Слышать, дышать, говорить

Он помогает восстановить эти функции, нарушенные патологией

00:00, 08 марта 2012г, Медицина 6545


«Мы в своем отделении делаем все виды лор-операций (за исключением редких, экспериментальных), которые выполняются в медучреждениях мира». Мой собеседник – главный оториноларинголог Алтайского края, заведующий отделением оториноларингологии, косметической и лазерной хирургии отделенческой клинической больницы (ОКБ) станции Барнаул, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, лауреат национальной премии в здравоохранении им. Н.И Пирогова Евгений Васильевич Тимошенский заявляет это со всей ответственностью.

- Наше отделение создавалось для того, чтобы приблизить качественную медицинскую помощь к населению края, причем как детям, так и взрослым. Оно специализируется на лечении уха, горла и носа, и практически все виды лор-операций и большинство косметических, которые делаются по всему миру – в Америке или Швейцарии, Германии или Израиле, Австралии или Великобритании, - мы умеем делать у себя. Таким образом, любой человек, который обратится к нам, может получить квалифицированную медицинскую помощь по оториноларингологии по самым передовым методикам лечения и с применением самого современного инструментария и оборудования.

Спрос и предложения

Евгений Васильевич рассказывает, что входит в этот перечень, и даже краткое перечисление видов помощи, которую оказывают специалисты лор-отделения, впечатляет. Лечат здесь патологию полости носа (гайморит, фронтит и т.п.), патологию уха (хронический отит), заболевания глотки и гортани (хронический тонзиллит, например, бескровно, со скорым последующим выздоровлением). Только здесь из всех больниц Алтайского края выполняют восстановительные операции на органе слуха (вплоть до создания новой барабанной перепонки). Нередки операции на голосовых связках, гортани и трахее с применением эндоскопической техники (удаление новообразований, в том числе злокачественных, с сохранением функции дыхания, питания и при необходимости воссоздание так называемого пищеводного голоса). Выполняются также восстановительные операции при рубцовых стенозах гортани. Высокотехнологичная операция при рубцовых сужениях дыхательных путей с иссечением рубцов и восстановлением просвета трахеи возвращает пациенту не только свободное дыхание, но и возможность разговаривать. (Тогда как в обычных больницах эта операция выполняется с установкой трахеотомической канюли в трахею, что приводит человека к инвалидизации, лишает его возможности говорить.)

Большой раздел работы – пластические операции по изменению формы носа, ушей. Зачастую это вызвано еще и необходимостью восстановить функции (например, слышать), нарушенные имеющейся патологией. Скажем, развившийся гайморит нередко сопровождается у больного наличием затруднения носового дыхания из-за искривления носовой перегородки. Хирурги отделения могут не только устранить причину возникновения гайморита и восстановить носовое дыхание, но и устранить косметический дефект наружного носа. Лор-отделение ОКБ, единственное в крае, имеет лицензию на выполнение высокотехнологичных слухоулучшающих операций (ВМП), например, при отитах. Таких страдальцев, кстати, очень много. В «железке» (как зовут в народе больницу ст. Барнаул) ВМП-операцию выполняют по медицинскому полису, то есть бесплатно. Или такая неприятная вещь, как аденоиды, затрудняющие у детей носовое дыхание. Разработанная в лор-отделении методика по эндоскопическому удалению аденоидов гарантирует, что повторно они никогда не возникнут. Кстати, и желающих на эту операцию очень много, поэтому делают ее по предварительной записи.

Востребована у населения и косметическая хирургия лица и тела (изменение формы и разреза глаз, устранение нависания мешков под или над глазами, лифтинг лица, молочных желез, пластика живота, липоксация и т.д.). Популярно и удаление различных новообразований на коже (бородавок, родинок, папиллом, кондилом, их удаляют бескровным методом – радиоволновым аппаратом, не нарушающим цвет кожи на оперируемом участке).

- Вот такое наше отделение, - подвел итог своему рассказу Тимошенский. – Мы можем и вылечить, и сделать красивыми и детей и взрослых. Такой комплекс услуг никто, кроме нас, в крае не делает. Отдельные операции некоторые лечебные учреждения выполняют, но в таком объеме, как мы, нет.

Находить возможности

- Вы с самого начала, создавая отделение, ставили себе такой высокий уровень?

- Да, и это осознанное, а самое главное, основанное на реальной платформе решение, потому что мы используем опыт и практику лучших специалистов не только нашей страны, но и зарубежья: Германии, Бельгии, США.

Отделение в больнице функционирует с шестидесятых годов, заведовала им тогда Тамара Романовна Волобуева. А в таком виде, как сейчас, лор-отделение существует с 2002 года.

- Как сформировался диапазон услуг, которые вы предлагаете своим пациентам сегодня: постепенно или сразу вы стали развивать все виды заявленной деятельности?

- Практически сразу. Я, например, как главный специалист службы края в восьмидесятые-девяностые годы по заданию крайздравотдела и за свой счет имел возможность ездить по всей стране, а в двухтысячные годы и за границу и из каждой поездки привозил новые методики и тут же старался внедрить их в практику отделения. С горечью наблюдаю, что многие знания и методики, которые мы применяем у себя уже десять, а то и двадцать лет, до сих пор неведомы многим докто-рам других лечебных учреждений. В лучшем случае они слышали о них, но сами ими не владеют.

- Почему? Нет профессионального азарта, интереса или потому что люди вынуждены трудиться в таких условиях, что любая мечта кажется несбыточной?

- Начнем с того, что государство совсем недавно обратило внимание на медицину, стало приобретать современную аппаратуру, ремонтировать больницы, а до этого никто ничего не закупал: у самих лечебных учреждений на это не было средств, а региональные власти не имели на это полномочий. Но даже если бы и приобрели эндоскопическое оборудование, на нем же нужно уметь работать. Более того, сама технология применения такой техники предполагает и анестезию другого качества. Словом, решение этих задач требует не одного года, а учеба вообще процесс бесконечный. Но при этом важно, чтобы человек хотел и знать, и учиться. За многие годы невнимания к отрасли, пренебрежения к ней сильно снизился интерес к самой профессии врача, пропал ее авторитет и среди пациентов, и среди самих врачей. На курсах повышения квалификации они зачастую получают бумажки, но не знания. Ведь даже центральные клиники страны неохотно раскрывают свои профессиональные секреты.

- А как же вы находите людей, которые согласны делиться своими знаниями?

- Говорят: кто хочет – ищет возможность, кто не хочет – находит причину. Отвечая на вопрос, я бы сказал так: учись всегда, учись везде, где только можно. Сам я стараюсь несколько раз в год куда-нибудь съездить и с пустой головой назад не возвращаюсь. К этому же побуждаю своих коллег. Потом мы все новинки внедряем в практическую деятельность. И бывает, что некоторые методики, заимствованные за границей, никто, кроме нас, даже в России не применяет.

- В какой же степени личная заинтересованность врача способствует повышению квалификации?

- К сожалению, у нас в стране пока только личная заинтересованность и способствует повышению квалификации врача. И второе – чтобы начать делать новые операции, надо их изучить, овладеть методикой, а для этого куда-то ездить. Да, по закону каждый врач обязан раз в пять лет пройти курс повышения квалификации, но это слишком большой промежуток времени. За границей – каждый год, причем как минимум, то есть чаще можно, реже – нет. К слову, там обучение проходит за счет самого специалиста. Правда, следует признать, что врачи у них – одна из самых высокооплачиваемых и престижных профессий, но там и очень строго контролируется соответствие истинной квалификации специалиста заявленному уровню учреждения, где он трудится. Это тоже работает и на престиж, и на профессионализм.

У нас, к сожалению, по многим этим пунктам провал, включая зарплату врачей, так что вопрос скорее состоит не в том, чтобы они выполняли супероперации, а в том, чтобы они хотя бы остались в профессии. Уже сейчас в некоторых специальностях нашей медицины не хватает до половины специалистов.

Своим путем

Евгений Тимошенский вырос в медицинской семье. Отец – Василий Ильич, известный в крае оториноларинголог, доцент кафедры лор-болезней АГМУ, отличник здравоохранения. По возрасту давно на пенсии, но до сих пор трудится на кафедре и в отделении, которым заведует сын, выполняет операции. («Очень многое из того, что мы умеем, его заслуга»). Интерес к специальности у Евгения тоже благодаря отцу. Правда, вначале он хотел быть хирургом, пока не понял, что оториноларингология объединяет в себе несколько направлений медицины и хирургию в том числе. Отец не настаивал, но ненавязчивые примеры из собственной практики, замечания, реплики и прочие «ингредиенты рассола», в который невольно окунался сын не только в рабочей, но и в домашней обстановке, свою роль сыграли. Мама тоже врач, невролог, прежде работала в больнице завода «Трансмаш», где, кстати, начинал свою медицинскую карьеру сын медбратом, затем заведующей отделением неврологии Железнодорожной больницы. Родители совмещение учебы в институте и работу в отделении одобрили, потому что любой профессиональный опыт лишним не бывает, и сейчас, в должности заведующего отделением, он знает, как грамотно выстраивать отношения с младшим и средним медицинским персоналом.

Те времена Евгений Васильевич вспоминает с благодарностью еще и потому, что тогда студентам мединститута разрешалось совмещать учебу с работой по профилю избранной специальности. После третьего курса можно было уже трудиться медбратом, после пятого – фельдшером. Сейчас для допуска к этой работе нужен сертификат, который можно получить только по окончании среднего специального учреждения, хотя очевидно же, что студент вуза имеет гораздо более основательную медподготовку, а уж умение делать, скажем, инъекции ну никак не помешает ему в дальнейшей работе на лечебном поприще.

Евгению повезло: еще учась в институте, он не только работал, но еще и зарабатывал. А съездив в стройотряд, на собственные деньги купил мотоцикл. И не абы какой, а гоночный «ИЖ-планета-спорт»!

Из двух дочерей Евгения Васильевича старшая выбрала семейную специальность оториноларинголога, а вот младшая не захотела идти в медицину. Окончила политехнический. Экономист. Вышла замуж, родила отцу внуков.

Супруга тоже медик, заведует отделением функциональной диагностики в краевой детской клинической больнице. «Зато есть о чем поговорить! Но и экономические знания нам не чужды».

А вот тут, думаю, скромничает Евгений Васильевич, потому что хозрасчетная система, внедренная в его отделении, оправдывает себя рациональным подходом.

Стимулы

Платные услуги, которые оказывают специалисты лор-отделения, не отпугивают пациентов. Скорее, наоборот, они воспринимаются как гарант надежности и качества медицинской помощи. Да так оно и есть. И дело не только в том, что здесь работают высококлассные специалисты, но и в тех стимулах, которые побуждают персонал и к качественной работе, и к профессиональному росту, и к высокой оплате своего труда. Секрет в том, что за каждого пролеченного пациента каждый врач получает определенный процент в зависимости от объема выполненной им работы. Недовольных нет ни с той, ни с другой стороны.

Новости