Чтоб справиться с проблемой мировою

Не всё, что есть в Европе, надо копировать прямо сейчас

00:00, 23 декабря 2011г, Общество 1651


Руководитель ЗАО «Управление по СФО ФЦ БОО» (Федеральный центр благоустройства и обращения с отходами. – А.Г.) Юрий Ярцев достаточно молод. Родился в 1976 году в селе Светлоозёрском Бийского района. После школы окончил профессиональное училище № 3 в Бийске. Работал механизатором в коллективном хозяйстве. Осенью 1994-го был призван в армию. Попал служить в легендарную Псковскую 76-ю гвардейскую дивизию воздушно-десантных войск Ленинградского военного округа.

В край - упаковку, из края - деньги

В первую чеченскую 28 ноября подняли по тревоге, и 1 декабря он с боевыми товарищами уже был десантирован в Беслан. С 31-го на 1-е штурмовал Грозный с Майкопской бригадой. Осколочное ранение, контузия, отпуск… Затем, уже контрактником, участвовал в составе российского батальона в миротворческой операции ООН в бывшей Республике Югославия. Это была для него вторая
война. В 1997 году завершил службу в армии. Занялся бизнесом. Когда дела вроде бы пошли в гору, новый завод, в который были вложены серьёзные деньги, сгорел.

- Хотели делать качественную мягко-гибкую упаковку, - рассказывает Юрий. - Нашему сельхозпроизводителю она очень нужна. В крае её производство развито слабо. В основном всё завозится из других регионов и даже из зарубежья. Сегодня стоимость упаковки в себестоимости товара составляет от 30 до 60 процентов. Представляете, какие деньги уходят из Алтайского края?! А если бы всю её производили здесь, то и цена фасованной сельхозпродукции могла бы быть ниже.

За девять месяцев мы запустили в Бийске завод по производству упаковки практически на голом месте. Построили модули, приобрели технологическое оборудование, за три месяца вышли на безубыточную точку. Часть денег была своя, часть инвестировал партнёр – банк «Уралсиб». Он неплохо финансирует проектные продукты.

Новая тема

Юрий переехал в Барнаул, устроился в структурное подразделение Ростехнадзора – ЦЛАТИ (центр лабораторного анализа и технических измерений. – А.Г.). И… решил с коллегами заняться очень актуальным для края направлением - переработкой отходов. Юрий не без гордости, рассказывая о проекте «Лаборатория», подчеркнул: «За последние полтора года более миллиона долларов инвестировали в оборудование и технологию. Аттестовались и аккредитовались. Теперь помогаем промышленникам и другим производителям нашего края учиться цивилизованному землепользованию. Структурные подразделения ЦЛАТИ работают в Республике Алтай, в Бийске – юго-восточный отдел, в Рубцовске - юго-западный, и сейчас стоит вопрос об открытии отдела еще либо в Камне, либо в Славгороде. Чтобы быть ещё более доступными для клиентов.

- Как практически вы помогаете? Приходите на предприятия, делаете замеры и говорите: «Ай-яй-яй!»

- Мы не надзорный орган. Мы оказываем консалтинговые услуги. Согласно федеральному закону каждый природопользователь обязан иметь соответствующий пакет нормативно-разрешительных документов. И с определенной периодичностью производится государственный контроль. Раньше проверял Ростехнадзор, сейчас Росприроднадзор.

- Ну вот я, предположим, директор предприятия, которое может нанести ущерб природе, что я от вас получаю?

- Если вы не малое и не среднее предприятие, то должны получить так называемые лимиты на выбросы. А для этого необходимо разработать соответствующую документацию – программу, в которой определено, с какой периодичностью следует замерять выбросы в атмосферу или почву, в каком объеме и т.д. Наша лаборатория, заключив с вами договор, в соответствии с программой, которую вы согласовали с надзорным органом, приезжает, отбирает пробы, анализирует их, составляет протокол и выдает заключение. Оно относится в надзорный орган. Если вы превышаете какие-то нормативы, вы платите больше, если не превышаете, то платите значительно меньше. Загрязняете окружающую среду – будьте любезны платить в бюджет. А уж из бюджета часть средств направляется в том числе и на реабилитационные цели и охрану природы.

У нас десятки хороших специалистов, таких как главный метролог Елена Толстых, ведущие инженеры Жанна Резникова и Константин Гончаров, заместитель заведующего лабораторией Константин Барановский, инженер первой категории Елена Бруцкая, лаборант Татьяна Денисова и другие. Они работают на самом современном оборудовании. Есть мини-лаборатории и в отделах. Коллектив достаточно молодой. Активно работаем с вузами, обучаем. Но кадровый дефицит все-таки испытываем.

Второе направление – судебные экспертизы. Как токарный станок может не только болты точить, так и наше уникальное для края оборудование может делать измерения не только для предприятий. Возникают и споры-разбирательства всяческие. Следовательно, требуются квалифицированные экспертизы, объективные данные.

- А если директор, у которого предприятие коптит атмосферу, намекает: мне проще заплатить за хорошую справку, чем штрафы за вредные выбросы…

- Ну, хорошую справку я ему дать не могу, если у него с выбросами плохо. Но я могу подготовить рекомендации, как эти выбросы уменьшить, что необходимо модернизировать, поменять в технологии, например, очистных сооружений.

- Слышал, вы ещё какие-то генеральные схемы санитарной очистки разрабатываете. Что это такое?

- Есть отходы, их надо утилизировать. Казалось бы, вот есть помойное ведро, мусор из него надо относить в контейнер, а потом мусоровоз отвезёт мусор в разрешённое место. Но всё не так просто, как кажется. Нужна продуманная транспортная логистика, чтобы мусор не скапливался у подъездов и во дворах, в идеале – современный мощный мусороперерабатывающий завод. Чтобы отходы не просто сваливать в яму и закапывать. Это неправильно.

А у нас сегодня как? Стоят рядом два дома, один обслуживает одна транспортная компания, другой – другая, и мусоровозы у них разные. Следовательно, и себестоимость. Потому что она рассчитывается «с колеса». А кто просчитывал – куда с какой периодичностью мусоровозы должны приезжать? Может, сюда надо приезжать чаще, а туда реже?

Вот мы и занялись разработкой генеральных схем, которые позволяют оптимизировать весь «мусорный» процесс, включая переработку отходов и захоронение неперерабатываемых остатков.

Слепо копировать нерентабельно

- Будете мусор в газ превращать?

- Наверное, в каких-то странах это актуально. Где плотность населения велика и нет природного газа или нефти. Но у нас это делать и сложно, и, на мой взгляд, не нужно. Ну, сгенерировал ты энергию, сконвертировал в газ или электричество и что? Энергия – это не ведро с гайками, которое можно поставить на прилавок и ждать покупателя. На каких условиях полученную энергию подать в общие сети? Как довести до потребителя? Кто у меня возьмёт биогаз, когда вся территория Алтайского края газифицируется природным? Ставить завод, который будет производить энергию для собственного потребления – это всё равно что захотел пообедать – построил себе ресторан. А не проще ли сходить в уже существующий?! Более оптимальный подход для России и в частности Алтайского края – сортировка и переработка вторсырья, которое можно пустить в производство пластика, бумаги, металла, дерева… А то, что не подлежит переработке, - сушить, прессовать и утилизировать с минимальным воздействием на природу.

Всё надо считать. Любое инвестирование рубля сегодня ложится на тариф. Бизнес ни копейки не будет инвестировать в убыточное направление.

Мы, кстати, в позапрошлом году уже разработали генеральную схему для Новосибирска, в прошлом – для Республики Алтай, где уже построен завод по переработке мусора. Правда, пока ещё транспортная логистика у них не до конца отлажена, чтобы процесс стал хорошо управляемым и доходным.

Весь наш Алтай – это же огромный туристический парк. Поток туристов с каждым годом увеличивается. А каждый человек производит какое-то количество отходов. И их надо куда-то девать. Если просто закапывать, то мы в итоге вместо уникальной природы получим гигантскую свалку.

- На природоохранных «круглых столах» часто приводят в пример Европу, где на улицах стоят в ряд разноцветные контейнеры для разных видов бытовых отходов. Почему у нас это никак не приживётся?

- Для начала надо ответить на вопрос: а надо ли нам это в первоочередном порядке внедрять? Вот у вас есть кухня, в ней – помойное ведро. Одно, а не три или пять для разного мусора. Почему? Потому что так для вас более технологично.

Не надо всё время что-то копировать. Нужно исходить из того, что нам нужнее и выгоднее сегодня. В Европе совершенно другие условия жизни и культура. Зачем усложнять, если можно сделать проще? Что такое лично для вас оборот отходов? Это помойное ведро на кухне и контейнер у подъезда. Задача: и то, и другое должно вовремя опорожняться и вокруг должно быть чисто. Сегодня есть промышленные технологии сортировки отходов. Сортировать на уровне помойного ведра – это нерационально: надо иметь не только три помойных ведра, но и три контейнера, три машины. А сегодня, во-первых, контейнеров и мусоровозов не хватает, во-вторых, на контейнерных площадках мало места; в-третьих, в многоэтажках с мусоропроводом вообще непонятно, как предварительную сортировку делать. С наскоку эту техническую проблему преодолеть, на мой взгляд, невозможно. Во-вторых, надо ещё и переворот в массовом сознании сделать. У нас сегодня многим лень в контейнер-то пакет с мусором бросить. Нужно вырастить, возможно, не одно поколение с врожденной общественной чистоплотностью. Это очень непросто. Если в детском саду, в школе ребёнка учат: не сори, за собой убери, а дома мама или папа прямо в подъезде на площадке у мусоропровода всё вываливают.

Дела общественные

Два месяца перед выборами в АКЗС я, как кандидат, обошёл практически все многоэтажки и дворы в округе. Это же ужас! Элементарные гигиенические требования многие жильцы не соблюдают. Жалуются: «Вот давно в подъезде ремонта не было». Да, плохо, что давно без ремонта, но подмести-то за собой можно! У многих жилье заканчивается квартирной дверью. А для меня, например, квартира заканчивается подъездной дверью. Поэтому и лестничная площадка соответствующая, и сама лестница.

Вроде бы все согласны: «Жить в чистоте, комфортных условиях лучше». Но ведь для этого нужно самоорганизоваться, уважать друг друга, наконец, платить за чистоту и комфорт. Мы вот недавно отремонтировали свой подъезд. А уже через несколько дней на стене надписи появились.

Конечно, надо стремиться, наверное, и к раздельным контейнерам. Но продуктивнее, на мой взгляд, поняв суть, выстраивать оптимальный процесс прямо сейчас.

Я служил, воевал, а сегодня являюсь председателем региональной организации Союза десантников России. Увы, далеко не всё из того, что хотелось бы, сегодня удается сделать для нуждающихся в поддержке боевых товарищей, семей погибших, инвалидов. К сожалению, государство пока, видимо, не в состоянии предоставить им должный уровень социальной защиты. А ребята прошли через огонь войны, в буквальном смысле проливали свою кровь и заслужили достойную жизнь. Таких не сотни человек, а десятки тысяч только в Алтайском крае. Чем можем - помогаем. Но этого мало. Надеюсь теперь, став депутатом АКЗС, смогу сделать для них больше. Думаю выйти с инициативой: освободить ветеранов боевых действий от дорожного налога. Вопрос, конечно, непростой, связанный с наполнением краевого бюджета. Буду разговаривать с другими депутатами, предлагать варианты. Ну действительно для большинства ветеранов боевых действий три-четыре тысячи – это деньги, существенная нагрузка на семейный бюджет.

Естественно, активно занимаемся военно-патриотическим воспитанием молодёжи. Это направление, кстати, тоже нуждается в поддержке государства.

- Скоро Новый год, что можете пожелать читателям «АП»?

- Чтобы в новом году было больше радостей и меньше огорчений и, конечно, здоровья. Желаю этого всем, а не только читателям «АП».

Я, как и большинство, наверное, тех, кто прошёл через войну, делю людей на «своих» и «чужих». А в парламенте, не важно, какого уровня, несмотря на принадлежность к разным партиям, депутаты – не «чужие». Все заинтересованы в изменении жизни к лучшему. Хотя пути и методы достижения предлагают порой разные. Значит, надо обсуждать, выбирать наиболее оптимальные и эффективные механизмы и инструменты, которые дадут результаты.