Впереди была целая война. 80 лет назад на Красной площади в Москве прошел военный парад

06:31, 09 ноября 2021г, Общество 482


Седьмого ноября 1941 года на Красной площади Москвы состоялся военный парад. Он длился всего 25 минут и хранится в народной памяти уже 80 лет. По мощи воздействия на сознание людей и ход событий многие историки приравнивают этот парад к важнейшей военной операции.

Накануне

Ситуация под Москвой и в самом городе в это время была крайне напряженной. 16 октября, после принятия постановления «Об эвакуации столицы СССР», поползли слухи, что Сталин и Политбюро покинули Москву. Начавшаяся было паника была пресечена введением в столице 19 октября осадного положения, комендантского часа и расстрелами на месте «провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка».

29 октября вермахт вышел к Туле, намереваясь с ходу захватить город, однако его защитникам удалось отбить все атаки врага. 4 ноября завершилась осенняя распутица, мороз сковал дороги. Немецкое командование производило перегруппировку сил, подтягивало резервы, готовясь к новому решающему удару на нашу столицу. Линия фронта подошла так близко к городу, что самолеты с черными крестами стали летать над ним не только ночью, но и днем. Но в час парада подняться в воздух не смог ни один из них.

Ночь накануне была ясной и звездной. Погода стала меняться лишь ближе к утру, когда при температуре +20… -20 небо заволокло тучами и пошел густой снег. В эту ночь были зажжены кремлевские звезды и снято маскировочное полотно с мавзолея Ленина.

А утром, перед самым началом парада, увидев, что снег пошел еще гуще, стоявший на трибуне мавзолея Сталин усмехнулся и сказал:

– Везет большевикам, Бог им помогает.

Красная площадь

Воспоминаний участников обороны Москвы, и в особенности парада 7 ноября 1941 года, по сравнению с воспоминаниями участников победного парада в июне 1945-го сохранилось совсем немного, что и понятно. У вторых война была позади, первым предстояло идти по ней еще три с половиной года. И прийти к завершению Великой Отечественной удалось из них очень немногим. И все же такие воспоминания сохранились.

Командир роты 2-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения Павел Козленков в первые ноябрьские дни 41-го патрулировал вместе с товарищами по улицам города и сам держал в руках немецкую листовку из тех, что тысячами сбрасывались с вражеских самолетов.

– В ней говорилось, что 7 ноября Гитлер будет принимать парад своих войск на главной площади нашей столицы, – рассказывал спустя долгие годы Козленков. – А еще, что он после занятия Москвы отдаст город на целую неделю своим солдатам. Все ее магазины и женщины будут в их распоряжении. К нам подходили пожилые люди и говорили: «Сынки наши, мы читаем все это. Неужели это так и будет? Неужели наша Красная Армия не сдержит врага?» И мы обещали бабушкам и дедушкам не допустить этого. Говорили: «Мы не пустим фашистов, ляжем костьми, нашими трупами перекроем им путь, но столицу не отдадим».

Когда стояли на площади, то у нас примерзли ноги к брусчатке. Мороз ведь, а одеты были кто как. И когда нам отдали команду: «Напра-во», повернуться-то у нас и не получилось – ноги задеревенели, ничего не чувствуют. С трудом тронулись и, пока шли до здания Исторического музея,  немного согрелись. Когда же нам отдали приказ развернуться и пройти мимо мавзолея, то мы уже шли четко и слаженно, чеканя шаг.

А вот что вспоминал об этом параде другой ветеран, в то время боец Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, а до войны студент архитектурного института Владимир Ступин:

«В ту ночь было очень холодно. Разгулялась метель. Крыши и улицы были покрыты снегом. Идем по Петровке. На тротуарах стоят жители. Потом писали, что они приветствовали участников парада. Нет, об этом они знать не могли. Женщины занимали очередь за хлебом. Когда мы подошли к Большому театру, заметили что-то необычное. Стоят колонны. По улице Горького подходят танки. И только здесь, перед строем, за полчаса до начала, нам объявили: «Идем на парад». Нас предупредили также, что если к Красной площади вдруг прорвутся немецкие самолеты, не поддаваться панике, сохранять боевую выдержку».

Парад начался ровно в 8 часов утра 7 ноября 1941 года. Командовал им командующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семён Будённый.

В параде приняли участие около 28,5 тысячи человек: курсанты из батальонов Окружного военнополитического училища и Краснознамённого артиллерийского училища, бойцы из Московской стрелковой дивизии, дивизии им. Фрунзе, дивизии им. Дзержинского, флотские из 1-го Московского отдельного отряда моряков (был в 41-м и такой) и других частей. А кроме того, 160 единиц бронетехники, 140 артиллерийских орудий, 232 автомашины.

Как только парад закончился, корреспонденты аккредитованных в Москве иностранных газет стали спешно отправлять сообщения в свои редакции. Они писали: «Организация в Москве обычного, традиционного парада в момент, когда на подступах к городу идут жаркие бои, показала всему миру, что Москва стоит и будет стоять непобедимо».

Воронеж и Куйбышев

В 11 часов утра по местному времени в Воронеже было пасмурно и хмуро, при температуре 00…– 30 шел мокрый снег. На трибуне, установленной на центральной площади города, среди военных и партийных руководителей будущий глава государства Никита Хрущёв, в то время член Военного совета фронта. Принимает парад командующий Юго-Западным фронтом маршал Семён Тимошенко. Перед трибуной маршируют пехотинцы, движутся артиллерия и танки, проезжают мотоциклисты. За ними в колоннах демонстрантов идут жители города и области.

В Куйбышеве, куда эвакуированы из Москвы многие государственные учреждения во главе с формальным главой государства – Председателем Президиума Верховного Совета СССР Михаилом Калининым, а также иностранные представительства, наоборот, морозно. Принимающий парад бывший нарком обороны маршал Климент Ворошилов объезжает войска, выстроившиеся на площади города, верхом на коне.

Кроме «всесоюзного старосты» Михаила Калинина на параде присутствуют председатель Комиссии партийного контроля Андрей Андреев, руководитель профсоюзов страны Николай Шверник, председатель Госплана Николай Вознесенский. А еще представители 22 стран, в частности, английская военная миссия во главе с генерал-лейтенантом Фрэнком Ноэлем Мейсоном-Макфарланом, военные атташе и иностранные корреспонденты.

Они следят за прохождением по площади наземных войск – пехоты и танков, а затем начинается то, что не удалось сделать в Москве – единственный за всю войну воздушный парад. Только вместо намеченных для этой цели в столице 300 самолетов, над Куйбышевым пролетает 700, причем в основном новых типов. Восемь авиаполков и пять авиашкол подготовили этот пролет всего за три дня.

Барнаул, Бийск, Славгород, Рубцовск

9 ноября 1941 года в «Журнале боевых действий» формирующейся в Барнауле 87-й кавалерийской дивизии появилась запись: «7 ноября 1941 года части дивизии в полном строевом составе принимали участие в демонстрации трудящихся Алтайского края». А в вышедшем в этот же день номере газеты «Алтайская правда» в статье «Уверенность и единство» говорилось о том, что 7 ноября в праздничной демонстрации участвовало 80 тысяч трудящихся города Барнаула.

«Морозное ноябрьское утро встало над городом, – писала газета. – Празднично выглядит в этот день площадь Свободы. Здесь выставлены яркие плакаты, художественные панно, зовущие к новым подвигам во славу Родины, показывающие героев Великой Отечественной войны… В тот час, когда многочисленные колонны демонстрантов проходят мимо трибуны, мыслями и сердцем каждый строитель, ткач, служащий – с теми, кто в степях Украины, на подступах к Москве, на кораблях Чёрного моря с примерным мужеством отстаивает каждый метр советской земли…»

Первыми по площади Свободы прошли трудящиеся Октябрьского района, за ними шли новые и новые колонны. Горожане несли в руках портреты земляков – Героев Советского Союза Батракова и Некрасова, а также диаграммы и щиты с показателями работы барнаульских предприятий. На транспаранте коллектива сапоговаляльной фабрики было написано: «Мы, двухсотники, работаем за двоих и троих».

Рассказывалось на страницах газеты и о том, как прошли демонстрации и митинги в других городах и районах края. В Бийске в этот день вышло на центральные улицы около двадцати тысяч человек, а в Рубцовске – свыше десяти тысяч. Несколько тысяч жителей собрали митинги, состоявшиеся в с. Сорокино и Славгороде.

На митинге в Рубцовске выступил прибывший с фронта подполковник Батраков.

– Нет такой силы, которая смогла бы сломить дух сопротивления героических красных воинов, покрывших себя неувядаемой славой в борьбе против гитлеровских банд, – сказал он. Ответом на слова героя войны было громовое «ура».

А 20 ноября 1941 года в «Журнале боевых действий» 87-й кавалерийской дивизии появилась следующая запись: «…в 13 часов 00 минут по московскому времени части дивизии, согласно приказа Главного Военного Совета № 300 от 6 ноября 1941 года, выбыли на фронт в полном составе на 10 ж.д. эшелонах».

Впереди была целая война…

РЕКОМЕНДУЕМ
ПОПУЛЯРНОЕ
Фоторепортаж
Блоги