«Шло письмо домой с войны…»

Семьдесят лет добиралась до адресата солдатская весточка

00:00, 27 апреля 2012г, Общество 1384


«Здравствуй, супруга Таня и детки. Во первых строках моего письма спешу сообщить о том, что я до настоящего времени жив, здоров, чего и вам желаю…» В узловатых, натруженных руках Петра Бобровникова дрожит пожелтевший от времени исписанный листок. На глаза накатывают слезы. И без того негромкий голос скатывается до хриплого шепота. Рядом утирает соленую влагу с ресниц его брат Иван. Они читают письмо отца, шедшее к ним семь десятилетий…

Священный долг

Майским днем 2010 года в доме Петра Бобровникова из села Поперечного Каменского района раздался телефонный звонок.

- Здравствуйте! Вас беспокоят из киевского музея. Вы – сын Андрея Николаевича Бобровникова? У нас хранится его письмо, датированное 1941 годом, адресованное жене…

Пожилой мужчина, взволнованный таким сообщением, мало что запомнил из того разговора и ни о чем не расспросил собеседницу. Лишь спустя время он осознал, что звонок этот судьбоносный. Петр Андреевич рассказал о нем приехавшим в гости из Панкрушихи сродному брату Александру и его жене Марии.

- К тому времени свекрови уже не было в живых, - рассказывает Мария Александровна. – Татьяна Васильевна так и не дождалась с войны своего Андрюшку (так она его величала). Любила его всю жизнь и даже сына от второго, неофициального брака нарекла Бобровниковым. Впоследствии и я получила от мужа эту фамилию. Узнав о звонке из украинского музея, поняла: мы должны узнать о судьбе Андрея Николаевича.

Мария Бобровникова – бывшая учительница. Терпения и упорства ей не занимать. Она увлеклась поиском информации, подключила дочерей. Те с помощью Интернета вскоре вышли на сотрудников киевского мемориального комплекса «Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».

В ходе переписки Бобровниковы выяснили, что в феврале 2010 года Государственная служба контроля за перемещением культурных ценностей через государственную границу Украины в рамках реституционных процессов передала мемориальному комплексу 1208 писем, вывезенных гитлеровцами из украинского Каменец-Подольского сначала в Германию, а потом в Австрию. Эта корреспонденция, датированная июнем-июлем 1941 года, до 2009 года хранилась в фондах музеев Вены. По словам занимавшегося пересылкой почты в Австрию в 1942 году доктора Ольштегера, фашистов интересовала отраженная в письмах «картина настроения советского народа в начале войны». Эти долгожданные и бесценные для русских людей письма пролежали в чужих архивах почти 70 лет.

Сотрудники украинского музея, получив эту «коллекцию», сочли своим священным долгом разыскать указанных на конвертах адресатов, девять из которых – с Алтая. В их числе оказалась и Татьяна Бобровникова.

Судьба солдатки

8 июня 1940 года житель поселка Красная Слобода Каменского района Андрей Бобровников был призван в ряды Красной армии и отбыл в город Коломыя Станиславской области Украинской ССР, на границу с Польшей. Дома ждать его со службы остались беременная жена и двое сынишек – четырехлетний Петька и двухгодовалый Ванюшка.

«Посылаю своим несчастным, таким же как я, деткам Пете, Ване и Лёне (к тому времени у Татьяны на руках было уже три сына. – Н.И.) привет…» - в этих строках отцовского письма боль за ребятишек, которым приходится повторять батькину сиротскую долю. Андрей рос без родителей, его воспитывал дядька, которого позже раскулачили. Паренек быстро повзрослел и поумнел. Имея четыре класса образования, он легко освоил работу счетовода. Был грамотным и трудолюбивым. В середине 1930-х он встретил свою судьбу – маленькую хрупкую деревенскую красавицу Танюшу. Молодые души друг в друге не чаяли. Но недолгим было их семейное счастье – его без вести упрятала война, а ей сполна довелось хлебнуть вдовьей судьбинушки.

Оставшись с тремя малышами и престарелой матерью на руках, Татьяна умудрялась и хозяйство вести, и в колхозе вкалывать. Никакой специальности , была разнорабочей – мешки на элеваторе ворочала, на полях вместе с деревенскими бабами спину гнула, из города солярку на быках возила.

Жили впроголодь. Младшенький Лёня недотянул и до годика. Чтобы остальных сохранить, мать спустя десять лет после войны сошлась с местным учетчиком Ефимом. Молодой паренек под страхом ареста помогал одинокой женщине кормить детей – когда зерна в карман ей насыплет, когда сальца со склада даст. Но совместная жизнь у них не сложилась, и на память об этом периоде Татьяне остался еще один сынок. «Если б Сашка не родился, я б и этих двух не подняла», - говаривала спустя годы свекровь, рассказывая снохам о своей вдовьей долюшке. Саньке отца заменили старшие братья. Они его выучили, а потом и женили. Парни мать свою любили и очень жалели. Поэтому, как только подросли, пошли работать, оставив ее на домашнем хозяйстве. Отец мог бы гордиться сыновьями. Они всю жизнь честно работали на колхозной ниве. Оба имеют медали «За освоение целиных земель», а Петр за рекордный намолот в 1972 году стал кавалером ордена Трудового Красного Знамени.

А она все ждала. Верила – вернется ее Андрюшка и заживут они радостно своей семьей. И когда пришло известие в начале войны, что пропал без вести, и когда к другому от нужды и безысходности ходила – все равно ждала. Приговаривала: «Вон у других через сколь времени мужья возвращаются. И мой, может, жив…» Со стены портрета его не снимала, что прислан был из армии еще до войны. Красивый парень с добрыми глазами в офицерской фуражке и гимнастерке с петлицами младшего сержанта тепло улыбается со снимка. Шестьдесят лет этот образ грел душу натерпевшейся, но не растерявшей доброту и веру в людей солдатке. Когда младшая сноха Мария попросила у нее разрешения начать поиски настоящего отца своего мужа Саши, благословила. И даже на встречу с Ефимом потом пришла, когда тот приехал с Украины по приглашению младших Бобровниковых и посетил места, где жил после войны. Какие чувства всколыхнулись в душе у старушки, никому не ведомо. Очевидно было одно – горькая память больно кольнула вдовье сердце, вернула ее в те тяжелые годы, к мыслям о пропавшей без вести счастливой жизни.

Время, назад!

«Дорогая супруга Таня. Я от вас очень давно не получал письма и не знаю, как вы сейчас живете и как думаете жить дальше…» Татьяне Васильевне читать эти строки было не суждено. Ее не стало, когда они еще пылились в австрийских архивах. Какими же долгожданными и желанными были для нее эти две испещренные красивым почерком тетрадные странички!

Старшие сыновья, проводив в 2000 году мать в последний путь, сняли со стены ее дома портрет отца и бережно прибрали в свой фотоальбом. И вот спустя двенадцать лет в светлый праздник Пасхи солдат вновь улыбается сыновьям с фотографии, лежащей на круглом семейном столе старших Бобровниковых. И словно сам рассказывает им о своей армейской жизни. Только голос его дрожит и срывается от кома в горле. То Петр читает застывшие во времени отцовские строки о том, как началась война, разлучившая их навсегда.

«… Моя жизнь вам должна быть известна. С 23 числа мы находимся в военной обстановке. Не в обстановке, а уже в вой-не. Пришлось видеть самолеты противника. 22 числа утром мы еще спали. Низко они налетели на аэродром. Но повреждений и убийств нет. Сейчас только зорче смотрим, чтобы в случай чего дать сокрушительный отпор так, как дают им на фронте. Но я пока нахожусь в тылу, хотя недалеко от границы. 23 числа объявлена мобилизация. Прошу сообщить все свои новости. Я жив, здоров, пока пишу письма. До свидания! 28/VI 41 г.».

По данным Каменского военкомата, красноармеец, разведчик Андрей Николаевич Бобровников пропал без вести в марте 1942 года. Его семья не оставляет надежды узнать о его судьбе.

Мы канули в бомбежках и воронках,
В болотных топях,
лагерном огне,
Но не вручали женам
похоронок,
А значит, до сих пор мы
на войне…

Наталья ИСАЕВА

Новости