Искорки артековских костров

00:00, 26 января 2012г, Общество 2012


В юбилейный для края год в свет выходит книга, повествующая об алтайских страницах истории «Артека», который в годы Великой Отечественной был эвакуирован из Крыма в Белокуриху. Издание подготовила редакция детско-юношеской газеты «Сами» на средства гранта губернатора.

В тот день в музее «Мир детства», что разместился в Барнаульском городском детско-юношеском центре, царило оживление. Хотя люди там собрались вполне взрослые и солидные: врачи, учителя, преподаватели вузов, предприниматели… Хозяйка музея Елизавета Квитницкая попросила собраться «искровцев» – членов краевого пионерского штаба «Искра», которым она, работая в краевом Дворце пионеров, руководила. И хоть с тех пор прошли десятилетия, бывшие пионеры, принимавшие участие в поиске артековцев военной поры, с радостью откликнулись на просьбу встретиться с редколлегией готовящейся книги и поделиться воспоминаниями о той поисковой операции.

Разговор начала Ольга Морозова – бывший командир штаба, а сейчас профессор педагогической академии:

– Помню, как в семьдесят третьем году Елизавета Львовна принесла маленькую заметку из «Молодежи Алтая» – в ней говорилось о том, что в годы войны «Артек» переехал в наш край. Она предложила нам попробовать разыскать бывших артековцев. С этого все и началось.

Елизавета Львовна уточнила исторические факты: оказывается, помимо газетной заметки было письмо, пришедшее в крайком комсомола. «Артек» готовился отметить в семьдесят пятом свой пятидесятилетний юбилей, создавался музей лагеря, а четыре военных года его жизни оставались белым пятном. Вот руководство лагеря и обратилось с просьбой помочь восстановить неизвестные страницы истории.

Искровцы «поделили» между собой союзные республики: в Сибирь были эвакуированы ребята, приехавшие в «Артек» из мест, которые были оккупированы в первые дни войны и куда нельзя было вернуться: из Эстонии, Молдавии, Украины, Белоруссии… В эти республики были посланы сотни писем – в партийные комитеты и редакции газет, в паспортные столы. Потом, когда появились первые имена и адреса бывших артековцев, – еще сотни писем им с просьбой поделиться воспоминаниями о военном «Артеке» и сообщить сведения о товарищах по эвакуации. Во время каникул ребята съездили в Белокуриху, пообщались с местными жителями, которые учились вместе с артековцами в школе или работали в лагере, узнали у них много подробностей артековского военного быта, новые фамилии и ориентиры, вновь написали письма и запросы…

Ольга Петровна вспомнила о том, как они со Светланой Костылевой (будущим режиссером Александринки) в десятом классе решили поехать в Рубцовск, где жил исследователь-краевед Клим Севастьянов, тоже собиравший материалы по истории «Артека», и как он поделился ими.

Каждое новое послание сообщало какие-то подробности жизни артековцев в Белокурихе, адреса или намеки на них… Потому ребята собирались вечером у кого-нибудь дома, читали письма вслух, горячо обсуждали. Людмила Ковалькова (сейчас педагог, а в семидесятые – пионерка Люда Гусар) говорит, что она с друзьями повторила судьбу артековцев: пионеров сороковых сплотила война, а их ровесников в семидесятые сплотил поиск.

– Это было настоящее братство, - сказала она. - Такая святая дружба, которая в сердце на всю жизнь осталась. Я знала, что есть эти люди, любимые, дорогие, и жизнь наполнялась смыслом!

Ее мысль продолжает Ольга Морозова:

– Когда мы искали артековцев военной поры, у нас было ощущение, что они нам сродни. А когда мы с ними встретились, возникло чувство, что мы их давно знаем, что с ними прошло наше детство.

Материалы, собранные «Искрой», большой посылкой были отправлены в «Артек», заняли достойное место в его музее. Имена Елизаветы Квитницкой и Ольги Морозовой занесли в артековскую Книгу почета… Но, наверное, не в этом главный результат работы: пионеры семидесятых помогли восстановить дружбу многим пионерам сороковых. А в восемьдесят четвертом году бывшие артековцы приехали сначала в Барнаул, оттуда – в Белокуриху. «Искровцы» уже были взрослыми людьми, но не могли не принять участие в этой встрече, о которой вспоминают так, как будто это была их встреча с друзьями спустя сорок лет. Вспоминают, сколько было радостных слез, как жители Белокурихи встречали автобусы, везшие бывших артековцев, еще на подъезде к городу. Как люди не могли вместиться в клуб, где проходила встреча, потому что все, кто хоть как-то был связан в годы войны с «Артеком», кто общался тогда с эвакуированными пионерами, хотели встретиться, узнать, как сложилась их жизнь…

Наталья ЮМАШЕВА