20 ноября | Барнаул | -5°C … -4°C | USD - 59.6325 | EUR - 70.3604

Дело - верное, инженерное

00:00, 11 января 2013г, Общество2026

Фото Олег МИКУРОВ

Гендиректор ООО «Алтайзернопродукт» Леонид Крикун в системе хлебопродуктов края трудится ровно полвека. Под его непосредственным руководством и при его участии в крае для хранения продовольственного и семенного зерна построены элеваторы на 800 тысяч тонн и склады на 1,4 млн. тонн, а также несколько сотен мощных автомобилеразгрузчиков. И еще проведена реконструкция зерносушильных агрегатов, резко увеличившая их производительность. И еще, и еще.
Но сухие цифры, хотя далее мы их немного расшифруем, не скажут всего о характере человека, его деловых качествах и устремлениях. Постараемся восполнить этот пробел.

На подступах к профессии

Леонид Борисович, хотя и родился в Харькове, может считать себя коренным барнаульцем, потому что его биография убедительно подтверждает, что судьба человека всегда неразрывно связана с судьбой страны.

Его отец был начальником конструкторского бюро на Харьковском тракторном заводе. В первые месяцы войны это предприятие эвакуировали в Сталинград, а затем его оборудование и специалистов примерно равными частями перебросили в Рубцовск и Барнаул, тем самым дав начало Алтайскому тракторному заводу и барнаульскому «Трансмашу».

Старший Крикун на «Трансмаше» отработал почти 20 лет, был заместителем главного конструктора и возглавлял серийно-конструкторское бюро.

А младший… Здесь нам потребуется небольшой экскурс. Удивительна человеческая память. Она отчетливо сохраняет яркие всплески и может без сожаления просеивать монотонную рутину. Леонид Крикун хорошо помнит себя со старшего предшкольного возраста. Но два эпизода отпечатались у него из самого малолетства.

- Как сейчас вижу: в Сталинграде большая череда людей заводит огромный противоавиационный дирижабль. Это зрелище поразило, - вспоминает Леонид Борисович. – Но гораздо большая встряска была при эвакуации. Специалисты с оборудованием шли вторым эшелоном. А первым отправили стариков и женщин с детьми и вещами. Только отъехали от Сталинграда – бомбёжка. Помню этот дикий крик и бег обезумевшей толпы в степь. Там мама бросилась на землю и прикрыла меня, трехлетнего. После налета вернулись к эшелону, он горит, от нашего вагона ничего не осталось. У мамы на руках только я в одеяльце с подушкой и сумка с документами…

Обратите внимание на цепкую память мальца. Это потом пригодилось ему в школе и вузе. А отец в Барнауле не только работал на заводе, но и преподавал в машиностроительном институте. К нему домой приходили студенты с курсовыми и дипломными работами. Младший Крикун-школьник с интересом слушал эти разговоры, вникал в поправки.

- Я с той поры буквально заболел железками, решил: буду инженером, буду конструировать двигатели. Пристрастился к черчению. Старшеклассником даже нескольким дипломникам выполнил их чертежную часть. В охотку делал, мне это доставляло радость...

На призывной комиссии в десятом классе (Крикун окончил 25-ю барнаульскую школу), оценив крепко сбитого и эрудированного парня, военспецы настойчиво предлагали ему поступать в академию им. Дзержинского. Но призывник был тверд: хочу стать инженером.

 

Кстати, о крепости. С седьмого класса он стал заниматься классической борьбой. Когда оканчивал школу, был уже перворазрядником и чемпионом края. Продолжить спортивную карьеру его приглашали физинституты Омска, Алма-Аты, Ленинграда. Но у юноши над всем уже превалировала инженерная страсть. Правда, в московскую студенческую пору он продолжил заниматься в спортобществе «Динамо» у тренера Леонида Егорова – девятикратного чемпиона Европы по классической борьбе. Тогда уже как мастеру спорта Крикуну довелось бороться с чемпионами Европы и мира в полулегком весе.

- Как-то из-за спорта я пропустил лекцию Александра Яковлевича Соколова. Это доктор наук, профессор и вообще корифей – по его учебникам весь мир учится переработке зерна. Спустя время он встретился мне в коридоре: «Леонид, ты почему не был на лекции?» - «Это кто ж меня продал?» - «Никто не продавал, я сам увидел, что тебя нет». А ведь лекцию он читал сразу трем группам. И надо же – заметил!

Леонид Борисович с уважением называет и других вузовских преподавателей – какие это были высококлассные ученые и специалисты. А затем, улыбнувшись, добавляет, что 50 лет назад его судьба могла повернуться по-иному. Это как так?

- Оканчивая институт, я твердо настроился идти на «Трансмаш» или наш моторный завод конструировать двигатели. Там меня готовы были принять, но в краевом управлении хлебопродуктов Юрий Владимирович Шилкин воспротивился: «Хорошие инженеры нам самим нужны». И я не жалею, что так повернулось. Даже удовлетворение вызывает, что начинал при таком сильном руководителе – Шилкин потом был замминистра заготовок СССР.

Хлеб лёгким не бывает

В семидесятых годах я вплотную познакомился и с Крикуном. Чаще всего к нему и заходил, потому что он как начальник отдела по приемке, размещению и хранению зерна и затем как главный инженер управления был самым командировочно-разъездным и лучше других знал положение на местах.

Да поэтому начальник управления С. Стреляев и направлял его на самые прорывные точки. Как-то встречаю Леонида Борисовича после его недельной отлучки. Он уставший, но в отличном настроении. Что было?

- Великое дело сделали! – ответил он. – На Быстроистокском ХПП три зерносклада были засыпаны сырым зерном – и оно стало самосогреваться. Приехал, вижу, что на месте его не просушить. Подключили бийскую автоколонну, из Барнаула вызвали транспорт, ни одна местная машина не ушла из района порожней – все поставили под зерно. За пять суток перебросили его на Бийский мелькомбинат. Девять тысяч тонн зерна спасли.

Вот отсюда и удовлетворение. Но стоп! Я не раз заставал его обложенным таблицами. Это крайисполком поручал управлению расписать потребность районов в транспорте под зерно и распределить этот транспорт. Сложнейшие расчеты?

- Времени, конечно, уходит много, но сложностей особых не вижу, - парировал собеседник. – Я же знаю посевные площади районов и их виды на урожай. Знаю их собственные транспортные ресурсы, плечо до элеваторов. А остальное – дело техники. Были уборки – до 40 тысяч машин приходило в край из военного ведомства и по другим каналам. Плюс из городов и райцентров края. Много лет составлял эту разнарядку, и при утверждении зампредседателя крайисполкома Геннадий Павлович Перегудов на 95-97 процентов оставлял ее без изменений.

Прошу Крикуна припомнить наиболее сложный момент, и он без колебаний называет 1972 год. Урожайность – 19,9 центнера зерна с гектара. Валовка – 9360,1 тысячи тонн, из них государству сдали 5350 тысяч тонн, или два плана. Я хотел было возразить, что таким результатам только радоваться надо, но Леонид Борисович опередил, перейдя к своим зерносушильным сложностям:

- Уборка в тот сезон, конечно, затянулась до ненастья. После нее в буртах на открытых площадях в ХПП скопилось полмиллиона тонн зерна. Поступила команда – до Нового года убрать их под крышу. Меня направили в Камень и Панкрушиху, где такого зерна было больше всего. Три месяца провел там, пока все не осилили. Как мне помог тогда вызванный с Бийского мелькомбината Николай Степанович Турченков – талантливейший зерносушильщик! Я его потом в Камне оставил за старшего, а сам сконцентрировался на Панкрушихе. Это самородок. Он единственный в стране зерносушильщик – Герой Социалистического Труда. Была учреждена Всесоюзная премия его имени, а в 1972 году еще и такая же краевая премия, вручаемая лучшим мастерам зерносушения.

Сказал Крикуну, что какое-то сплошное МЧС получается в его работе. Но он не принял такого определения. Мол, элеваторы, мелькомбинаты – это обилие сложных механизмов и кому, как не инженеру, тут отвечать за все.

Да к тому же в сельском хозяйстве и смежных с ним отраслях всегда что ни инженер, он же еще и главный снабженец. В 1976 году у нас заканчивалось строительство Кулундинского и Повалихинского комбикормовых заводов. Хотелось запустить их в сезон, но все могло застопориться из-за нехватки специальных по технологии электропереключателей.

Их требовалось 270, а ехал в Ташкент Крикун в апреле со слабым документом – с трудом выбитым в Москве нарядом на 45 изделий, да и то с поставкой в декабре. Почему в Ташкент? Да только там их изготавливали на заводе, который поставлял оборудование для туполевских самолетов. Чувствуете всю сложность решения?

Более трех недель провел тогда он в Ташкенте. Опускаю подробности дипломатии. Однажды Крикун пустил в ход даже угрозу: не будет переключателей – и Алтай не отгрузит 15 тысяч тонн ржи, которые мы ежегодно поставляли Узбекистану для хлебопечения.

Так вот: в апреле были отправлены к нам все 270 переключателей, и вскоре край запустил два самых современных комбикормовых завода (имевшиеся в Бийске, Рубцовске, Поспелихе и Алейске были очень давней постройки). Стреляев, всегда к подчиненным очень строгий и сдержанный на эмоции, в тот раз своего посланца расцеловал по возвращении.

Предугадать, предвидеть…

Выше приведено немало фактов, показывающих рост элеваторно-складских емкостей в крае. Леонид Борисович с гордостью говорит, что за время его работы по их объему мы превзошли благодатную Кубань, Ростовскую, Оренбургскую области.

А как все изменилось качественно! Каким прорывом стал перевод зерносушилок с шахтного на газорециркуляционный метод Г. Зелинского! В первом случае зерно приходилось просушивать несколько раз, убавляя влажность за пропуск на несколько процентов. Новым методом зерно доводилось до нужных кондиций сразу. Надо ли говорить, как этим ускорилось и облегчилось дело?

Ответственному за реконструкцию Крикуну здесь вновь повезло. Автор метода академик Зелинский был директором Всесоюзного института зерна, куда студента-выпускника тоже приглашали на работу. И вот теперь знакомство пригодилось: под руководством Георгия Семеновича зерносушилки были реконструированы на Усть-Калманском и Топчихинском ХПП. А дальше на новый метод сушки было переведено 50% зерносушилок. В одном из специализированных журналов вылавливаю, что это позволило Алтаю только дополнительно сберечь не менее 5 млн. тонн зерна.

По-журналистски удивляюсь такому стечению обстоятельств и знакомств. А Леонид Борисович в ответ утверждает, что ему всегда везет в этом отношении. Работая в краевом управлении, как много он приобрел от знакомства и совместных дел с директором Алейского мелькомбината Константином Валяевым и сменившим его Сергеем Старовойтовым, а на Рубцовском мелькомбинате – с директором Иннокентием Чепиным и его преемником Александром Бедаревым!

Понятно, что такое общение взаимовыгодное. Помню, как в 90-е уже годы Крикун убеждал элеваторщиков края строить мельницы. Но многие с этим промедлили. И произошло то, о чем он и предупреждал: хозяйства, фермеры и иные предприниматели налепили в крае свыше 500 мини-мельниц. А это и не то качество, и не та экономика. Не случайно лишь около половины из них сохранилось (работают или законсервированы). Остальные же исчезли, а это как минимум 2 млн. рублей было затрачено на возведение каждой – вот и считайте.

Сегодня, когда нас разбаловали полузасушливые сезоны, Леонид Борисович призывает всех как можно быстрее обзаводиться… зерносушилками. И опять у него убедительные резоны. Даже в обычный сезон процентов 60 урожая надо пропускать через сушку, чтобы довести влажность до нормы. А климат становится мягче. А топливо, электроэнергия подорожали – на элеваторы давальческое зерно теперь не везут на сушку. В самих же хозяйствах что имелось, то давно износилось. И где искать выход?

- А его и искать не надо. Скажем, в крае по восемь сезонов весьма эффективная отечественная зерносушилка отработала в ООО «Алмак» и ЗАО «Союзмука». Она компактная, может работать на газе, солярке и комбинированном топливе. Агрегат мирового уровня и гораздо дешевле зарубежных – можно просто порадоваться за нижегородский «Мельинвест», что он давно освоил такой выпуск. В зависимости от объемов можно и другое оборудование порекомендовать.

Кстати, именно из-за предвидения, как будет складываться ситуация и в какую сторону должны измениться запросы клиентов в новых экономических условиях, краевое управление хлебопродуктов сохранилось сначала почти в неизменном виде, а со второй половины 90-х годов – в форме акционерного общества «Алтайзернопродукт», где Крикун стал техническим директором и замом гендиректора.

Одна из его забот – создание и руководство учебным центром в рамках фирмы. Первые занятия вели Г. Зелинский, с тех пор и поныне – профессора Международной промышленной академии (г. Москва) Олег Новацкий и Ольга Лесных, специалисты Госгортехнадзора и других краевых служб. Олег Анатольевич много лет возглавлял главк в Минзаге России, он – главный разработчик автоматики и электроники на предприятиях мукомольно-элеваторной промышленности. Ольга Лесных кроме прочего еще и практикующий аудитор, и надо видеть, с каким вниманием слушают ее на семинарах в учебном центре, какие ей задают сложные вопросы по бухучету, налогообложению и прочему.

Словом, это уровень. Когда Крикун в 2006 году создал самостоятельное ООО «Алтайзернопродукт», то он сохранил обучающее направление. Учебный центр (он аккредитован Росгостехнадзором и Минздравом РФ) возглавляет заместитель Наталья Золотарева (рядом с Крикуном она работает четверть века).

Да что мы все о работе и о работе? Есть другие радости в жизни? С женой Светланой вырастили двоих сыновей и гордятся ими. Борис – классный хирург, Юрий – известный аккордеонист, лауреат краевой Демидовской премии и многих международных конкурсов, председатель музыкального общества края. Об обоих не раз были публикации в «АП».

Рассматриваем фотографии. На многих Леонид Борисович в компании с друзьями на рыбалке. Знатные уловы – какие сазаны, язи, щуки! А вот он с ружьем, с охотничьими трофеями.

- Охотой увлекся еще в юности, - говорит Крикун. – Но сейчас рыбалка больше завладела. Чуть зима – ждешь не дождешься, когда первую лунку просверлить, летом – когда за спиннинг взяться. Здесь забываешь обо всем, даже когда незначительная поклевка. Такой азарт: отдыхаешь душой.

Наш разговор не раз прерывали звонки. А потом появились клиенты, одни, другие. В паузу Леонид Борисович сказал:

- А вообще, главное хобби у меня – работа. Хочется помочь людям и всегда все сделать лучше, эффективнее, чем прежде. Вот тогда получаешь высшее удовлетворение…

Справка «АП»
В 1962 году на Барнаульском мелькомбинате выпускника Московского технологического института пищевой промышленности поставили мастером плавперегружателя. Через год его назначают начальником механического цеха, а еще через два забирают с этого предприятия в краевое производственное управление хлебопродуктов и комбикормовой промышленности. В 1999 году он был удостоен звания заслуженного работника пищевой индустрии РФ.

Отправить сообщение об ошибке


Новости

20:10  Японцы предложили сажать клубнику на Курильских островах

19:49  Уфологи вновь засомневались в высадке американцев на Луну

19:25  Любители рока со всего мира в скорби: умер Малькольм Янг

19:00   За один день в Алтайском крае сгорело три бани

18:48  «Университет» вновь потерпел разгром от челябинского «Динамо»

18:31  В Рубцовске мини-грузовик развалился пополам прямо на дороге

18:07  Жители Троицкого и Зонального районов подружатся на специальном марафоне

17:46  Студентка из Бийска победила в детском конкурсе

17:25  Алтайская компания начала поставлять на Кавказ «детские хлопья»

17:01  Статус «племенных» нужно подтвердить хозяйствам Алтайского края

В какой эпохе вы хотели бы жить?


Архив опросов
Блоги

Дамы, не повторим ошибок

ИЗВЕКОВА Людмила