«От меня пошла династия строителей»

00:00, 09 июня 2012г, Общество 2103


Каждый год на татарском празднике Сабантуй вижу самого активного его участника - Зуфара Латыпова и его маленькую, хрупкую жену Флиду Арсланову. Они не сходят с круга, вовлекая в игры, конкурсы и спортивные состязания публику. И сами показывают другим, как надо веселиться.

Когда русский язык - «со словарём»

Несмотря на преклонный возраст, Зуфар Шакирович любит свои дни рождения. И всегда их любил, ни одного не пропускал. Родные и друзья обычно готовят ему разные сюрпризы. Аксакал, например, с удовольствием вспоминает своё 60-летие. К нему на торжество приезжал из Новосибирска заместитель начальника Западно-Сибирской железной дороги, вручил почетную грамоту и премию. А сколько подарков было от коллег и руководства треста «Стройгаз»! Праздник получился на славу. Руководитель татарского ансамбля «Дуслар» София Закирова каждый год сочиняла для него длинное приветствие в стихах и исполняла песню. На 75-летие Зуфара участницы ансамбля, почти его ровесницы, долго шушукались в дальней комнате и вышли оттуда в коротких юбочках с пионерскими галстуками на груди, скандируя шуточное поздравление. Смеху было! А 5 февраля этого года ветеран отметил уже своё 85-летие. В его просторном доме собралось столько гостей, что дастархан занял весь зал.

В семье Латыповых, пустивших корни в башкирском селе Красная Горка, подрастало восемь детей. Зуфар родился вторым по счету. Когда началась война, он уже был подростком. Старшего брата Мазгара призвали на фронт в 1942 году, и он погиб. Зуфар остался главным помощником родителей. Сразу после восьмого класса пошёл работать в колхоз. Его определили в пастухи большого стада коров. За ними глаз да глаз нужен, чтоб не сбежали, не покалечились, не наелись чего не надо, не потеряли телёнка и вовремя пришли на водопой. Главное орудие труда – шестиметровый кнут, которым подросток научился громко щёлкать в воздухе и далеко выкидывать плетку вперед. За пять лет от таких упражнений так натренировал руки, что мог свободно побороть всех своих сверстников и даже парней постарше. Позже это ему несколько раз пригодилось, когда уже жил в Барнауле.

Всю жизнь быть пастухом Латыпов не собирался. Ему хотелось учиться дальше. Колхоз послал на курсы животноводов, а потом Зуфара назначили участковым зоотехником. Это значит ездить по хозяйствам и отвечать за стадо почти половины района. Тяжелейшее бремя досталось молодому специалисту: кругом послевоенная разруха, кормов не хватает, коровы падают. Он мотался по фермам день и ночь. Сколько мог, держался, но мысль об учебе не оставлял.

Решил податься в город, найти для себя какое-нибудь учебное заведение сначала в Уфе, потом в Челябинске. Проблема оказалась в том, что Зуфар знал родной язык, а русский, что называется, «со словарём». В их селе жили в основном татары, русских семей - менее десяти процентов. Учился он в татарской в школе. Только на курсах животноводов немного освоил русский. Доехал до Кургана, и тут у него закончились деньги.

Оставшись без копейки, Латыпов увидел объявление о наборе рабочих в трест «Стройгаз», причём сразу давали на руки две тысячи рублей и ещё тысячу по приезде на место. Про Алтайский край парень тогда ничего не знал. Выгрузились из вагонов на вокзале в Барнауле человек сто работников, и тут выяснилось, что их отправляют дальше, на станцию Предгорная в Восточный Казахстан, на строительство горно-обогатительной фабрики и домов для шахтёров. Про свою первоначальную профессию пришлось забыть, стал рабочим на стройке, а через год его назначили бригадиром бетонщиков. Потом вместе с несколькими товарищами направили в Золотушинское управление треста «Стройгаз» возводить объекты в Горняке.

«Хочу учиться!»

Строительная специальность пришлась по душе. Решил, что непременно будет учиться. Дождался отпуска и поехал в Барнаул сдавать экзамены в техникум. Поступил. Радостный вернулся в Горняк, а начальство ему объявило: «Нечего тебе делать в техникуме, посылаем тебя на курсы мастеров». Зуфар перечить не стал, окончил их и снова заглянул к директору строительного техникума Клавдии Борисовне Шумаковой. «Мне мало курсов, хочу учиться дальше!» Та одобрительно кивнула: «Теперь могу взять вас сразу на второй курс вечернего факультета, будете работать и учиться». С тех пор уже 62 года Латыпов неразрывно связан с Барнаулом. Здесь нашел девушку, женился, построил дом, в котором до сих пор живёт, вырастил детей. Строгая Насима работала в лаборатории «Стройгаза» техником-лаборантом. Длинные косы тяжелым узлом закручивала на затылке. Как на такую не обратить внимание?!

У Зуфара почти вся жизнь связана с трестом «Стройгаз», его подразделениями.

Сначала строил химкомбинат, потом жилые дома на проспекте Ленина и новое здание родного техникума. Получив специальность «Строительные материалы и детали», решил пойти мастером на силикатный завод. Его назначали то начальником лаборатории, то руководителем отдела производственно-технического контроля и заместителем директора Новоалтайского завода железобетонных конструкций, но дольше всего (с 1959 по 1977 год) он трудился на Барнаульском КЖБИ-1 треста «Алтайстройиндустрия». Были и командировки по всей стране.

Между делом достроил свой дом в районе улицы Смирнова. В 1954 году у них с Насимой родился сын Рафаэль, а потом и дочь Лилия. Жили дружно. Когда сыну было пять лет, Зуфар решил бросить курить, чтобы не подавать мальчишке дурной пример, который он перенял от взрослых в военные годы, когда был пастухом. Да и самому стало неприятно: кашель по ночам, горький вкус во рту. Дети выросли и пошли по его стопам. Рафик окончил тот же строительный техникум, потом продолжил учебу в Новосибирске, стал архитектором, возводит там новые дома. Лилия имеет диплом строительного факультета политехнического института. Её сын Николай и дочь Татьяна приобретали профессию тоже в строительном техникуме, а последняя сейчас продолжает учиться на архитектора в техническом университете. Сегодня у Зуфара Шакировича пять внуков и три правнука. У Рафаэля двое детей - Мария и Денис, у Лилии – трое. У её старшего сына Александра уже свой сын Дима одиннадцати лет. Два правнука – дети Марии - живут в Новосибирске. Отца и дедушку они не забывают, часто приезжают в гости, а Лилия всегда рядом.

Поворот в судьбе

Так случилось, что с матерью своих детей Зуфар прожил всего 25 лет. Насима умерла в 1977 году, ей было только 48. Сын и дочь как могли поддерживали отца. Через несколько лет Латыпов попытался привести в дом новую хозяйку, но найти человека по душе очень сложно. Пока не встретил Флиду. Вообще-то, он увидел её у знакомых ещё девочкой. Ему было 23 года, ей - 14. Флида смеётся: «Разница в возрасте - девять лет, меня бы никто за него замуж тогда не отдал». Латыпов женился, позже и она вышла замуж.

Несколько раз их пути пересекались, встречались семьями на своих праздниках, в одних компаниях, Флида даже навещала его жену в больнице. Когда он овдовел, на полтора десятка лет потеряли друг друга из виду. В 1995 году у неё скончался муж, детей у супругов не было, женщина осталась одна. Как-то снова встретились в одной компании один раз, другой. Зуфар заинтересовался, стал чаще приглашать её к себе в гости. Присмотрелись друг к другу и уже пятнадцатый год живут вместе.

Самое удивительное, что эта маленькая, тоненькая женщина всю жизнь проработала токарем на заводе «Трансмаш», точила разные детали, да так, что начальство удивлялось: «Откуда у тебя силы берутся?» Еще постоят, посмотрят, как управляется со станком: «Красиво получается!» Неудивительно, что Арсланова всегда была в передовиках. Чуть какой аврал, просили Флиду выйти отработать дополнительную смену. Не раз бывало, закончит первую, отдохнет немного дома и в ночь снова выходит. Да ещё следующим утром задерживается до обеда. Сначала работала на новосибирских станках - вся подводка вручную да ещё индикаторы (чтобы не перестараться на обточке детали) не столько помогали, сколько мешали. Потом новые станки появились, а с ЧПУ вообще благодать. Только перед пенсией Флида ушла в кладовщицы и отработала на предприятии дополнительно ещё семь лет.

Поинтересовалась у неё, как она попала в Барнаул?

- Родители привезли сюда в 1939 году, когда мне исполнилось три года. Наша семья тоже из Башкирии, жила в селе, в 120 километрах от Уфы. Так что мы с Зуфаром земляки. Мама была депутатом сельсовета. Когда в 1937 году раскулачивали очередную многодетную семью, забирали всё подчистую, она заступилась за них, сказала: «Оставьте хоть пару овечек или козу». Это не понравилось местным властям. Попала в рязряд неблагонадежных. Мама сообразила, что ждать нечего, собрала семью, и мы покинули своё село. В Барнауле папа работал на котельном заводе, мама – в тресте «Стройгаз».

У Флиды Ахметовны один брат тоже погиб на фронте, другой вернулся. Как и у Зуфара, в Башкирии осталось много родни. Оба любили в отпусках навещать свою малую родину, привозили родным по чемодану подарков. Иногда кто-то оттуда приезжал к ним погостить. Но мысли вернуться назад у них не возникало. Барнаул стал второй родиной. В 1992 году в городе решили открыть первое татарское общество «Магди». Через год Латыпова избрали его председателем. Создали ансамбль песни «Дуслар» под руководством Софии Закировой, стали выступать в библиотеках, Домах культуры, парках, на городских праздниках, ездили в Бийский, Угловский районы. Ни один Сабантуй с тех пор не обходится без песен на татарском языке под аккомпанемент аккордеона.

На Дне города татарская диаспора всегда организует дегустацию национальных блюд и выставку рукоделия своих земляков. Там обязательно бывают полотенца, скатерти, салфетки, вышитые и связанные руками Флиды Арслановой. Раньше она даже мужские рубашки украшала узорами. Сегодня с Зуфаром занимаются дома огородом: картошку, помидоры, огурцы, другие овощи выращивают сами. Есть кусты малины, вишни, смородины. Флида - отличная хозяйка, делает на зиму все заготовки: солит, маринует, варит, замораживает. Четыре года назад в доме появился газ, теперь нет проблем с отоплением и горячей водой, пожилым людям облегчение.

Соединив судьбу с Зуфаром, Флида осталась на своей фамилии, которая очень нравится супругу. «Арслан» по-татарски «лев», значит, она - львица, а Латыпов означает «добрый». Поинтересовалась у Зуфара Шакировича, что он думает о нынешней жизни?

- Моему поколению да и тем, кто только приближается к пенсионному возрасту, трудно принять тот факт, что государство во многом переложило заботу о своих гражданах на плечи коммерческих структур. В социальном плане раньше мы были более защищенными, увереннее смотрели в завтрашний день. Но пока пенсии платят вовремя и понемножку их поднимают, жить можно. Особенно если вспомнить, какие трудности пришлось испытать в молодости всем нынешним ветеранам…

* * *

Сейчас татарская диаспора Барнаула готовится к ежегодному Сабантую. Зуфар и Флида опять среди главных его активистов и организаторов.

Новости