Никто, кроме нас!

Завтра, 9 декабря, – День Героев Отечества

00:00, 08 декабря 2011г, Общество 2053


15 лет назад уроженец села Новоеловка Троицкого района Игорь Гуров погиб в бою. Посмертно ему присвоено звание Героя России.

Настрой – на военную службу

Игорь родился в семье учительницы истории и общество-знания, которая мечтала привить сыну любовь к педагогике. Однако Мария Павловна видела, что сына с детства тянуло к военному делу.

Откуда у сельского мальчишки такая мечта? Может быть, потому, что в семье часто вспоминали маминого дядю, Якова Ивановича Юганова, который не вернулся с Великой Отечественной войны? Но скорее всего в будущем мужчине был заложен какой-то метроном, настроивший его душу на военный лад.

Он учился в школе, в которой ещё существовал такой предмет, как начальная военная подготовка. Правда, обучение было в основном теоретическое: оружие – учебное, пострелять пацану удавалось только из воздушки.

И тем не менее он не оставлял мечту стать военным. Школьный товарищ, сосед-одногодок и тёзка Игорь Ревякин был старше его на несколько месяцев, потому и поступил в военное училище годом раньше. А в 1987 году и второй Игорь попытался пройти этот путь вслед за другом. Однако документы с отличными и хорошими отметками подал не в Новосибирск, где в училище внутренних войск обучался Игорь Ревякин, а в Омск, в Высшее общевойсковое командное училище имени Фрунзе. Увы, не прошёл медицинскую комиссию, которая обнаружила у него некое отклонение зрения, но вовсе не близорукость. Конечно, переживал, однако вида не подавал, даже пытался успокоить родителей.

В том же году успел поступить в Алтайский государственный технический университет. Проучился один курс на энергетическом факультете, досрочно сдал летнюю сессию и поехал в Новосибирск. В этот раз без проблем, в том числе с медкомиссией, поступил в Высшее военное командное училище внутренних войск МВД. Учёбой был доволен – попал во взвод подготовки по спецназовской программе.

Половинки целого

В Новосибирске подружился с местной девушкой. Дело как будто шло к свадьбе, но невеста заупрямилась: ей показалось, что фамилия жениха – Лягушин – не очень-то благозвучная. Игорь поддался уговорам и переменил фамилию. Стал Гуровым – по девичьей фамилии матери. Увы, с той девушкой не сложилось, предполагаемая свадьба расстроилась, а фамилия осталась, хотя позже он порывался возвратить прежнюю. Так судьба Игоря разделилась как бы на две половинки – в детстве и юности он был Лягушиным, а в молодости – Гуровым. Как знать, если бы молодой человек не сменил фамилию, может быть, его жизнь сложилась бы по-иному…

Вот и распределение лейтенанта внутренней службы, окончившего военный вуз в 1992 году, оказалось совсем не таким, как он мечтал. Игорь полагал, что во время службы ему пригодится спецназовская подготовка. А оказался… в колонии. В конвойном подразделении учреждения уголовно-исполнительной системы, располагавшемся в отдалённом лесном посёлке Кировской области.

Конечно же, мечтал о другой воинской судьбе, но что поделаешь, служба есть служба!

Одно хорошо – там познакомился с будущей женой. Аня приехала в гости к брату из украинского города Кривой Рог. Поженились. Свадьбу молодые играли несколько раз: по месту службы Игоря, а также дома у невесты и у жениха.

Сын Женя Гуров появился, когда молодой офицер получил новое назначение. Колонию в Кировской области ликвидировали, а молодого офицера перевели в 57-й оперативный полк, расквартированный в городе Богородске Нижегородской области. Впоследствии полк преобразовали в 34-ю бригаду оперативного назначения Приволжского округа внутренних войск МВД Российской Федерации.

Это был предел мечтаний молодого офицера. Он проходил здесь службу в должностях командира взвода, заместителя командира группы специального назначения «Оборотень». Иными словами, в ударном подразделении, предназначавшемся для работы в «горячих точках». Но прежде чем отправиться туда, он прошёл отличную школу с занятиями по рукопашному бою и спецподготовке, стрельбами, кроссами и полевыми выходами в любое время года. Самозабвенно учился сам и учил подчинённых.

Сразу же, как только прибыл в часть, стал проверять, какие у солдат ботинки, снаряжение. Рядовым-то могут отказать в замене, а Игорь умел договориться, добиться. Запанибратства не допускал, но друзей имел много как среди офицерского состава, так и среди подчинённых.

Игорь Гуров мечтал о получении крапового берета – высшего знака признания мастерства спецназовцев – и добился своего. Право ношения этого предмета гордости и доблести зарабатывается через кровь и пот, через изнурительные квалификационные испытания. Хотя внешне Гуров не выглядел могучим, скорее наоборот – худенький, скромный и вовсе не великан. Но он воспитал себя так, как того требует девиз спецназовцев: «Никто, кроме нас!»

Гибельный бой

О том, что Игорь участвовал в осетино-ингушском военном конфликте, родители, конечно, догадывались. Но там ему было всё же легче, чем в Чечне, где с федералами воевал опытный и хорошо вооруженный противник.

Первая же командировка на Северный Кавказ в декабре 1995 года для старшего лейтенанта едва не закончилась трагически – он с товарищами попал в плен.

Мария Лягушина вспоминает, что в те дни как раз обучалась на курсах повышения квалификации в Барнауле и её не покидало какое-то нехорошее предчувствие. По возвращении домой муж пытался скрыть пленение сына, но разве обманешь материнское сердце?! Связались по телефону с военкоматом, снохой, воинской частью: отвечали, что сын был в плену, но ему удалось освободиться. Действительно, Игорь чудом спасся благодаря местному жителю. Об этом он сам вскоре рассказал по телефону родителям, успокоил их, сообщил, что награждён медалью «За отвагу», утверждал, что его больше в Чечню не направят.

Однако потом Игоря Гурова ещё трижды командировали на войну. О четвертой родители даже не знали, потому что в Богородске, где в офицерском общежитии жила его семья, не было телефона. 8 февраля 2006 года он сам позвонил им домой, чтобы поздравить отца с 52-й годовщиной со дня рождения. Коротко сообщил, что у него всё нормально, а вот где находится – не сказал. Хотя уже больше месяца, со 2 января 1996 года, был в Чечне.

А 6 марта Игорь Гуров погиб. Днём ранее его командировка фактически закончилась, уже прибыла замена, он собирался домой.

В ночь на 6 марта в центре Грозного у площади Минутка был обстрелян блокпост федералов, оттуда попросили помощь. Сослуживцы говорили Игорю – зачем ввязываться?! Но тот, свято исполняя девиз спецназовцев «Никто, кроме нас!», направился на бронетранспортёре на выручку товарищей, которые, между прочим, не являлись его подчинёнными. И вскоре понял – дело серьёзное, обстрел федеральных блокпостов вёлся по всему городу, в боестолкновении были убитые и раненые. Так мятежники «готовили подарок русским матерям к 8 Марта».

К обеду 6 марта около двух десятков бойцов спецназа, прорвавшихся сюда на выручку товарищей на четырех бэтээрах, оказались в двухэтажном доме недалеко от площади Минутка в окружении повстанцев. Возглавил группу старший лейтенант Игорь Гуров. Бойцы отра-
зили несчитаное количество атак дудаевцев, дрались, как говорят спецназовцы, «матёро», расчётливо. Раненые в группе были, в том числе и Игорь Гуров, однако гибели бойцов во время этого боя командир не допустил. Но несколько парней сложили головы ещё до его прибытия к месту боя.

Кончались боеприпасы, Гуров уже дал команду приготовиться к рукопашной. И в этот момент к ним прорвался ещё один БТР, под завязку загруженный боеприпасами. Это позволило отбить несколько новых яростных атак дудаевцев.

Когда стало смеркаться, старший лейтенант Гуров собрал офицеров и прапорщиков – обсуждали варианты выхода из западни. Подогнали один из БТРов вплотную к стенам дома, погрузили погибших и раненых, остальным приказали готовиться к прорыву. Игорь Гуров укрылся за башней головного БТРа, за ним рванули другие. Однако вскоре колонна попала под массивный обстрел дудаевцев. Огрызаясь всеми видами оружия, федералам удалось на скорости миновать секторы обстрела. Когда влетели в ворота территории воинской части, заметили, что командир не подаёт признаков жизни: выстрел гранатомёта оказался смертельным…

Земляки – родные люди

Кстати говоря, в тот же день в Грозном погиб ещё один наш земляк – Евгений Родькин, уроженец Рубцовска, подполковник милиции, руководитель СОБРа управления по борьбе с организованной преступностью города Кургана. Он, так же как и Игорь Гуров, посмертно удостоен звания Героя России.

Игорю вообще везло в жизни на встречи с хорошими людьми, с земляками. В училище командиром взвода оказался уроженец Троицкого района – только не из Новоеловки, как курсант, а из соседнего села Заводского. С земляком-командиром, как известно, служить легче. Родителям наставник характеризовал курсанта так: «Ни с какой стороны ничего не могу сказать о нем плохого».

В караульном подразделении уголовно-исполнительной системы Кировской области, где начинал службу молодой лейтенант, оказалось сразу пять выпускников училища, которое теперь именуется Новосибирским военным институтом внутренних войск МВД России. Среди них был земляк-одноклассник из Новоеловки Виктор Паршуков, который позже перевёлся в МЧС, служит в Ижевске.

В Богородске во взводе Игоря Гурова обнаружился ещё один земляк. Выяснилось это в беглом разговоре командира с рядовым Дмитрием Дементьевым: «Откуда родом?» – «С Алтая». – «Я тоже с Алтая». – «Из какого района?» – «Из Троицкого». – «Так и я из Троицкого! А из какого села?» – «Из Гордеева». – «А я – из Новоеловки».

Дима уволился из армии ещё в 1994 году, до первых командировок командира в «горячие точки». Сейчас живёт в Троицком, бывает у матери Героя России, которая после кончины мужа летом 2007 года переехала в райцентр. Регистрационное свидетельство на двухкомнатную квартиру Марии Лягушиной вручал губернатор Александр Карлин.

А ещё один офицер, однокурсник Игоря по военному училищу, выполнял скорбный приказ – сопровождал гроб с телом героя на Алтай.

Вдове славного воина Анне Гуровой в мае 1997 года передали Золотую звезду Героя России. А их сыну Жене вручили кадетский знак № 1 в Нижегородском кадетском корпусе, носящем имя его отца. Сейчас Женя учится уже в 10 классе, летом ездит к бабушке на Алтай, чтобы побывать на могиле отца-героя, до конца исполнившего девиз спецназовцев «Никто, кроме нас!».

Новости