Драка на улице Гоголя: версия Пашаева

10:12, 18 апреля 2012г, Общество 2398


В редакцию «АП» обратились Махир Пашаев и его адвокат Татьяна Демина. Напомним, Махир – тот самый боксер, у которого 8 марта 2012 года возле дома № 213 на улице Гоголя случился конфликт с жильцом этого дома Виталием Господаренко. Да так, что Виталий вышел из больницы только 29 марта. Об этом «АП» писала 31 марта («Выходные у нас трудные»). Тогда же через социальную сеть Вконтакте мы предлагали высказаться и Махиру. И в конце концов он решил это сделать.  

Скажем сразу, всё, что писали в Интернете разные комментаторы про весовую категорию Махира, правда – он если и не в «весе пера», то близок к этому. К тому же в злополучный день 8 марта на правой руке у него были гипс и спицы – сломал на тренировке. Сейчас гипс уже снят, но рентгеновские снимки адвокат предъявила в редакции, а Махир показал спицы, находившиеся в кисти его правой руки.

Со слов Махира Пашаева, история выглядит так: «8 марта я со своим другом Пашей развозил цветы. Девушки, которой мы должны были вручить букет, не было на месте, я позвонил на склад, мне сказали, что девушка подъедет буквально через пять минут на машине с номерами «095». Ждем. Подъезжает машина, Паша вышел посмотреть, вернулся и говорит – не та машина, какие-то транзитные. Из той машины выходит мужик, подходит, спрашивает: «Чего вы здесь стоите, чего наши номера смотрите?» Я пытался ему объяснить про девушку и цветы, но он был неадекватный. Тут еще приехала машина, я вижу номера «095», выхожу, и этот мужик пшикает мне из баллончика прямо в глаза. Я попятился назад, он хватает меня за левый рукав. Я правой перекрываюсь. Я оттолкнул его, побежал к машине, подобрал баллончик. Пашу другой мужик колотил. Мы сели в машину, уехали, на площади Октября вызывали «скорую». У меня глаза вываливались. «Скорая» меня увезла, оттуда я уже приехал в полицию, написал заявление. Никто меня не задерживал».

В подтверждение своих слов Махир предоставил справку о химическом ожоге глаз, выданную травмопунктом городской больницы № 8.

Таким образом, со слов Пашаева выходит, что начал вовсе не он. Напомним, согласно первоначальной версии, которую «Алтайской правде» рассказал Антон Господаренко, родственник Виталия, конфликт завязался из-за того, что Пашаев со своим товарищем начали стрелять в разные стороны из пистолета. «Алтайской правде» Господаренко говорил, что пистолет был пневматический. В некоторых СМИ пистолет называют травматическим. Когда же мы решили выяснить у Махира, какой все же был пистолет, оказалось – вовсе никакого.

- Не было пистолета… - говорит Махир Пашаев. - Они определиться не могут – то говорят, что травматика была, то пневматика. Дырки показывают на заборе. Но при травматике вылетает резиновая очень жесткая пуля. Семь выстрелов в упор из травматики – человек был бы мертв. От травматики к тому же остаются гильзы - а их нет. А если из пневматики ему стреляли в лицо, то где пульки? Они ведь должны застрять под кожей…

На наш вопрос, откуда же тогда у Господаренко такие телесные повреждения, Пашаев и его адвокат только развели руками – откуда же мы знаем?

Теперь обе стороны этого конфликта ожидают окончания следственных мероприятий, в ходе которых, есть надежда, события будут восстановлены более-менее близко к правде. По мере появления новостей об этом деле мы будем информировать наших читателей.  

Новости