Номер один из «01»

00:00, 27 апреля 2012г, Общество 3173


В смотре-конкурсе Сибирского регионального центра МЧС России по итогам 2011 года прапорщик внутренней службы старший пожарный 4-й пожарной части Барнаула Владимир Толмачев был удостоен звания «Лучший по профессии». Его успеху никто особо не удивился. Он и в 2010-м был первым в Сибири, кроме того, трижды признавался лучшим пожарным Алтайского края. «На сегодняшний день в своем деле ему нет равных, - говорят коллеги. - Владимир Федорович участвовал в тушении сложнейших пожаров, за 24 года службы спас сотни жизней и продолжает спасать…»

Подготовительные курсы

Владимир Толмачев родился и вырос в Тальменке в обычной рабочей семье. Отец – бригадир в колхозе, мать – медсестра в районной поликлинике. Оба с утра до ночи пропадали на работе. А Володя, пользуясь родительской занятостью, вместо того чтобы корпеть над учебниками, то и дело «инспектировал» пожарную часть, которая стояла рядом с родительским домом. Лазил там по машинам, засыпал пожарных надоедливыми вопросами, что как устроено. Мужики в ответ отшучивались: «Как только подрастешь, все сразу и узнаешь…»

- Я уже тогда задумал стать пожарным, - вспоминает Владимир Федорович. – Активно начал заниматься спортом, встал на лыжи и через некоторое время выиграл районные юношеские соревнования. Потом пришли другие победы. После школы по настоянию родителей поступил в строительный техникум, где получил специальность каменщика. Здесь выступал уже на краевом уровне и тоже регулярно завоевывал призы. Потом была армия, спортрота ВВС, где я серьезно занимался биатлоном, выступал сначала за новосибирское спортивное общество СКА, а потом за барнаульское «Динамо». Так я, можно сказать, окончил «подготовительные курсы» для поступления на работу…

В пожарную охрану Владимир Толмачев постучался в 1988 году уже состоявшимся спортсменом. Здоровья – хватит на троих, энтузиазм – запредельный, дайте дорогу! Владимир Федорович не может сдержать смех, вспоминая то время:

- Наставники смотрели на меня (это я сейчас понимаю) с некоторой иронией. С улыбкой приговаривали: «Ну-ну, давай». Скоро я понял почему. Первое время меня отправляли на мелкие пожары, но даже этих «незначительных» нагрузок мне хватало, чтобы убегаться. Спал потом без задних ног. Иногда в сутки бывало до двадцати выездов. То есть через каждые сорок минут. Сирена звенит в ушах, ноги ватные! Мало кто знает, что боевая одежда пожарного весит около пяти килограммов, противогаз – около семи. Плюс веревка, лом, фонарь, рация. И в таком «комплекте» нужно еще бегать…

В «щадящем» режиме Толмачев работал недолго. Уже через несколько месяцев его стали привлекать на сложнейшие пожары, началась настоящая служба – из огня да в полымя. И так каждый день, из года в год. На службу приходили новые технологии, молодые кадры, и теперь уже сам Владимир Федорович провожал неопытных новичков на боевое крещение добрым старым напутствием: «Ну-ну, давай…»

На грани

Пожары были разной сложности, но в мае 1998 года случилось самое настоящее ЧП в барнаульской больнице «Стройгаз». В подвале прорвало канализацию, а там хранился хлор. В очень большом количестве. Произошла химическая реакция, в результате которой ядовитые пары дымкой затянули трехэтажное здание больницы. Куда звонить? Конечно, 01. В тот день дежурил Толмачев со товарищи.

В 1998-м еще не было единой структуры МЧС и пожарные знать не знали, как себя вести в подобной ситуации. Бороться с огнем – одно дело, а вот с ядами - не учили. Выбирать не приходилось – в больнице оставались сотни пациентов, которые просто задыхались. Владимир Федорович и его команда бросились на помощь людям.

- Никто не знал, как нейтрализовать хлор, - рассказывает он. - На третьем этаже располагалась хирургия, тяжелобольные не могли самостоятельно передвигаться. Началась паника, крики. Одну женщину, которая только что перенесла операцию, мы вынесли прямо на кровати. Остальных тащили на себе или за руки выводили на свежий воздух. Чтобы не терять времени, разбивали двери запасных выходов.

Эвакуация продолжалась несколько часов. Прапорщик Толмачев направился в подвальное помещение, чтобы вынести хлор из здания. Но не добрался – за несколько метров до очага отказал противогаз. Он задержал дыхание и побежал обратно, чтобы заменить маску. Всякие мысли в тот момент посещали спасателя. По всем законам жанра, как бывает в кино, по пути ему должна была встретиться женщина, задыхающаяся от ядовитых паров. И она, конечно, была там - в коридоре лежала без чувств. Сам едва держась на ногах, Владимир Федорович взял ее на руки и понес к выходу.

- В тот день мы работали вместе, - вспоминает Александр Кашкаров. – Всем было тяжело, но Владимиру пришлось особенно не просто. Женщина, которую он подобрал, в панике стянула с него маску. Владимир шел, можно сказать, вслепую. Он потом сам на себя похож не был – как с того света вернулся.

Владимир Федорович вздыхает с облегчением: «Выжить тогда мне помогло, наверное, чудо. И опыт. Я делал все так, как меня учили мои наставники. Спасибо Юрию Ермошину, Александру Бородину, Владимиру Коновалову за то, что в свое время натаскали меня, объяснили, как себя вести в подобных ситуациях».

Владимир Толмачев заменил противогаз и снова вернулся в больницу. В тот день он вместе с товарищами вынес и вывел из больницы десятки людей. Никто из пациентов серьезно не пострадал, все остались живы. За смелость, самоотверженность и высокое профессиональное мастерство, проявленные при ликвидации чрезвычайной ситуации, позже он был награжден медалью «За отвагу».

- Страшно было? - спрашиваю его.

- Еще как! Но в такие моменты больше думаешь не о себе, а о людях, которые оказались в экстремальной ситуации. Это вам скажет каждый спасатель.

Главное – вынести из огня

Человек, как известно, может бесконечно долго смотреть на воду, огонь и на другого работающего человека. Владимир Толмачев об огне еще и рассказывать любит. Это, говорит, непредсказуемая стихия. Те, кто считает, что пожар можно просчитать, жестоко ошибаются. Направление огня меняется буквально за секунды. Надеяться огнеборцу приходится только на собственный опыт, скорость реакции и быстроту мышления. Владимир Федорович пытается сравнить:

- Я тушил пожары в лесу, в поле, в закрытых помещениях. Везде непросто, но сложнее все-таки в городе. В той же квартире. Неизвестно, есть ли кто живой внутри. Прежде чем тушить, нужно забраться внутрь. А там что? Хоть глаз выколи. Часто пострадавшие теряют сознание и не отзываются на крик. Пожилые люди от стресса, как правило, впадают в шоковое состояние, у некоторых отказывают ноги. Времени на разговоры нет, поэтому мы хватаем их на руки и эвакуируем.

Погорельцы сопротивляются, пытаются вернуться, чтобы забрать с собой документы и ценные вещи. С такими храбрецами особо церемониться некогда: под мышки - и на улицу. Ведь в любой момент ситуация может осложниться. Владимир Толмачев вспоминает рядовой случай. Лет пять назад горел гараж, вроде бы ничего серьезного. Подцепили трос к воротам, чтобы открыть. И в этот момент произошел мощный взрыв газового баллона. Створки резко распахнулись и сбили с ног помощника начальника караула Олега Смакотина. От удара он потерял сознание, но, к счастью, все обошлось.

- Пожар – дело тонкое, - рассуждает Олег Николаевич, знакомый не понаслышке с разрушительной силой огня. – Любое возгорание, даже незначительное, представляет опасность. Поэтому очень важно знать, что в критической ситуации с тобой рядом работает надежный человек, на которого ты можешь положиться как на себя. Володя – такой, с огнем, что называется, на «ты». И в жизни он всегда поможет, отдаст, как говорится, последнюю рубаху.

Не надо ругаться

Олег Смакотин сказал фигурально, но в самую десятку. Несколько лет назад караул Владимира Толмачева выехал на пожар в квартире. О нем поздно сообщили. Стоял тридцатиградусный мороз. К приезду пожарных квартира уже практически выгорела. Спасаясь от огня, женщина с ребенком выскочили на балкон в тапочках. Владимир Федорович поднялся по лестнице и отдал погорельцам свои сапоги. А сам стоял в носках, пока пострадавших не отвели на безопасное расстояние.

- Потом они спасибо мне сказали. - Владимир Федорович делает паузу и добавляет: - Благодарят нас, конечно, часто, но знаете – негатива льется столько, что не дай бог…. Бывает, и трехэтажным матом обложат: где вас носило, чего вы еле ноги передвигаете? Попробуй объясни, что весь день мотаешься с одного пожара на другой, даже не успевая заехать в часть. Поэтому иногда мы и приезжаем такие - «никакие»…

Пытаюсь перевести разговор на другую тему, разузнать, сколько он людей из огня вынес. Владимир Федорович пожимает плечами. Не считал, зато не может забыть тех немногих, кому не удалось помочь. Один из черных дней пришелся на май 2007 года.

- Мы тогда выехали на пожар в частном доме на Павловском тракте. Погода, как сейчас помню, стояла изумительная, у школьников был выпускной, на улицах - сплошь да рядом счастливые лица. Даже не верилось, что в такой день у кого-то может случиться беда. Загорание произошло со стороны входной двери дома. Пока мы выламывали железные решетки на окнах, дети и хозяин задохнулись от дыма. Врачи потом сказали: прорвись мы внутрь несколькими минутами раньше, они бы могли выжить. До сих пор камень на сердце: могли же спасти, но не получилось.

Заслуженное звание

В пожарной части № 4, где служит Владимир Толмачев, подобралась команда настоящих профессионалов. Большинство из них вместе работают около десяти лет. Это уже не просто рабочий коллектив, а почти семья, в которой есть свои правила и… приметы.

- Мы, конечно, взрослые дядьки, но традиции соблюдаем, - Владимир Федорович раскрывает некоторые секреты. – Напорные рукава, к примеру, после возвращения с пожара мы стараемся не сушить. Просушишь - жди неприятностей, где-нибудь обязательно полыхнет. По приезде в часть караул надевает на фары пожарной машины крышки. Типа ставим автомобиль на длительную стоянку. Уловка срабатывает, вызовов становится меньше. А если серьезно: суеверия - это хорошо, но самая лучшая из примет – оптимальное самочувствие и общее физическое состояние пожарного караула. Если оно соответствующее – все будет нормально. Проверено на себе!

Владимир Федорович знает, о чем говорит. Сейчас ему 46 лет, казалось бы, для спасателя солидный возраст. И тем не менее на последнем смотре-конкурсе «Лучший пожарный» опытный ветеран заткнул за пояс гораздо более молодых огнеборцев, приехавших посостязаться с ним со всех уголков Сибири. Потом они меж собой с досадой перешептывались: «Да когда же он уйдет на пенсию?!»

Не могут с ним бороться. Ни в теории пожарного дела, ни в спорте. Чтобы заслужить звание лучшего по профессии, на конкурсе нужно показать максимально высокие результаты в кроссе, на турнике, полосе препятствий и т.д. Владимир Федорович отлично выступает во всех дисциплинах.

Звание лучшего по профессии – результат каждодневной работы над собой. Даже после дежурства он идет на тренировки. Летом – кроссы, ролики, зимой – лыжи. Его увлечение поддерживают любимая жена Ольга и дочка Полина. Ей только шесть лет – долгожданный ребенок. За папу она уже беспокоится, нет-нет да позвонит на работу. Этому она научилась у мамы…

Никто не сомневается, что и в 2012 году старший прапорщик Толмачев будет одним из основных претендентов на звание лучшего пожарного в крае. А там глядишь – он и в третий раз своим приездом перепугает коллег-сибиряков.

- Владимир Федорович – образец для подражания, - не скупится на похвалы начальник 4-й пожарной части Барнаула Алексей Черепанов. – Мы гордимся, что работаем рядом с таким профессионалом, на таких пожарных должна равняться молодежь. Каждый день он показывает пример своей смелостью, решительностью и умением принимать правильные решения в сложных ситуациях.

Новости