 100, и хотя закон все равно получился сыроватым, многое все же удалось скорректировать.

К сожалению, так и нет концепции развития здравоохранения. Сегодняшние ориентиры: продолжительность жизни и т. д. - это вехи и цели, которых надо достичь, а какими способами, за счет чего, то есть конкретного плана действий не предлагается. Этим, мне кажется, и могла бы заняться медицинская палата.

У моих коллег позитивное отношение к создаваемой общественной структуре. Все хотят грамотной, последовательной работы.

Андрей КОЛОМИЕЦ, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой травматологии и ортопедии АГМУ, главный врач ГБ № 11 г. Барнаула.

Новости