Почему нам так важно посмотреть фильм «Небо»

19:23, 27 ноября 2021г, Культура 884


На прошлой неделе состоялась премьера фильма «Небо» о жизни и смерти нашего земляка, подполковника Воздушно-космических сил России Олега Пешкова.

Пассажиры и летчики

Они его просто расстреляли. Прямо в небе. Нарушив тем самым1-й пункт 42-й статьи протокола Женевской конвенции 1949 года, который гласит: «Ни одно лицо, покидающее на парашюте летательный аппарат, терпящий бедствие, не подвергается нападению в течение своего спуска на землю». Путин сказал: «Помидорами не отделаются». Отделались?..

Честно признаюсь, я почти весь фильм проревела и не стыжусь этого. Да, я достаточно давно живу на свете, чтобы понимать, что автор сценария и режиссер Игорь Копылов прекрасно знал, на какие кнопочки нажать, чтобы зритель плакал. Но это ничего не отменяет. Игорь Петренко, играющий в фильме Олега Сошникова, прототипом которого стал наш (наш!) Олег Пешков, за два часа экранного времени становится зрителю едва ли не родственником. Особенно зрителю, родившемуся, как и герой «Неба», в СССР и повзрослевшему в 90-е.

В перестройку Олег Сошников – курсант летного училища, из которого парни, удачно отсидевшиеся два года, чтобы в армии не служить, бегут на вольные хлеба, порой весьма тучные, бегут в бизнес, в бандиты, в никуда. Ржут на плацу над своим отчаявшимся полупьяным командиром, пытающимся им рассказать, что в небе есть пассажиры, а есть летчики. И тот орет, срывая горло, срываясь на тех, кто остался и не предал, потому что его самого уже предали многократно… Так начинается эта история.

Как раз в этот момент Сошников едва не совершает величайшую ошибку в своей жизни: не вынеся несправедливости, идет вместе с другом забирать документы.

Служить и защищать

А потом – сцена в автобусе, которая в фильме будет повторяться многократно, каждый раз все более развернуто, постепенно раскрывая характер героя.

Читая отзывы зрителей, я зацепилась за глупую оценку: «Да что это за герой – психанул, как девочка, кинулся забирать документы, а потом в автобусе девчонку встретил и поэтому только остался».

Не знаю, как для такого вывода надо было смотреть фильм, – разве что проматывать все, кроме батальных сцен, неплохо, кстати, поставленных и снятых. 

Так вот, автобус. Этот автобус из 90-х будет ехать через весь фильм, и кучка подонков будет издевательски дергать медали на груди ветерана, лапать девчонку, приказывать водителю остановиться, закрыть двери… И уже друг Сошникова, посмевший возмутиться, валяется в проходе в луже крови и к горлу Сошникова приставлен нож. И все пассажиры молчат. И он молчит. Молчит. Молчит. Он тоже... пассажир. А потом девчонка, беспомощно плача, кричит: «Мама!..», потому что не верит уже, что кто-то поможет, а мама далеко.

Что было дальше, смотрите сами. И это, поверьте, почти не имеет отношения к девушке, которая, впрочем, впоследствии станет его женой. Но это имеет отношение к противостоянию между добром и злом, как бы пафосно это ни звучало. К тому, что зовется честью. К долгу офицера служить и защищать. Да, в картине много пафоса. Но этот пафос не имеет ничего общего с напыщенностью. Это правильный пафос. Он идет из тех времен, когда девизом офицера было: «Жизнь – Отечеству, честь – никому».

Обручальное кольцо

Я все думаю, каково было его жене. Каково это вообще, быть женой военного летчика, мотаться по гарнизонам и все время ждать с войны, когда, казалось бы, и войны никакой нет? Но ведь она есть, война. Чувствуете? Она всегда есть. И будет всегда, пока существует зло, даже если над головой мирное небо. Ею воняет отовсюду, если быть достаточно внимательным и настороженным. А солдаты и офицеры всегда внимательны и насторожены. У них служба такая.

А жена... ну, что жена. Ей, конечно, хочется, чтобы все как у людей, и дом – полная чаша, и муж всегда под боком. Мария Миронова очень хорошо играет жену офицера – сдержанно, с достоинством и... с горечью, что постоянный страх за мужа сожрал лучшие годы, что дети хотят видеть отца почаще, подольше, что летал бы в гражданской авиации, раз уж не может не летать, и горя бы не знал.

А ведь у него была возможность! Ему же предлагали! И большие деньги сулили. «Ну, где ты в России заработаешь такие деньги?» – спрашивал его лощеный эмигрант, один из тех подонков из автобуса, державший тогда нож у горла Сошникова. А тот ответил знаете что? «Я в России не работаю. Я ей служу».

И жена понимает. Жены всегда все понимают, если, конечно, это правильные жены. И по­этому Сошников перед полетом целует свое обручальное кольцо. Как талисман целует. Как Россию.

Братка

Я спросила брата Олега Пешкова, Павла, что он думает о фильме. Пристала к нему со своими дурацкими вопросами совсем не ко времени – в день памяти Олега, в день, когда близкие поминают ушедшего. Но он мне ответил. Рассказал, как ходил с супругой на премьеру 18-го числа, как сглатывал слезы во время сцены в тренировочном лагере, когда Сошников сорвал чеку с гранаты, «...и взгляд у него был один в один как у Олега». Рассказал, что фильм, конечно, художественный, а не документальный – про героизм, отвагу, честь офицерскую, но характер Олега Пешкова Петренко передал точно.

...Они друг друга называли по-нашему, по-сибирски, – братка.

В Косихе, на родине Олега, хотят провести организованный просмотр фильма «Небо» для школьников. Им, особенно мальчишкам, полезно.

Картина, кстати, снималась при поддержке Минобороны и включена в список фильмов, обязательных к просмотру в армии.

«Командир, мы горим!..»

24 ноября 2015 года во время боевого вылета российский бомбардировщик Су-24 был сбит турецким истребителем на севере Сирии. Летчики Олег Пешков и Константин Мурахтин были вынуждены катапультироваться.

…Игорь Петренко в одном из интервью говорил, что Олег Пешков не должен был выйти в этот полет, но он вычеркнул менее опытного летчика и полетел сам.

Вот это очень больно – он мог не лететь... Ведь мог же? Никто бы слова не сказал. Но подполковник Пешков подменил собой менее опытного летчика. Фактически собой закрыл.

«Командир, мы горим!..»  «Спокойно, Костя!.. Приготовься катапультироваться. Готов? Один, два...»

Константин Мурахтин, которого в фильме играет Иван Батарев, был штурманом. Его ждала дома беременная жена, хорошенькая, как куколка, и жизнерадостная, как котенок. У него вот-вот должен был родиться сын. Может, ангел-хранитель еще не рожденного сына помог отцу уцелеть?..

Батарев нисколько не разочаровывает: его герой не теряется на фоне харизматичного Сошникова, он играет как положено – искренне и обаятельно. Достоверно.

Мурахтин (в фильме Муравьев) сумел выжить. Его нашли и вывели буквально из лап врага. Пока шла спасательная операция, там, дома, друзья спасали его жену, не позволяя ей увидеть новости, отвлекая и развлекая до самого конца, до сообщения: «Нашли. В безопасности».

А гроб с телом Олега Сошникова – Олега Пешкова, нашего Олега! – привезли сначала в Анкару, а оттуда домой. И над гробом, над почетным караулом, над скорбящими родными вдруг взлетели в небо десятки бумажных самолетиков...

Всех террористов, участвовавших в расстреле, уничтожили.

Всех. Участников. Расстрела. Уничтожили. Помидорами не отделались.

Спи спокойно, братка.

Ольга ДАШКЕВИЧ

Новости партнеров
Фоторепортаж
Блоги