Николай БУШКОВ: «Лес – это жизнь»

00:00, 20 января 2012г, Общество 2956



Фото Олег МИКУРОВ

О предприятии «Алтай-Форест» известно далеко за пределами края. Здесь сумели реализовать на практике самую сокровенную мечту многих поколений лесоводов - полную переработку древесины.
Генеральный директор ООО «Алтай-Форест» кандидат биологических наук, заслуженный лесовод России Николай Бушков – личность признанная: и на мировом уровне отмечались качество продукции и организация производства. «Алтай-Форест» дважды объявляли лучшим промышленным предприятием Алтайского края.

Сделаем. Получится

Шесть лет Николай Бушков представлял интересы жителей Тальменского, Залесовского, Шелаболихинского районов в Алтайском краевом Законодательном Собрании. Много занимался разъяснительной работой на округе, особенно по самым актуальным социальным вопросам. К нему обращались простые люди, когда оказывались в житейском тупике. Помогал. Всегда находил выход из сложного положения. Успевал побывать и в малых поселках. Создавал производственные участки, новые рабочие места, чтобы люди жили достойно.

- Сделаем, получится – эти его слова хорошо известны, они вселяют надежду. Теперь есть хоккейные коробки, спортивные сооружения, детские игровые площадки в селах. Построен в Ларичихе уникальный офисно-жилой комплекс для участкового уполномоченного. Действует школьное лесничество.

С уважением относится депутат к православной вере. Одной из просьб его односельчан было строительство церкви в Ларичихе. Николай Трофимович эту просьбу выполнил. Построен храм без единого гвоздя.

В комитете по аграрной политике и природопользованию АКЗС основные вопросы вел как специалист по лесному хозяйству.

Начинали с нуля

1997 год. Ларичихинский лесхоз, который образовался в результате разделения леспромхоза, представлял собой безрадостное зрелище. Вся промышленность – это пилорама в Шипицынском лесничестве. Что могла производить? Десять - пятнадцать кубометров пиломатериала в сутки. В Ларичихе на тот момент находились ремонтно-механическая мастерская и здание конторы. Никаких цехов не существовало.

Нужна была производственная площадка. Выбрали старую базу ОРСа. Здание склада приспособили под цех, установили две пилорамы. С этого и началась будущая компания «Алтай-Форест».

Запустили цех. К концу года объем выпускаемой продукции увеличился в 2,5 раза. А на следующий год – в 7,5 раза. Пришли к выводу, что не следует продавать лес-кругляк и заготавливать его в больших объемах, а нужно научиться полностью перерабатывать древесину. Вот когда родилось то главное, на чем держится мощное предприятие. Без увеличения объемов лесозаготовки увеличить выпуск товарной продукции - кредо компании «Алтай-Форест».

Неподдающиеся

Шел 2009 год. Экономические потрясения «кризиса 08» давали о себе знать. Как дела в «Алтай-Форесте»? Этот вопрос задала тогда не из праздного любопытства. Николай Бушков ответил спокойно:

- Для нас кризис, как ни парадоксально это звучит, благоприятен.

- Интересно, – спрашиваю, - это как же так?

Объяснил просто: «Потребитель стал более разборчивым. Востребована высококачественная продукция европейского уровня, которую мы предлагаем. Ежегодно появляются новые виды изделий. Без этого невозможно выдерживать конкуренцию и заработать престижное место в рыночных отношениях.

Это как в одежде: рубашка - она и есть рубашка, а если посмотреть на нее в разрезе ста лет, увидим, что она кардинально изменилась».

Хорошее сравнение! Совершенствуются изделия из древесины, повышается их эстетический вид, качественные характеристики. Эти и многие другие, скажем так, «детали» обеспечивают востребованность на международном потребительском рынке.

Что помогло еще несколько лет назад разглядеть актуальное сегодня? Ответил, что ничего нового не изобретал. Всегда был в курсе, скажем так, тенденций мировой моды на те самые рубашки. А если серьезно – достаточно глубоко изучались рынки потребления продукции. Интересовало, что сегодня в первую очередь востребовано, во что можно, привязывая к рынкам потребления, перерабатывать тот лесной ресурс, который в распоряжении предприятия. Не строили невыполнимых планов. Задачей было и остается эффективно, с минимальными затратами, произвести высококачественную продукцию.

Он не сидел на месте, бывал на всевозможных международных выставках. Воочию увидел новинки, современное деревообрабатывающее оборудование. Вместе со специалистами, управленцами ездил на европейские заводы по глубокой переработке древесины. И вот здесь проследим ступени, которые ведут на ту самую высоту, лесоводческий Эверест – безотходное производство древесины. Пика Бушков и его команда достигли как раз поднимаясь по этим ступеням. Задачу поставил генеральный предельно конкретно: нужно заниматься переработкой того, что есть.

Задача – полная переработка

Когда планировалось осуществление инвестиционного проекта с общим названием «Строительство завода древесно-стружечных плит», на самом деле это было строительство нового лесного предприятия будущего. Инвестиционный проект предусматривал развитие всех отраслей, начиная от лесопользования и заканчивая переработкой абсолютно всех отходов, которые получаются в результате производственной деятельности компании «Алтай-Форест». Это была основная идея.

Рассказывает Николай Бушков:

- Идея строительства завода древесно-стружечных плит рождалась достаточно долго. В первую очередь это связано с тем, что стоимость проекта очень велика. Получили поддержку в Сибирском федеральном округе. Решился главный вопрос – финансирование этого проекта. Хорошо воспринята была идея и краевой администрацией. Сразу включился в работу Яков Ишутин, в ту пору начальник управления лесами, а ныне заместитель губернатора края. В первый же месяц своей работы на Алтае побывал на ларичихинской стройке и губернатор Александр Карлин. Он одобрил начинания и оказал очень серьезную помощь, в том числе финансовую: мы были включены в программу развития промышленного производства в Алтайском крае, по условиям которой возмещается 2/3 ставки рефинансирования Центрального банка РФ. Все это ускорило ввод объекта.

Для получения древесно-стружечных плит необходима щепа. Предприятиям-конкурентам ее приходится специально делать из круглого леса, что обходится в порядочную сумму (лес нужно заготовить, вывезти, переработать). А в «Алтай-Форест» щепа идет бесплатно, является отходами производства, она остается от глубокой переработки древесины. И все затраты закладываем в процесс пиления. Это одно из основных конкурентных преимуществ.

Завод древесно-стружечных плит. Именно это производство позволило «Алтай-Форесту» снять проблему (которую пока никто в крае не решил) – полностью использовать отходы лесопиления. Оснащен немецким оборудованием, выпускает продукцию европейского качества.

А когда-то на этом месте была свалка промышленных отходов леспромхоза.

Несколько лет вынимали гнилье из земли, расчищали площадку, не представлялось, как можно осилить эту фантастическую задачу. Справились.

Освоено изготовление пеллет (топливных гранул) – экологически чистого топлива, имеющего низкую стоимость. Выпуск пеллет выгоден, поскольку позволяет пустить в переработку все отходы. Запустили новый лесопильный цех по производству сырья для погонажных изделий из тонкомерной древесины.

Коренники

Теплые слова Николая Бушкова в адрес коллектива. Всем, кто стоял у истоков. Да, это мэтр инженерной мысли Иван Зубков, братья Погореловы - директор завода ДСП Геннадий и главный инженер компании Евгений; главный инженер Александр Санаров.

Заметила, что Николай Бушков о каждом из своей большой и сплоченной команды отзывается взвешенно, не дежурно. Например, о тех, кто занят на лесозаготовках: «Стабильный коллектив, сложно кого-то выделить, все с опытом, хорошо работают». А о коренниках непременно скажет особо.

«Коренники» – это его слово. Так он называет профессионалов, трудяг, столпов производства. Перечисляет: Александр Перуновский, он работает в паре с сыном Вадимом, потом добавляет одобрительно: пришел Вадим из армии, работает хорошо, как за баранкой родился.

Коренники – это и слесари Николай Епифанцев и Владимир Дубинин. Генеральный директор говорит:

- Золотые руки! Специалисты каких поискать. Настоящие умельцы.

Он, конечно, в курсе всех деталей, прекрасно знает, как доморощенные Кулибины импортное оборудование додумывали, переделывали.

О сварщиках говорит так: «Александр Бурмаков, Сергей Беспалов – высочайшего мастерства люди.

Можно называть и другие имена – фамилий отличных тружеников – сотни».

«Люди – главная опора», - замечает Николай Трофимович. И ему веришь.

«Поговорим о самом насущном – лесовосстановлении» - это коронная фраза Николая Бушкова. 2011-й был объявлен Международным годом лесов. И, конечно, Николай Трофимович остался верен себе. При встрече сказал:

- Тема сохранения и возобновления боров для нас всегда была очень актуальной. Более десяти лет сотрудничаем с Западно-Сибирским филиалом Института леса имени В.Н. Сукачева Российской академии наук. Внимательно отслеживаем мировой опыт и сами не сидим сложа руки. Разработаны новые технологии обеспечения элитными семенами. Заложен постоянный генетическо-селекционный комплекс - основной лесообразующей породы с высокими наследственными качествами (этот участок пока единственный в России).

Создано четыре гектара лесных культур из саженцев, привитых от взрослых плюсовых деревьев. Суть технологии: на гектаре высаживается не 4,5 тысячи сеянцев-двухлеток, как это делается, а всего 40 привитых черенками пяти -семилетних деревьев. Их достаточно для того, чтобы самосевом в естественных условиях пошел молодой подрост. Пытаемся найти наиболее оптимальный вариант лесовозобновления, чтобы в перспективе формировать здоровые насаждения с улучшенными товарными свойствами.

Приобские боры необходимо приводить в порядок, восстанавливать их. У огня нет границ. Например, по арендованной части территории Средне-Инского лесничества пожар прошелся дважды: в 1997 и 2006 годах, уничтожив уже восстановленный и начавший набирать силу лес. Пострадали и участки, граничащие с горельниками. Деревья, работавшие как источники семян, усохли. Теперь здесь почти на семи тысячах гектаров планируем создать молодые сильные леса. На это понадобится лет десять с учетом того, что ежегодно высаживаем по 550 гектаров.

За жизнь леса приходится биться, иначе и не скажешь. В Ларичихинских борах в минувшем 2011 году три летних месяца практически не было осадков. Создалась сложная пожароопасная ситуация, обострившаяся сильными ветрами, идеальная для быстрого распространения огня. Четко сработал мощный противопожарный комплекс, помогли высокая организованность и большой опыт людей, которые были задействованы на тушении огня. Не допустили экологической катастрофы, хотя были в шаге от нее.

Такой взгляд

Как-то говорю Николаю Трофимовичу: разве это не жуткое зрелище, когда лес пилят? Падает дерево, подминает под себя молодую лесную поросль, будто жизнь рушится. Безрадостно.

А в ответ слышу:

- Вот когда хлеб поспел, его на поле не оставляют, стараются убрать, чтобы в дело пошел, а иначе – бессмыслица: зачем растили? Так и насчет леса: подошла пора, созрели, состарились деревья, нужно в дело пустить, чтобы польза была.

Человек он, Николай Бушков, лесной. Его отец, Трофим Акимович, более двадцати лет работал водителем на лесовозе, а потом инженером-механиком. Жили тогда в Тягуне. Отец брал его с собой, когда отправлялся по делам. Так сызмальства привык мальчуган к лесному бездорожью, самостоятельности и выдержке, что впоследствии очень пригодится при прохождении, так скажем, жизненного пути.

Немало с тех пор пришлось ему поездить. Где только ни бывал – европейские столицы, ходил по брусчатке и цветному асфальту, видел грандиозные города, но ничто не затмило в памяти родных мест. И восхищение это перед красотой и разнообразностью леса осталось.

Ему было двадцать лет, когда пришел из армии, отслужив в Ракетных войсках стратегического назначения на Камчатке. Армия научила командовать и подчиняться.

Работать напряженно привык. Плотный график, поездки, совещания, переговоры. Что удивляет – в самой жесткой ситуации неизменно приветлив, всегда найдет возможность ответить на вопрос, не отгораживается от человека. Спросила у тех, кто рядом, в его команде.

- Он сам много работает и очень уважает чужой труд - так ответили.

В яблочко!

Как-то говорю водителю автомобиля на вывозке леса Николаю Орехову, мол, в чем особенность Приобья для водителя? Сказал, что в Ларичихинских борах все места труднодоступные. «Можно у генерального директора спросить, Бушков лет десять хлыст вывозил из леса, водителем работал – приобские увалы в гладкие ленты не превратились», - добавил с какой-то особенной интонацией.

Николай Бушков говорит просто: «С лесом связана вся моя жизнь». И вспоминает, как бушевал в Приобье большой пожар.

Около ста человек боролись с огнем. Резко поднялся ветер, пятидесятиметровая стена пламени взметнулась в небо и с гулом понеслась по верхушкам. Дорога двигалась и шевелилась - она сплошь была забита мелкими животными, спасавшимися от огня.

Огонь выжег тогда не только алтайские боры. И не только в нашей стране унес с дымом тысячи гектаров леса. Погибла уникальная роща секвойи в Америке.

«Я часто думаю, - говорил тогда Бушков, - почему не могут найти способ, как возобновить посадку секвойи? Почему она не хочет расти по велению человека? Но и наши сосны тоже не так уж просты. И они часто не хотят приниматься на месте, которое им определил человек».

И что же придумал он, кандидат наук? Впервые в Приобье освоили подпологовые питомники. Выбираются элитные деревья, под ними делают поранение почвы, и семена падают сами, куда природе угодно. Получается естественный посадочный материал. Затем сосенки высаживают на постоянный лесосеменной участок.

Подарок новым поколениям

Ноги увязают в песке – не просто идти по голым приобским барханам. Понимаешь, что великую миссию выполняют деревья, скрепляя мощными корнями зыбучую почву. А здесь она такая потому, что лишилась леса - он сгорел. Горельник расчистили, освободили землю и отвели место под постоянный лесосеменной участок.

В кандидатской диссертации Николая Трофимовича Бушкова этому участку посвящена целая глава. Сосенки посажены на изрядном друг от друга расстоянии. Сразу чувствуется, что деревца-то не простые. Хвоя длиннее, чем обычная, а сосенки на загляденье - сильные, статные - словом, молодые красавицы.

И сегодня продолжается интенсивное сотрудничество с Центром защиты леса (Алтайский филиал ФГУ «Рослесозащита»), учеными академических институтов, известными лесоводами.

Была и остается гигантская работа по выращиванию сеянцев привычных лесных культур. Они переселяются впоследствии на бывшие гари. С питомника начинается восстановление Ларичихинских боров. За последние годы выращено с десяток миллионов штук стандартного посадочного материала сосны обыкновенной.

Лес – это образ жизни. Нужно, чтобы он был всегда. Всегда служил людям. Его, Николая Бушкова, слово и дело.