Агроклиматический потенциал Алтайского края позволяет получать урожай в 2,5 раза больше

12:00, 05 декабря 2020г, Экономика 1084



Фото Андрей КАСПРИШИН

Агроклиматический потенциал Алтайского края при внедрении современных технологий позволяет получать урожай зерна в 2,5 раза больше, чем сегодня, считают ученые-аграрники.

В Алтайском государственном аграрном университете есть пространство, которое никак не вписывается в формат традиционной учебной аудитории. Это кафедра доктора технических наук, профессора Владимира Беляева. Под потолком по огромным рельсам передвигается заводской подъемник, способный двигать многотонные грузы. На двух этажах стоят десятки посевных комплексов, тракторов, плугов, сошников и других механизмов. В классах со стеклянными стенами мигают компьютерные манипуляторы, позволяющие управлять новейшими агрегатами ведущих отечественных и зарубежных производителей. Под шум работающих механизмов в рамках совместного проекта с региональным Министерством образования и науки мы беседуем с ученым о перспективах сельского хозяйства в Алтайском крае.

«Больные дети»

– По мнению вашего коллеги, директора научно-исследовательского института химизации сельского хозяйства и агроэкологии Алтайского государственного аграрного университета Ольги Антоновой, качество алтайской почвы сегодня не самое высокое.

– Мы более 50 лет брали из почвы все. В приоритете было возделывание зерновых культур, особенно яровой пшеницы. Интенсивно обрабатывали почву. Как результат, почвенное плодородие в степных районах края существенно снизилось. Наличие многократных посевов, например пшеницы по пшенице, приводило к росту почвенных болезней. В сочетании с посевом во многих хозяйствах некачественными семенами это существенно ухудшило фитосанитарное состояние почв. Поэтому, прежде чем осваивать новые технологии, в том числе no-till, следует решить эту проблему.  

– Чем лечить почву?

– Прежде всего чередовать культуры. До 70% наших земель уходило под пшеницу. А должно быть чередование с другими культурами. Мало внимания мы уделяли семенам – обычно после сбора урожая формировался семенной фонд, то есть отбирались уже инфицированные семена с зараженных полей, затем они высевались и этот круг замыкался. А слабые больные и зараженные семена всходят неравномерно, в процессе вегетации погибают или не всходят совсем.

– Представим, я – новоиспеченный американский фермер, приехавший осваивать просторы алтайских полей. Использую технологию no-till. Как мне выбрать семена?

– Если у вас технология на самом высоком уровне и вы «заточены» на европейские урожаи (60–80 ц/га), можно купить за рубежом. Когда вы готовы дать семени все: питание, влагу, убрать сорняки – тогда и импортное семя себя оправдает. В том случае, если у вас нет технологий или ресурсов для их реализации, нет смысла покупать дорогостоящие семена, потенциал наших сортов при их эффективном применении составляет до 50 ц/га. Здесь лучше обращаться в сертифицированные семеноводческие хозяйства, которых на Алтае более двадцати.

Наука и техника

– Мы обсудили удобрения, севооборот, семена. А какое место здесь занимает сельскохозяйственная техника?

–  Даже самые хорошие семена нужно посеять качественно на определенную глубину. Сошники, которые высевают семена, могут быть дисковые, долотовидные, в виде стрельчатой лапы и многие другие. От того, как заделают семена в почву, во многом зависит также полевая всхожесть.

– А какие сошники сейчас доминируют?

– Общей тенденцией улучшения качества посева является снижение глубины осенней обработки почвы или отказ от нее, применение копирующих рабочих органов дискового и долотообразного типов. Все это указывает на необходимость совершенствования агротехнологий в направлении no-till с учетом зональных условий применения и обоснования технологических элементов с позиций системного анализа (агротехника, энергетика, экономика, экология и др.).

– А расстояние между рядами можно научно объяснить?

– Мы много лет ведем исследования на эту тему. В проекте «Кулунда» провели опыт с различными междурядьями возделывания культур по технологии no-till в севообороте «пшеница – горох – пшеница – рапс»: 25,0; 33,3; 37,5 и 50,0 см (КХ «Партнер» Михайловского района). Итог эксперимента таков: основной проблемой при применении различных междурядий в технологии no-till является борьба с сорняками. Горох и рапс восприимчивы к возрастающему давлению сорняков после перехода на систему экстенсивной обработки почвы. Поэтому в первые годы перехода на новую систему обработки почвы необходимо больше внимания уделять средствам защиты растений. Чем выше засоренность полей на начало перехода к экстенсивной системе почвообработки, тем выше должна быть норма высева семян именно в первые годы.

В засушливых районах на западе Кулундинской степи зерновые культуры можно успешно высевать даже с шириной междурядий 33,3 см без существенной потери урожайности. Горох можно высевать максимально с шириной междурядий 37,5 см для того, чтобы обеспечить сильную корневую систему растений в почве и необходимый уровень сплошного покрытия поверхности. Яровой рапс на начальном этапе должен высеваться с шириной междурядий 33,3 см, что обязательно должно сопровождаться усилением защиты растений. 

– Рядов меньше, а урожай такой же. Почему?

– Все зависит от потенциала почвы, где главное – элементы питания и увлажнение. Чем выше уровень плодородия почвы и ее увлажнения, тем выше должна быть норма высева семян и меньше значение ширины междурядий посевных машин. Основной проблемой при увеличении междурядий в технологии no-till является борьба с сорняками. Возделывание яровой пшеницы с незначительными потерями урожайности может осуществляться в системе более экстенсивной обработки почвы, и при этом можно применять широкие междурядья. Наши ученые определили рациональную норму высева семян для разных зон края, чтобы почва могла полноценно их прокормить.

– Отечественная техника или мировые бренды?

– Сегодня границы стираются. Наши предприятия, например «Агроцентр», АЗСМ, РЗЗ, производят широкую линейку качественных почвообрабатывающих и посевных машин, которые реализуются как в стране, так и за рубежом. Традиционными лидерами на рынке остаются компании John Deere, Amazonе, «Ростсельмаш» и ряд других. Сейчас техника мощнее, выше ее производительность.

– Профессор Беляев подготовил девять кандидатов технических наук. Что внесли молодые ученые в аграрную науку?

– Вклад молодежи достаточно высок. Так, Александр Шайхудинов разработал целую линейку долотовидных рабочих органов для переоборудования отечественных и зарубежных комплексов под технологии no-till. Открыл свою компанию и успешно работает во многих регионах России. Это одно из направлений, которое позволяет не приобретать фермерам дорогостоящие посевные комплексы, а выйти на новый уровень технологий благодаря переоборудованию старых. Меняются только высевающие рабочие органы, обеспечивая качественный посев. Теперь у него заказы по всей стране. Сейчас внедряется разработка моего аспиранта из Германии Раймера Тиссена. В проекте «Кулунда» он проводил эксперименты по совершенствованию и обоснованию параметров технологии strip-till при возделывании подсолнечника. Обобщил наш опыт и опыт Германии. Успешно защитил кандидатскую диссертацию. Есть уникумы и среди выпускников-отличников. Например, Максим Салихов, работая в компании «Комплекс Агро», разработал конструкции двух универсальных агрегатов для внутрипочвенного внесения жидких минеральных удобрений. Агрегаты успешно прошли испытания в различных зонах края и внедрены в серийное производство, пользуются большим спросом у сельхозтоваропроизводителей. Импортные аналоги дорогостоящие, а продукция алтайского предприятия дешевле, поэтому ее может приобрести даже небольшое фермерское хозяйство.

Карта в лаборатории

– Вы всю жизнь работаете в Алтайском крае. На карте в лаборатории отмечено 72 хозяйства, с которыми вы сотрудничаете. Министерство сельского хозяйства АК вам помогает?

– Мы давно практикуем ежегодные агрономические конференции, совместные с Министерством сельского хозяйства. Даем научные знания практикам, обмениваемся опытом. Весной проводим кустовые конференции по регионам, в которых участвуют ученые разных направлений. Это уже многолетняя традиция, которая, как мне кажется, позволила поменять психологию наших фермеров. К нам прислушиваются. Так, еще 20 лет назад доля посевов яровой пшеницы доходила до 3 миллионов гектаров. Сейчас – 1700 тысяч, но увеличены посевные площади других культур, внедряются новые технологии, улучшается качество почвы, растет урожайность. В идеале ученым и фермерам нужно создать платформу, устойчивую ко всем внешним негативным вызовам. Сегодня невозможно одними качественными семенами, техникой или другими элементами технологий решить проблему повышения эффективности производства зерна.

– Помогает власть финансами?

– В этом году получили грант Министерства сельского хозяйства Российской Федерации на разработку новых технологий, в том числе и технологии no-till для разных зон Алтайского края.

– Будущее нашей малой родины светлое?

– Наши расчеты показывают, что агроклиматический потенциал Алтайского края при внедрении современных технологий позволяет получать урожай зерна в 2,5 раза больше, чем сегодня.

Беседовал Сергей МАНСКОВ.