Лишённые прав

В мемориальной комнате краевого Госархива открылась экспозиция «В новой стране жить не достойны…»

00:00, 19 апреля 2012г, Культура 2474


Документы показывают социальный портрет раскулаченных и лишенных избирательных прав в 1920-1930 годы. 

На одном из стендов размещена так называемая «Карточка лишённого избирательных прав». В нее внесена фамилия жителя села Сараса Алтайского района Владимира Арбузова. В феврале 1929 года он имел семью из шести едоков, в том числе четверых иждивенцев до 18 лет. Против графы «Сельскохозяйственные орудия и утварь» в карточке - сплошные прочерки, то есть семья не имела даже собственного плуга или сохи, а из домашней скотины за семьёй числились лишь лошади. Однако «криминалом», думается, было то, что крестьянин «ранее имел мельницу».

За подобные «провинности» согласно статье 65 Конституции РСФСР 1918 года человек автоматически исключался из «рядов трудового народа», автоматически попадая в число «нетрудовых и эксплуататорских элементов». Хотя именно на таких крестьянах, как Владимир Арбузов, казалось бы, и должна была держаться страна. Главный документ государства прямо указывал, что следует лишать избирательных прав «классово чуждые элементы», а также лиц, прибегающих к наёмному труду с целью извлечения прибыли, живущих на нетрудовые доходы, частных торговцев, торговых и коммерческих посредников, представителей духовенства, зажиточных крестьян, ремесленников, их иждивенцев и многих других жителей страны. Они подвергались репрессиям, несмотря на существенные отличия по политическим убеждениям, уровню культуры и образования, своему имущественному положению и отношению к власти.

Наш современник может сказать: «Подумаешь, какая польза от этих избирательных прав?!» Но лишение права голоса превращало людей в изгоев общества, исключало их из нормальной жизни, делало само существование лишенцев невыносимым. Ведь они не могли пользоваться не только правом избираться и быть избранным, но и стать членом партии, комсомола, профсоюза, служить в армии, получать пенсию или пособие по безработице и так далее. А их дети не имели права поступать в вузы, исключались из школ и других учебных заведений.

Это в свою очередь подталкивало к разрыву внутрисемейных связей, способствовало моральной деградации человека и общества. В специальной инструкции, датированной 1925 годом, прямо поощрялось такое аморальное действие, как отказ от репрессированных родственников. Нередки были случаи, когда дети публично отказывались от родителей и наоборот. Заявления и ходатайства, экспонирующиеся на выставке, наглядно подтверждают эти безнравственные действия: «По молодости я должна погибать в лишенцах…», «Скорее я покончу с собой, чем сверну с пути социализма…», «Не просто было вырваться из того болота…» (автор заявления имеет в виду родительский дом).

Для того чтобы снять «позорное пятно», предусматривались унизительные процедуры, когда сами лишенцы вынуждены были писать в различные инстанции заявления о восстановлении в правах. В подобных ходатайствах рекомендовалось описывать свой жизненный путь, «нажимая» на заслуги перед обществом.

На открытии выставки «В новой стране жить не достойны…» присутствовали пострадавшие жители края и их потомки, ученые, исследователи. К примеру, потомок репрессированных Абрам Фаст подготовил книги «В сетях ОГПУ-НКВД» и «Немецкий район. 1927-1938 годы», Петр Фиц работает над «Энциклопедией Славгорода».

В Конституции СССР 1936 года формально говорилось, что все граждане страны имеют равные права. Однако те, кто подвергался репрессиям в годы сталинского террора, а также их потомки еще долго чувствовали себя людьми второго сорта.

Музейная экспозиция развернута по адресу: г. Барнаул, ул. 5-я Западная, 85, корп. Д, 2 этаж. Справки по телефону 63-60-53.  

Новости