Во всём дедушка виноват: барнаульская поэтесса рассказала о жизни и творчестве

19:55, 30 сентября 2021г, Культура 956



Фото Евгений НАЛИМОВ

У поэтической пары Валерия Дашкевича и Ольги Родионовой прошел творческий вечер. Одна из причин ближе познакомиться с ними – победа книги стихов Ольги «Яблочный джем» в краевом издательском конкурсе.

Новый дом

Книга выйдет в конце года, а пока читатели могут найти стихи Ольги Родионовой и Валерия Дашкевича в последних выпусках журнала «Алтай», а также в сетевом «Живом Журнале». Поэтов несколько раз издавали федеральные книжные издательства, так что сборники стихов размещены в Интернете.

Причина, по которой алтайский читатель может не знать этих поэтов, в том, что они более 30 лет прожили в Америке, покинув Россию еще в 90-х.

Вернувшись на родину, они обосновались в Барнауле, поскольку здесь родилась и выросла Ольга. Поэты переменили за свою жизнь немало городов и в России, и в Америке и теперь с уверенностью повторяют слова писателей братьев Ореховых о том, что Барнаул – столица мира.

– Я люблю и ненавижу Нью-Йорк как трудное дитя, как город, в котором нам пришлось тяжелее всего. Заплеванные коммуналки, ожидание Грин-карты, рухнувшие башни-близнецы… Даже сейчас, когда в новостях скажут что-нибудь про него, замирает сердце. Но Барнаул – это совсем другое. Здесь родина. Это красивый и теплый город, здесь наш дом, – говорит Ольга.

Последнее пристанище семьи в Америке – Пенсильвания, где Валерий построил дом, а Ольга посадила свой идеальный садик. Они скучают по этому месту, где озеро в чаше лесов, где светляки в темноте, где восемь оттенков осени.

– Но мы все это забрали с собой. И дом, и садик у меня в душе, – улыбается Ольга Родионова.

В Барнауле они всего год, но уже успели обосноваться и отчасти обустроить новый дом, мечтая обрести покой и гармонию, как Мастер и Маргарита, после долгих скитаний по свету.

В нем нашлось место и для акустической студии. Валерий сочиняет и поет свои песни под гитару.

У Ольги главная гордость в доме – гостиная, где она мечтает расставить все свои статуэтки и чайнички, которые она собирала долгие годы по антикварным лавкам. В какой-то момент это все примет желанный вид, зазвучит в едином хоре любимых вещей под звуки старого фортепьяно, которое пока притаилось в углу и ждет своего часа.

– Мне повезло. У меня муж не только пишет стихи и добывает хлеб насущный дизайнерской работой, но еще и руками все умеет делать. Я очень люблю своих собратьев по перу, но обычно мужчины-поэты беспомощны в быту. У меня прабабушка Надя умела все делать сама, при этом была великолепно образованна, училась в Петербурге на курсах благородных девиц. Бабушка от нее взяла этот принцип: «Девушки с улицы могут ничего не уметь, а ты должна и шить, и готовить, и вязать, и полку прибить, и кран починить». Я все это могу, но муж меня сразу же освободил от мужской домашней работы.

Ужиться под одной крышей двум творческим личностям непросто, но, судя по тому, что они сосуществуют вместе более 30 лет, возможно.

– У него трудный характер, – говорит Ольга о своем избраннике, – но как-то так выходит, что и в сборнике стихов «За Крысоловом», и в романе «Мой ангел Крысолов» прототип главного героя – мой муж. Наверное, все-таки я его люблю. Так вышло.

* * *

любимая женщина крысолова

не желает сойти с ума

не дает ему сказать ни слова – 

все говорит сама

у него внутри ледяная каша

да чернильная чернота

а она говорит: сирота ты наша

я люблю тебя, сирота

у него внутри неподъемный камень

да и камень слегка кровит

а она потрогать его руками

беспардонная, норовит

и он забивается в угол, пряча

то, что в груди стучит

а она, паучиха, ткачиха, пряха

веревку свою сучит

я тебя – говорит – спеленаю, милый

ты мой пленный, милый, не плачь

крысолов старательно смотрит мимо

заворачивается в плащ

он не помнит, куда подевалась дудка,

он не помнит, была ль она...

а по ночам во сне она плачет жутко – 

любимая женщина.

Ольга Родионова

Высокое и низкое

К своему творчеству Ольга Родионова относится несколько иронично, называя стихи стишками. Говорит, что у нее просто не было возможности не рифмовать.

– Во всем виноват мой дедушка. Вместо колыбельных и Барто он грузил меня Пушкиным, Лермонтовым. Сначала это были сказки, а потом поэмы «Медный всадник», «Мцыри», «Демон». Читать я начала в три года,  научилась именно по сказкам Пушкина. Я все время ходила на цыпочках по дому, потому что была балерина, и рифмовала. Первый стишок, который папа за мной записал, был: «Каливана юная. Ветерком надуная». Это о соседке, она была очень полной. Сын примерно в таком же возрасте написал: «Вот ангелы запели, играя на свирели». Вот это стихи.

О секрете своей популярности я не знаю, что сказать. У меня часто перемежается в стихах высокое с низким, может, за это меня публика и любит, – размышляет Ольга Родионова.

Как-то известный российский поэт Игорь Караулов сказал, что стихи Ольги Родионовой любит и сельская библиотекарша, и профессор МГУ.

Поэтесса вспоминает, что стихи она писала всегда, но в какой-то момент перестала их показывать окружающим.

– В 5-м классе задали сочинение о войне. Я написала стихотворение, его прочли по школьному радио, и меня в школе просто затравили. Не поверили, что я сама его написала, обвинили во вранье и плагиате. И лет до 27 я писала для себя, никому не показывала, – вспоминает она.

Новый этап взаимоотношений с читателями наступил, когда она приехала в Омск, устроилась работать в городскую газету и ее пригласили в литобъединение. Кстати, там она познакомилась со своим мужем Валерием Дашкевичем и уже больше с ним не расставалась.

Потом была работа в заводской газете в Барнауле, далее редактором на тобольском телевидении. Какое-то время перед самым отъездом в Америку жила с семьей в Санкт-Петербурге, редактировала каталоги картин русских художников, которые делал ее муж для известных российских издательств. В Америке Ольга работала репортером, журналистом, редактором, писала на заказ любовные романы.

Америка, по словам Ольги Родионовой, стала для нее самым продуктивным периодом. В этот момент к ней приходит широкая известность, ее сборники стихов печатают в литературных российских журналах, издают книги. Но к этому факту своей биографии она относится без всякого пиетета, списывая все на цепь случайностей.

– Весь ажиотаж из-за моих стишков начался благодаря Интернету, а точнее, «Живому Журналу». Я туда выкладывала свои стихи пачками. И однажды Александр Житинский, автор книги «Путешествие рок-дилетанта», пригласил меня в Лито им. Лоренса Стерна (литобъединение). Он интересовался молодыми авторами и лестно отзывался о моих стихах. Благодаря авторитету Житинского Лито было уважаемым изданием. На его базе выпускался альманах. Житинский же учредил издательство «Геликон-Плюс», в котором мои сборники стихов тоже публиковали. Выходили они и в известных сетевых и офлайновых изданиях: журналах «Знамя», «Арион», «Новый берег», «45-я параллель». Потом в Москве возникла идея выпустить антологию русских поэтов, живущих в эмиграции, «Освобождённый Улисс». Это толстенная книжка, полная произведений очень талантливых авторов, до сих пор у меня хранится, – рассказывает Ольга.

Благодаря сети Интернет в литературных кругах России и, в частности, Барнаула знают стихи Ольги Родионовой. На литературный вечер, прошедший недавно в краевой библиотеке им. Шишкова, пришли местные поэты и писатели. Некоторые просили Ольгу почитать их любимые произведения. Творчество поэтессы ценят Дмитрий Мухачёв, Наталья Николенкова, Елена Безрукова, Фарида Габдраупова и, конечно же, автор этих строк. Мое любимое стихотворение

ГАМЛЕТ – ОФЕЛИИ

так получилось, нимфа, прости, 

не плачь

в наших пенатах музы не носят брюк

поистрепался мой пилигримский плащ

рыцарский облик тоже слегка обрюзг

в дании принцев учат сажать редис

это полезно – лучше, чем жрать вино

в общем, не парься, бэйби, 

не простудись

я простудился – мне уже все равно

сплю да гуляю, думаю, снова сплю

вынес вот на помойку словес мешок

только не начинай про люблю-люблю

я ведь уже ответил: все хорошо.

Новости