Это доброе слово - сестра...

00:00, 23 марта 2012г, Медицина 2644


За сорок лет работы в краевой клинической больнице старшая медицинская сестра хирургической службы Тамара Федоровна Добролюбова не утратила азарта, с которым принимается за любое дело.

Ей было девятнадцать лет, когда приехала в краевую столицу, имея за плечами только среднюю школу и двухгодичные курсы Красного Креста и Полумесяца, которые она окончила по месту жительства в Калманском районе. (О качестве обучения и подготовки специалистов на этих курсах говорит тот факт, что они до сих пор приравниваются к медицинскому училищу.)

Мечты сбываются

В отделе кадров предложили на выбор: терапевтическое или хирургическое отделение. Она предпочла хирургию. Решающую роль сыграли несколько факторов. С одной стороны, вдохновлял пример родной старшей сестры, которая уже работала медсестрой в онкологическом диспансере, а с другой – мечта о будущей медицинской профессии зародилась в детстве, когда Тамаре приходилось самой подолгу лежать в больнице, так как после неудачного падения с крылечка в детском садике у нее развился остеомиелит. Лечение болезни предусматривало многократные хирургические вмешательства. Наблюдая за медицинскими сестрами, которые ловко ставили уколы, разносили термометры и раздавали таблетки, строго следили за порядком в палатах и от всех этих хлопот казались девочке самыми важными в больнице, она ощутила в себе желание когда-нибудь стать такой же незаменимой для заболевших людей, так же сердечно заботиться о тех, кто нуждается в помощи. И вот мечта сбывалась.

Поначалу Тамара почти год работала палатной медсестрой. К ней присматривались, потом пригласили попробовать свои силы в операционной. Там она пришлась ко двору и уже через два-три года была назначена старшей операционной сестрой в операционной общей хирургии.

Человеку, не сведущему во всех тонкостях хирургических направлений, эта должность мало что скажет, но для двадцатитрехлетней девушки это означало настоящий карьерный взлет. Вообще, операционные сестры и сестры-анестезистки по негласной
иерархии относятся к элите среднего медицинского персонала, поскольку больше всех приближены к врачам не только по служебному положению, но и по характеру выполняемой работы. Они – первые помощницы хирургу и в своих руках, можно сказать, держат жизнь человека.

- Во время операции хирурги работают молча, - посвящает в тонкости рабочего процесса Тамара Федоровна, - а операционная сестра должна настолько хорошо знать ход операции, чтобы сразу безошибочно подать в протянутую руку врача то, что ему нужно: туфер, ножницы или лигатуру. Потому и ценят операционную сестру, что она все знает и этим помогает хирургу. Не зря у каждого из них есть своя любимая операционная сестра. Она уже становится для него своеобразным талисманом. Они же не за красоту нас любят, а за профессионализм. Мне довелось работать с Николаем Федоровичем Герасименко, и у нас был слаженный творческий тандем. С ним было интересно работать. Он все делал четко, быстро. Сам был инициативен, очень энергичен в работе, того же ожидал от коллег.

Подходящая кандидатура

Тамара Федоровна тоже из такой категории тружеников. Но при всей своей строгости с подчиненными требовать неукоснительного исполнения обязанностей всегда начинает с себя. За долгие годы работы это вошло в привычку. А ведь бывали времена, когда ей приходилось выступать единой в нескольких ипостасях. Например, в восьмидесятых годах, когда больница размещалась еще на старой базе и за каждым отделением (нейрохирургии, лор, глазным и т.д.) были закреплены свои операционные кабинеты. Бывший тогда главным врачом Евгений Петрович Осипов решил объединить их с хирургическим корпусом, обслуживающим урологическое, гинекологическое отделения, а также отделения сосудистой, общей и инфекционной хирургии, назначив Тамару старшей медсестрой над этим укрупненным оперблоком. Хотя к тому времени Добролюбова уже заведовала централизованным стерилизационным отделением, тоже, кстати, созданным в больнице по инициативе Осипова. Он доверил молодой сотруднице эти хлопотные должности, потому что наглядно убедился в ее абсолютной надежности и ответственности.

 

- Мы работали с 8 часов, но я уже в 7 всегда была на месте, а минут через 10-15 Евгений Петрович звонил мне по делам, считая вполне естественным мое раннее присутствие на работе…

(Замечу в скобках, что Тамара Федоровна незадолго перед этим вышла из декретного отпуска по уходу за ребенком. Она еще работала операционной сестрой, когда в больнице приступили к организации централизованного стерилизационного отделения - ЦСО, и основную часть этой работы главврач поручил Добролюбовой. Та вспоминает, как часто сразу после операции бежала на стройку следить за ходом дел. Нередко и сама бралась за мастерок или лопату. Строили отделение своими силами. В ее задачу входила организация бесперебойного процесса. Так что, выбирая кандидатуру на должность руководителя средним и младшим медперсоналом укрупненного оперблока, главврач точно знал, кого назначить.)

Она справилась с этой работой. «Была молода, полна сил, желания трудиться. В мои обязанности входило обеспечение операционного процесса, что называется, «от» и «до», чтоб операционные столы были укомплектованы всем необходимым инструментарием и перевязочным материалом, чтоб неукоснительно соблюдался санэпид-режим».

Выдержала!

В начале двухтысячных годов началось строительство многоэтажных корпусов для краевой больницы, и сменивший Осипова на посту главврача Виктор Савенко предложил Добролюбовой как главной медсестре по хирургической службе возглавить на стройке организацию работ по своему профилю. Но Тамара, конечно, не ограничивалась только своим узким сегментом.

- С конца 2002 года я уже работала на новом объекте, - вспоминает она.- Мы открывали больницу по блокам. Лифты не работали, поэтому на все этажи ходили пешком, а из корпуса в корпус перемещались по улице вкруговую, потому что переходы еще не были разгорожены. Из-за такой беготни я во время стройки не одну пару сапог износила. Много сил было отдано. От усталости порой даже есть не хотелось, только пить. Виктор Иванович, глядя на меня, иногда сочувствовал: «Хоть бы ты выдержала».

Выдержала! В 2003 году открыли четвертый хирургический блок, перевезли туда хирургическое отделение. Но хирургия без диагностического отделения существовать не может, обустроили его, открыли несколько переходов. Потом, через полтора-два года переселили терапевтические блоки.

Да, сегодня, глядя на компактный архитектурный комплекс краевой клинической больницы, кажется, что он таким был всегда. Но краевая больница не только смотрится современно, но и оказывает все виды медицинской помощи на самом высоком уровне. В том числе и хирургическую. Например, в настоящее время только треть проводимых хирургических операций выполняется традиционным, так называемым открытым способом, а 70 процентов – эндоскопически, то есть в максимально щадящем режиме, что способствует снижению смертности и инвалидизации пациентов, скорому их выздоровлению и возвращению к нормальной жизнедеятельности. И роль среднего медицинского персонала в этом процессе очень существенна.

Учиться никогда не поздно

- Чтобы соответствовать современному уровню медицины, нам, медицинским сестрам, приходится постоянно учиться: на курсах повышения квалификации, на научно-практических конференциях, которые мы проводим в рамках деятельности профессиональной Ассоциации медицинских сестер, выезжаем на специализации в другие города страны, включая Москву и Санкт-Петербург. А я заканчиваю в этом году высшее сестринское образование.

Казалось бы, зачем? Стаж – огромный! Опыт – величайший! Добролюбова сама преподает в медицинском колледже, ведет на базе краевой клинической больницы практические занятия со средним медперсоналом на курсах повышения квалификации по программе постдипломного образования.

- Все так, - соглашается Тамара Федоровна, - но жизнь идет вперед, и тех знаний, которыми ты довольствовался вчера, сегодня уже недостаточно. Что нового могу я сказать студентам или коллегам, которые пришли на курсы, если сама не буду узнавать это новое? А учеба в вузе дает мне такую возможность. Более того, она вооружает нас системой получения знаний для своего профессионального роста. К тому же учиться в вузе просто очень интересно: узнаешь глубже многие параметры медицины, о которых прежде либо не знал, либо знал понаслышке. Вуз помогает восполнить эти пробелы, ведь обучение медсестер идет по врачебной программе. И сейчас даже на рапорте, когда дежурные доктора докладывают о тяжелых пациентах, эта информация воспринимается совсем иначе. Отчетливее видны связи и с нашей, сестринской работой. Понимаешь, в чем и где можно сработать на опережение. Словом, высшее сестринское образование облегчает мою деятельность, помогает лучше ориентироваться в обстановке. Тем более что мы изучаем и менеджмент, которого нет в программе колледжа, и маркетинг, и товароведение.

Времена меняются

Именно сейчас, в период модернизации здравоохранения, полученные в вузе знания, как никогда, оказались востребованными, поскольку техническое переоснащение лечебных учреждений потребовало иного уровня знаний от всех категорий специалистов, прямо или косвенно соприкасающихся с новым оборудованием. Самым тесным образом это коснулось среднего медперсонала.

- Сегодня изменилась не только медицинская аппаратура, но и материалы, с которыми приходится работать. Для них требуются соответствующие условия стерилизации, включая низкотемпературные режимы сан-обработки, как, например, поначалу для приборов с гибкими трубками, эндоскопов. Появились новые упаковочные материалы, которые обеспечивают стопроцентную стерильность на длительный срок. Если раньше шовный материал, которым чаще всего служил капрон, мы разыскивали чуть ли не по всему свету вплоть до базаров, потом их стирали, стерилизовали и готовили для операции, то теперь по новым СанПиНам это категорически запрещено. Никакой самодеятельности! К применению разрешены только готовые, фасованные в фабричных условиях…

По-иному работает и ЦСО. Сейчас там все на автоматике, а прежде был огромный автоклав, в котором жарился весь операционный инвентарь. Ежедневно обрабатывалось до трех тысяч штук многоразовых шприцов и не менее десяти тысяч игл. Теперь картина совсем иная. Персонал работает одноразовым инструментарием, но стерилизационное отделение все равно еще существует. И поверьте, без нагрузки не остается.

Ужесточены требования и к профилактической защите медперсонала, к соблюдению всех норм по предотвращению внутрибольничной инфекции. Если до недавнего времени в операционной комплектовался общий столик с инструментами, то теперь для каждой перевязки должна быть индивидуальная укладка. Все это тоже часть сестринской работы, в основе которой контроль и контроль. Плюс периодические обходы: в клинике четыре реанимационных отделения, операционный блок и несколько специализированных хирургических отделений. Там тоже все должно быть безупречно.

Не только инструкции

Казалось бы, ну что еще нового можно изобрести в сестринском деле? Вот тебе инструкция, вот СанПиН - знай себе выполняй. Но Добролюбова сумела даже в этой на первый взгляд рутинной, будничной работе найти творческое зерно. Она доказала руководителям лечебного учреждения - обоснованно, с расчетами, - что вместо традиционных бинтов и марли выгоднее закупать готовые салфетки из нетканого материала. Это обойдется почти вдвое дешевле плюс позволит сэкономить время, которое тратилось персоналом на раскрой, укладку, упаковку и стерилизацию марлевых салфеток. Операционные сестры, например, могут использовать высвободившееся время для подготовки к операционному дню.

- С 2002 года мы постоянно вводим в эксплуатацию какие-то новые участки, подразделения. Скоро будем открывать отделение трансплантологии (по пересадке почки). Сейчас идет активная подготовка к этому. Мне тоже все нужно учесть – от половой тряпки до оборудования и инструментария, обсчитать, проверить, получить, оснастить. И так на протяжении многих лет, сочетая сестринскую, организационную и порой просто хозяйственную работу. Может быть, я беру на себя чужие полномочия, но я не могу иначе: я не должна ничего упустить.

Коллеги отмечают не только высочайшую ответственность Тамары Федоровны, но и ее дипломатический талант в общении с людьми. Она всегда находит нужные слова и произносит их нужным тоном, при этом ей удается совмещать воедино и требовательность, и справедливость, и доброжелательность, и строгость. Прекрасно ладит и с подчиненными, и с руководством. Сама Добролюбова очень тепло отзывается обо всех главных врачах, с которыми пришлось работать: и о Евгении Петровиче Осипове, и о Викторе Ивановиче Савенко, и о Владимире Адольфовиче Вольфе, и об исполнявшем обязанности главврача Евгении Юрьевиче Слухае. Надеется, что такое же взаимопонимание будет и с новым, назначенным недавно главным врачом Валерием Владимировичем Елыкомовым.

Доброе имя

- Фамилия у меня от первого мужа. Его уже нет в живых, но фамилию я оставила как память об этом светлом человеке. Она не только красивая, но еще и с подтекстом - я как будто в наследство от него приняла доброе отношение к людям. Мы прожили с Владимиром Константиновичем счастливые годы. Он работал на кафедре математики в аграрном университете. У нас с ним две дочери. Теперь это уже взрослые люди. Старшая работает в коммерческой фирме, средняя – операционной сестрой. А самая младшая дочь, которая родилась во втором браке, учится в седьмом классе. У нее тоже замечательный отец. Он трудится начальником участка на железной дороге. Дочка умница, отличница, разносторонне одаренная девочка: посещает музыкальную школу, участвует во всевозможных конкурсах, готовит рефераты, увлекается научной деятельностью, любит общаться с людьми.

- При вашей занятости на работе и такой интенсивной нагрузке как вам далось воспитание детей?

- Не скажу, что легко и просто, как, вероятно, в любой семье, некоторые шероховатости в отношениях со средней дочерью были, но со временем все уладилось. Теперь мы хорошие друзья. Хотя признаю, что я не могла уделять семье много внимания. Гораздо больше времени проводила на работе, чем дома. Вставала рано, девчонок самыми первыми приводила в детсад. Там еще никого, кроме поваров, нет, оставляла на их попечение.

- Как сейчас расходуете свободное время?

- Это в основном выходные дни. Их, к слову, тоже не всегда удается использовать: во время студенческой сессии, например, работаем и по субботам, и по воскресеньям: по три недели в каждом семестре. Но я уже привыкла. А так с удовольствием занимаюсь домашними делами. Мне это в радость. Муж помогает. Во время сессии все берет на себя – и уборку, и стирку, и кулинарию. Летом часто выезжаем на природу, зимой муж любит побегать на лыжах, а я предпочитаю просто погулять. Иногда ходим в театр, но, к сожалению, не так часто, как хотелось бы.

Награды

Помимо многочисленных грамот Тамара Федоровна награждена также медалью Алтайского края «За заслуги в труде». Но одной из самых дорогих считает диплом лауреата федерального проекта «Профессиональная команда страны» по разделу «Здравоохранение». Это своего рода знак профессионального рейтинга, который выдается лучшим из лучших. В краевой больнице такой же диплом имеет еще заместитель главного врача по хирургии Евгений Юрьевич Слухай.

В 2002 году присвоено звание заслуженного работника здравоохранения.

- Мне не стыдно было получать это звание, потому что всю сознательную жизнь я трудилась на благо больницы, никогда не чуралась никакой работы, при необходимости и за санитарку могла отработать. Нас смолоду научили такому отношению к работе: если надо – делай. Зато не передать словами то чувство, которое испытываешь в душе, когда слышишь спасибо за свою работу.

Новости