Целинная пятилетка героя «зимней» войны

Валериан Знаменский вошёл в историю страны как создатель советского армейского спецназа

00:00, 05 мая 2012г, Общество 2268


Топчихинские исследователи установили, что в годы целины легендарный герой возглавлял колхоз в селе Чистюнька.

Поиск длиною в полвека

До начала 2000-х годов имя Валериана Знаменского не причисляли к списку Героев Советского Союза, которые имели отношение к Алтайскому краю. Он лишь однажды упоминался в первом выпуске сборника «Боевая слава Алтая: Герои Советского Союза – наши земляки», изданном в 1967 году, но его не было в переизданиях 1972 и 1978 годов. Биография героя в той книге 1967 года заканчивалась фразой: «В настоящее время Валериан Сергеевич живёт за пределами Алтайского края».

Также отсутствовало имя Знаменского в сборнике «Золотые Звёзды Алтая», изданном в 1982 году, и в «Энциклопедии Алтайского края», увидевшей свет в 1996 году. Впрочем, в последние издания вносились только герои – уроженцы Алтайского края, из чего можно было сделать вывод, что он не наш, не местный. Но тогда чей же?

Это-то как раз было известно. Валериан Знаменский родился 11 июня 1903 года в городе Сухиничи ныне Калужской области.

И лишь в сборнике «Эта память священна», подготовленном к печати в 2006 году барнаульским краеведом Евгением Платуновым, вновь появилось его имя. Однако рядом с ним стоял знак вопроса – так составитель помечал героев, связь которых с Алтаем не подтверждена.

Установить её совсем недавно удалось учителю истории Озёрской средней школы Тальменского района Сергею Макарову, два десятка лет назад окончившему школу в селе Чистюнька, где Герой Советского Союза Знаменский возглавлял колхоз имени Крупской с весны 1955 до осени 1960 года.

Вместе с местным краеведом Лилией Степанищевой он попросил поделиться воспоминаниями об этом колоритном руководителе сельских старожилов Владимира Морозенко, Нину Кремлеву, Раису Бондаренко, Клавдию Наумову и других. А директор топчихинского музея Сергей Поздин с их помощью опубликовал в районной газете заметку о Валериане Знаменском, которую я обнаружил на сайте «Нашего слова».

На лыжах - в тыл врага

Валериан (в некоторых документах и публикациях именуется как Валерьян или Валерий) Знаменский окончил Московский железнодорожный техникум, но судьбу свою связал с армией. И стал не просто военнослужащим, а одним из создателей советского армейского спецназа.

Надо сказать, что диверсанты в СССР до середины 1930-х годов были не в чести. И хотя многие историки и публицисты приписывают заслугу в организации диверсионных подразделений Михаилу Тухачевскому, на самом деле именно будущий маршал выступал против данного армейского института. К примеру, в 1928 году в статье «Война как проблема вооруженной борьбы» он говорил о «вредительской диверсионной деятельности» в глубоком тылу, подразумевая тем самым, что так поступает только «подлый враг», а для «передовой армии» подобное недопустимо.

Тем не менее в 1934 году начальник Генерального штаба Александр Егоров издал директиву, предписывавшую создание штатных диверсионных подразделений в Красной армии. Для секретности их именовали «сапёрно-маскировочными» и придавали дивизионным сапёрным батальонам.

Дебют выпускника кавалерийских и Высших специальных курсов разведчиков при Генштабе РККА Валериана Знаменского состоялся в Испании в период гражданской войны республиканцев с мятежниками Франко. Камарада Диего Карлос (такое имя он носил) вместе со специалистами-диверсантами ГРУ и НКВД Николаем Патрахальцевым, Хаджи-Умаром Мамсуровым, Ильей Стариновым, Василием Трояном, Кириллом Орловским, Николаем Прокопюком и другими обучали испанцев, не имевших специфических навыков борьбы в тылу современной регулярной армии со времен наполеоновских войн. Отряды «красных динамитчиков» наводили ужас в тылу противника. 9 декабря 1937 года резидент советской внешней разведки в Испании Орлов сообщал руководству: «Проводимая в тылу «Д» работа привела к серьёзному расстройству отдельных участков тыла франкистов и значительным материальным убыткам и людским потерям».

Ценный боевой опыт, полученный Знаменским в Испании, пригодился ему в ходе Советско-финской, Великой Отечественной и Советско-японской войн, в которых он принимал непосредственное участие.

На полях Советско-финской, иначе именуемой «Зимней», а с лёгкой руки поэта Александра Твардовского – «незнаменитой» войны, Красная армия столкнулась с серьёзными потерями, наносимыми огнём снайперов, прозванных «кукушками». Советское командование в качестве ответных мер стало создавать мобильные лыжные отряды из числа диверсантов-разведчиков, пограничников и спортсменов.

Капитан Знаменский в феврале 1940 года возглавил такой особый отряд лыжников, перед которым была поставлена задача вклиниться в глубокий тыл противника. 24 февраля 142 воина внезапно появились у финского местечка Наутси и закрепились на высоте Безымянная. Бойцы Знаменского разгромили вражеский штаб, захватили важные документы противника, перерезали дорогу, полностью парализовав подвоз подкрепления к Петсамо. Бой на 25-градусном морозе продолжался четверо суток, до 27 февраля. Валериан Знаменский был трижды ранен в грудь и в живот, однако продолжал руководить боем. Рация не работала, и только когда пятерка его бойцов пробилась к своим, пришла помощь.

Через неделю, 7 марта, красноармейцы взяли Наутси (ныне в Печенгском районе Мурманской области). А ровно через два месяца, 7 мая 1940 года, капитан Знаменский за эту блестящую операцию был удостоен звания Героя Советского Союза.

После лечения Валериана Сергеевича направили на учёбу в Академию имени Фрунзе, специальный факультет которой он окончил летом 1941 года.

В начале Великой Отечественной войны диверсионный отряд Знаменского был заброшен в тыл нарвской группировки противника под Ленинградом для уничтожения штабов, линий связи, складов с топливом и боеприпасами. Во время прорыва из Гдовского района через линию фронта командир был тяжело ранен. Но бойцы отряда, который к тому времени назывался «имени Героя Советского Союза майора Знаменского», вынесли его на руках.

После лечения в госпитале у героя-диверсанта было ещё много боевых заданий. Отдельные операции с участием Знаменского поныне остаются закрытыми. Известно, что в 1942 году он командовал партизанским соединением в тылу у фашистов в районе Минск – Вильно – Красное. В следующем году его отозвали в Москву, в распоряжение развед-управления Генштаба.

Пожалуй, самым громким делом, мозговым центром которого был Валериан Знаменский, стала операция по ликвидации в Минске в ночь на 22 сентября 1943 года гауляйтера Белоруссии Вильгельма Кубе. Участниц боевого задания – подпольщиц-диверсанток Елену Мазаник, Марию Осипову и Надежду Троян удостоили звания Героя Советского Союза. В закрытой части Указа Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1943 года орденом Отечественной войны I степени был награждён и Валериан Знаменский. Имена таких, как он, во время войны да и после её окончания не принято было афишировать.

Только совсем недавно опубликовано письмо, направленное 3 июля 1942 года сотрудником 5-го отдела 1-го управления Главного разведуправления Генерального штаба Красной армии Валерианом Знаменским народному комиссару обороны Союза ССР Иосифу Сталину: «Мне хочется высказать свою обиду за людей, которая накопилась в течение нескольких месяцев…» В письме он подробно описывал подвиги людей, «работающих в тылу противника, в области диверсионной работы», которые наносили огромный урон противнику, его материальной части и живой силе, но из-за своей специфики обделялись наградами. В итоге обращения Знаменского звание Героя Советского Союза было присвоено командирам диверсионных отрядов Григорию Линькову и Василию Щербине, несколько бойцов награждены орденом Красного Знамени.

Позже Валериан Знаменский командовал диверсионными отрядами в Польше, Румынии и Чехословакии. Осенью 1945 года участвовал в боях с японцами на Дальнем Востоке в Маньчжурии. После победы являлся военным комендантом города Цзямусы – административного центра Маньчжоу-го, ныне расположенного в северо-восточной китайской провинции Хэйлунцзян.

Карьера Валериана Сергеевича оборвалась внезапно из-за тяжёлого ранения ног, нанесенного самураем. Врачи настаивали на ампутации конечности, но он упрямо твердил: «Я должен ходить по земле на своих ногах». Обошлось без ампутации, однако с военной службы его списали.

Полковник Знаменский навсегда вошёл в историю советской разведки как один из отцов-основателей армейского спецназа. Его имя ставят в одном ряду с основателем ВДВ Василием Маргеловым, генералом ГРУ Фёдором Кузнецовым, супердиверсантами Ильей Стариновым, Хаджи-Умаром Мамсуровым, Василием Трояном, Николаем Фёдоровым…

С каждым здоровался «по ручке»

Не менее интересна, особенно для нас, жителей Алтая, послевоенная судьба Валериана Знаменского. Уже хотя бы потому, что он пять лет прожил в нашем крае.

В конце 1940-х годов его избрали парторгом строительного коллектива, возводившего картонно-бумажный комбинат в Львовской области. В 1952 году перевели в Москву, в аппарат Министерства лесной и бумажной промышленности СССР.

В 1954 году, как известно, руководством страны было принято решение об освоении целинных и залежных земель. Для подъёма колхозного производства призвали горожан – передовых работников промышленных предприятий и различных советских ведомств. В числе так называемых тридцатитысячников оказался и Валериан Знаменский.

Появление человека «из самой столицы», бывшего военного, слабо разбирающегося в вопросах сельского хозяйства, конечно же, вызвало интерес у местных жителей. Но москвич здоровался «по ручке» с каждым колхозником, не командовал крестьянами, а разговаривал громким, но спокойным голосом и активно постигал премудрости сельскохозяйственного производства, не стесняясь обращаться за советом к опытным колхозникам. Недоверие растаяло, люди поверили новому руководителю.

Председатель колхоза имени Крупской убедил односельчан распустить многочисленные бригады и звенья, объединив их в две крупные бригады. Распашка целины за рекой Алей позволила расширить посевные площади под зерновые культуры. В 1956 году был получен рекордный за всю историю хозяйства урожай зерновых и сахарной свёклы. Колхозники впервые наелись хлеба вдоволь.

В хозяйстве также значительно увеличилось поголовье крупного рогатого скота, свиней и овец. Завершили начатое ещё в 1952 году строительство коровника и свинарника, конюшни, двух птичников. На фермах стали доить коров не вручную, а смонтировали механические дойки. Предприятие дважды побеждало на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Председатель колхоза первым заговорил о необходимости постройки нового здания школы, развитии спорта, озеленении села. При нём начали строить водопровод, заложили фруктовый колхозный сад.

Не всё из задуманного Знаменским, конечно, удалось. В том числе и потому, что он проработал в Чистюньке всего лишь пять лет – с весны 1955 до осени 1960 года.

Поначалу сам жил без семьи в доме своего предшественника Тихона Бардакова. Потом ему построили жильё из прессованного камыша, обшили его досками снаружи и изнутри. Камышитовый дом, между прочим, стоит по сей день вот уже более полувека – я заходил в него, нынешние хозяева говорят, что это жильё сухое и тёплое.

Его супруга Римма Ивановна, ставшая заведующей сельским клубом, буквально вдохнула новое дыхание в культурную жизнь Чистюньки: концерты, агитбригады, спектакли, хор и духовой оркестр.

Сын Володя, учившийся в одном классе с Лилией Степанищевой, также вполне адаптировался к деревенской жизни. Недаром в 1973 году он, оказавшись в Сибири, заехал на Алтай, чтобы повидаться с друзьями. Рассказывал им, что вскоре после отъезда с Алтая скоропостижно скончалась мать. Отец, работавший директором Карачаевской базы управления снабжения Мосгорисполкома, остро переживал потерю супруги, долго вдовствовал.

Умер Валериан Знаменский 4 апреля 1988 года. Похоронен на Кунцевском кладбище Москвы рядом со многими другими выдающимися советскими разведчиками.

Автор благодарит за помощь в подготовке очерка Сергея Макарова, Лилию Степанищеву, Сергея Поздина и Евгения Платунова.

Новости