Бывшая участница зарубежных арт-команд теперь преподает хореографию в алтайском селе

19:11, 12 сентября 2021г, Культура 869



Фото Олег БОГДАНОВ

На вопрос, что делать, если попал в трудную ситуацию, у хореографа Олеси Ветровой, как и у маркиза Па-де-труа из «Золушки», есть один ответ: «Танцевать, конечно». Девушка, несколько лет отработав в арт-командах за рубежом, теперь преподает хореографию в Доме культуры Целинного района.

«Это проходит, поверь»

Резкие перемены в жизни – это всегда моменты переосмысления. То, что случилось с уроженкой села Овсянниково Целинного района Олесей Ветровой. Слушая ее рассказ, я не могла прогнать из головы строчки старой песенки: «Зеленые пальмы и белые льды, и яркие краски морей, быть может, увидишь и влюбишься ты, но это проходит, поверь…»

Спорт, музыка, танец, конкурсы и фестивали – из такого вихря природа создала ее. Логично потом следовали (одно за другим) учеба в АГИКе, преподавание в колледже культуры и работа по контракту за границей. Все сомнения и споры с родителями – Евгений Юрьевич и Марина Викторовна тревожились за дочь, которая до того момента и России-то не видела, – решил успешно пройденный кастинг. Отбор был сложным для девушки, в том смысле, что не дотягивала она со своими «метр шестьдесят два» до требуемого стандарта роста – 175 сантиметров. В международный проект Олеся прошла, танцуя на носочках, на 12-сантиметровых каблуках. Еще не зная, что так пройдут ближайшие годы ее жизни. 

Работу в международном профессиональном шоу YT Modern Dance она считает бесценным для себя опытом. Курортные города, в которых девушка выступала несколько «высоких сезонов» – Кипр, Измир, Мармарис, Бодрум… А параллельно с профессиональным интересом Олеся наблюдала за постановками разножанровых коллективов – от бурлеска и этники до велкома.

Сила семьи

Туристы, в вечерней прибрежной прохладе наслаждаясь номерами арт-команд, наверняка не представляют, какой тяжкий труд скрывается за беззаботными улыбками и яркими костюмами. Увы, изнанка профессии «радовать людей» выткана мозолями, изматывающими репетициями, необходимостью во всем и всегда себя контролировать. 

Про высоченные каблуки, от которых к полуночи отваливаются ноги, мы уже сказали. Считаем дальше. Опасность травм во время исполнения сложных элементов. Медицинская помощь контрактом учтена, но если артист выступать дальше не может, он уезжает домой. За свой счет, разумеется. Мера эта скорее дисциплинарного, нежели репрессивного порядка. Дело в том, что любое падение, любая травма во время репетиций или выступления – это следствие легкомысленного отношения к качеству подготовки номеров. Если сломал руку или ногу, значит, филонил на тренировках, плохо размялся, не разогрелся перед выходом на сцену. Был и у Олеси случай, когда во время танца она «выбила» руку, но, попросив вколоть ей обезболивающее, продолжила выступление.

Интенсивный режим тренировок и выходов на публику, постоянные переезды с одной площадки на другую, строгая диета, которую нельзя нарушать. Пункт этот особо прописан в контракте. Артист отвечает не только за сохранность костюмов, но и за собственный вес. А турецкая кухня с ее изобилием и сладостями – то еще испытание для того, кто обязан держать себя в форме.

Жара. Отельеры приглашают шоу на «высокие сезоны» – с апреля по ноябрь (самые горячие в прямом и переносном смысле месяцы). Уму непостижимо, как можно тренироваться и выступать, например, в июле на средиземноморском побережье Турции, когда столбик термометра до 50 градусов поднимается…

– Да, график тяжел. Утром просыпаешься, толком не отдохнув от вечерних нагрузок, и снова идешь на репетицию. В невыносимую жару отрабатываешь номера до автоматики – мы же профессионалы! Но если честно, организм не всегда выдерживал. Меня держала сила семьи, вера близких людей. Я раньше об этом только слышала, но пока колесила по миру, убедилась в ее действенности. А без этого притяжения человека вообще нет, – откровенничает собеседница. 

Изнанка шоу

Зимой 2016-го, приняв заманчивое предложение поработать в арт-команде на 12-палубном пароме «Анастасия» в круизе по странам Балтийского моря, она легкомысленно подумала, что север – не юг, здесь попроще будет. 

– Это оказалось авантюрой чистой воды с моей стороны, ведь я приехала из жары, на акклиматизацию – и сразу в жесткий график, – продолжает Олеся. – Никто из ребят, подписавшихся выступать под брендом Санкт-Петербургского мюзик-холла, не знал, что предстоит с ходу выучить 36 номеров рождественской программы. До полуночи мы танцевали, потом репетиция, пара часов на сон в каюте на нижней, ниже уровня воды, палубе – и снова скрежет якоря, треск льдов: доброе утро, бегом на репетицию! И так по кругу. До того доходило, что мы уже не понимали, день сейчас или ночь. Зато в Питере три года в общей сложности жила и работала, такой атмосферный город, я в него влюбилась. И Европу посмотрела. В моем загранпаспорте свободной осталась лишь одна страничка.

Неудивительно, если лицо Олеси покажется знакомым читателям «АП». Ведь она – участница телевизионных танцевальных проектов, снималась в театральных и кинопостановках. Что-то эпизодом прошло, что-то в душе осталось.

– Я, пока не оказалась внутри киносъемок, не знала, какая сложная вещь – кино, изнанка экранной жизни, игра и перевоплощение актеров. Целый день работы команды на площадке может уместиться в пятиминутную экранную сцену. И ты смотришь: ой, вон там моя голова мелькнула! Однажды, на проекте Анара Аббасова «Битва» – а мы только приехали и стали друг с другом знакомиться – я спросила у какого-то скромно сидящего в уголке парня, чье лицо показалось мне смутно знакомым: «А что здесь, собственно, происходит и куда нам идти?» Он улыбнулся: «Я тоже ничего пока не знаю». А потом мотор, сцена с главным героем Антоном, и он, этот «смутно знакомый», выходит на площадку. Это был известный актер Риналь Мухаметов, на счету которого около 30 фильмов.

Учить и учиться

Переломным для нашей героини стал 2020 год. Не только из-за эпидемии. Хотя из-за нее впали в транс многие арт-команды, оставшиеся не у дел и без заработка с закрытием курортных зон. А для Олеси это был еще и момент истины. И когда директор многофункционального культурного центра Целинного района Сергей Петунин, увидев резюме девушки в Сети, пригласил ее на работу в село, она долго не раздумывала.

– Коронавирус загнал меня в депрессию. Стало ясно: хватит чемоданной жизни, пора домой, на родину. Надо было прожить семь лет этой гонки, чтобы понять, как дорога мне моя семья. Не у всех, конечно, так. Кто-то уезжает и навсегда забывает о своих краях. Я же очень сильно привязана к Алтаю, к дорогим мне людям. И теперь, в новой своей жизни, не спокойной, нет, но все же оседлой, чувствую, как радостно делиться тем, чем владеешь, учить и учиться. 

К слову, нынешний ее ребячий коллектив называется «Сахар». В названии этом суть танца как главного раздражителя вкусовых рецепторов жизни.

Иногда Олеся ловит на себе настороженные взгляды коллег. Надолго ли хватит в селе привычной к загранице стройной харизматичной блондинки? А ей на родине хорошо живется. И мечтается. О том, например, как в 2022 году районный Дом культуры реконструируют и появится у увлеченных танцем людей, больших и маленьких, настоящая, а не приспособленная хореографическая площадка.

Время разбрасывать камни – и время собирать их. Опыт, накопленный во время работы в различных творческих проектах, она отдает теперь своим землякам. Ее группы – это постигающие азы хореографии ребятишки, которых везут из окрестных сел, и взрослые, для которых Ветрова разработала авторский интенсив-курс с кардиотренингом, элементами йоги, стретчинга и прочих мудреных штучек, которые помогают человеку оставаться на долгие годы молодым и красивым. 

Новости