Что связывало сельского культработника с Алтая и знаменитого режиссера

07:48, 27 августа 2019г, Культура 1246


Народный театр появился в Смоленском после революции. Сколько за все годы в нем было поставлено спектаклей, сколько самодеятельных актеров вдохнули ту самую пыль кулис?.. Благодаря неутомимому краеведу Ангелине Ситновой я кое-что уже знала о творческом коллективе – потому и не смогла в районном краеведческом музее пройти мимо экспозиции, посвященной Году театра. Я перелистывала старый альбом, посвященный режиссеру смоленского театра Хлыстунову, и вдруг…

«Дорогой Юзик! Мое долгое молчание может объяснить только твоя поразительная терпимость в отношении ко мне. Благодарю за поздравления и посылаю «авторский» экземпляр (на финской бумаге) журнала, где в сильно приукрашенном виде предстает твой друг».

Рядом с этим автографом в альбоме был наклеен материал из «Советского экрана» за 1983 год. На главном из иллюстрировавших его снимков был запечатлен момент съемок фильма «Если дорог тебе твой дом…». В центре его – режиссер, Константин Симонов и маршал Жуков.

Статья под рубрикой «Мастер рассказывает» называлась «Василий Ордынский: Нам есть что вспомнить».

Статья и в самом деле «сильно приукрашивала», перлов в ней было в избытке. Например - «чувство ответственности возвращало помыслы режиссера к прошлому», «величественные события эпохи» или «режиссер всматривался в судьбы героев и обстоятельства, формирующие личность молодого современника». Живыми, настоящими в этом тексте были лишь слова самого Ордынского: «Долго не решался подступиться к военной теме. Не решался потому, что хорошо понимал, что не прощу себе никакой фальши».

Или такие его слова: «Помню, как мне в первый раз пришлось открыть огонь из пулемета по врагу. Как это страшно – разорвать тишину…»

Этот страх наверняка был знаком тому самому Юзику – Иосифу Хлыстунову. Фронтовому другу знаменитого режиссера Василия Ордынского, снявшего «Человек родился», «Сверстниц», «Первую любовь», «Хождение по мукам».

Совпадение

Имел Варфоломей Хлыстунов склонность к перемене мест: с Урала его семья перебралась сначала в Минусинск, потом в с. Старо-Тырышкино Смоленской волости. В 1934-м жили уже в с. Смоленском. Родила Екатерина Хлыстунова девять детей, но выжили из них лишь четверо – три сына и дочь.

«Милое детство! Вольные алтайские степи, разливы хлебов, березовые птичьи перелески, синие озера, голубая речка Исток с омутами, перекатами, зелеными островками, берегами, заросшими ветлой и черемухой! Когда я вспоминаю эти далекие годы, то невольно ловлю себя на том, что помню это время как один большой, звонкий, солнечный день» - так вспоминал свое детство Иосиф Варфоломеевич Хлыстунов. Нет ничего удивительного в том, что это воспоминание очень похоже на соболевское – в одной школе, у одной любимой учительницы учились наш герой и замечательный писатель Анатолий Соболев. Они наверняка были знакомы.

Парнишкой Иосиф был живым, неугомонным, всегда рисовал и что-нибудь конструировал: делал себе игрушки, смастерил деревянный велосипед, «соорудил» педальный автомобиль, фотоаппарат. Деревенскому мальчишке, как и его друзьям, хотелось быть похожим на Валерия Чкалова, на папанинцев, на челюскинцев. Зачитывались книгой «Как закалялась сталь» Н. Островского. С этой книгой Иосиф Хлыстунов ушел на фронт.

«Однажды, во время боя, книга обгорела и была пробита осколком, - вспоминал он, - но и в таком виде она долго ходила по рукам. Читали ее солдаты между боями несколько необычным образом. Книга была бережно разобрана по главам, и ее читали одновременно десять солдат, подгоняя друг друга». 

На фронт Иосиф и его друзья рвались с первых дней войны. Не брали – молоды были. Лишь в августе 1942-го пришла их очередь, стали ребята курсантами Кемеровского пехотного училища. Но учился Иосиф лишь до декабря – в составе курсантского полка, сформированного из числа добровольцев, он попал-таки на фронт. Воевал, был не раз ранен, заслужил боевые награды. И участвовал в Параде Победы! С будущим режиссером Василием Ордынским, судя по всему, наш герой познакомился, когда после очередного ранения попал служить в танковую бригаду – наводчиком пушки «тридцатьчетверки».

К счастью, дивногорская многотиражка сохранила и воспоминания Иосифа Хлыстунова, и его отдельные рассказы о войне. Читать их ох как тяжело… Война предстает с газетных страниц такой, какой она была – страшной, кровавой:   

«И сейчас, как закрою глаза, вижу черные трубы сгоревших строений, груды кирпича, слышу лязг железа, треск пулеметов и автоматов, грозный гул пушек, крики и стоны раненых. Не знаю, где мы черпали силы и энергию и когда спали и ели. И так много дней. Шли в пургу и метели, в морозы и дождь, неся на своих спинах оружие и боеприпасы. Теперь-то вроде и самому не верится, что человек может вынести такое. Сколько сил у человека?»

Чередование

После войны наш герой служил еще два года. Демобилизовался в апреле 1947-го, приехал в Бийск к родителям. Работал в школе старшим пионервожатым, лаборантом. В 1948-м переехал в Смоленское - там жила семья сестры.

Учреждения образования и культуры «чередовались» в его трудовой книжке. Работал Иосиф Хлыстунов сначала художественным руководителем районного Дома культуры, организовал при школе драматический кружок. Позже шесть лет трудился учителем рисования и черчения в средней школе. С 1957 по 1962 год он - директор районного Дома культуры; в 1962-1966-м - учитель рисования и черчения средней школы. И снова в 1966-ом он вернулся в РДК, на этот раз режиссером театрального коллектива (Иосиф заочно закончил московские курсы режиссеров народного театра).

Родные запомнили Иосифа как человека очень одаренного. Все, что он делал, делал с большим артистизмом. Даже стол накрывал, как фокусник: мгновенно на скатерти появлялись тарелки, вилки, ложки. Все смотрели на его манипуляции, не отводя глаз, и удивлялись! Он знал и умел многое, домашними делами занимался: кулинарничал, обихаживал огород, даже шил для своей жены наряды!.. Конечно же, был наш герой талантлив и в работе: оформление спектаклей, декорации, куклы для кукольного театра – все делалось руками Иосифа Варфоломеевича. Он умел и шить, и лепить, и работать с деревом.

Нина Григорьевна Фалькова, жена Якова Хлыстунова вспоминала, что в шестидесятые годы Красноярский и Алтайский края соревновались между собой, обменивались культурными достижениями. И когда в 1967 году Иосиф со своим народным театром был в Барнауле на смотре со спектаклем «Игла и штык», его увидели красноярцы, оценили его труд и талант и немного позже пригласили в Дивногорск - чтобы создать там народный театр.

В 1968 году Иосиф с семьей перебрался в Дивногорск и создал-таки там театр, которым руководил до 1978-го. Позже он работал художником-оформителем на заводе - до 1992 года. Его общий трудовой стаж составил более полувека. Ушел из жизни наш герой в 2004-м.

***

А почему же звал Василий Ордынский нашего героя Юзиком? Ларчик открывается просто…

Летом 1944-го после жестоких боев в Польше танковую бригаду сняли с передовой и отвели для отдыха и пополнения в тыл. Иосифа определили на постой в польскую семью. И однажды, вспоминал наш герой, хозяйка дома пани Юлия, «обратив внимание на мои хлопковые мятые-перемятые галифе и неуклюжие, грубые «керзачи», вечером принесла мне галифе с иголочки, из прекрасной ткани жухлого темно-зеленого цвета и новенькие сапоги с жёсткими голенищами. Я, как мог, поблагодарил её за подарок и с удовольствием переоделся, и пошел в распоряжение бригады. Там подарок пани Юлии стал поводом для товарищеской подначки. Как всегда в подобных случаях, послышались доброжелательные остроты, смех и шутки:

- О, пан Юзик пришел! Разоделся, как жених! Вот это теща, мне б такую! Поздравляем, пан Юзик! – с громким хохотом кричали солдаты». 

Ps.

Подготовлено на основе материалов, собранных краеведом Ангелиной Ситновой.

Фото автора, из архива А. Ситновой и фонда смоленского музея

Новости партнеров
Фоторепортаж
Блоги