Муза советского Микеланджело

Уроженка Алтая Анастасия Пешкова является прототипом памятника «Родина-мать зовёт!» в Волгограде

16:20, 01 февраля 2013г, Общество 3598



Фото Олег МИКУРОВ

В канун 70-летия победы в Сталинградской битве она поделилась воспоминаниями о своей судьбе и участии в работе над величественным монументом.

Потомок героев

Анастасия была первым ребёнком в семье, где существовал культ деда - Петра Дочкина. Он, по семейной легенде, был сослан в Сибирь, но и на Алтае продолжил революционную деятельность. 20 июля 1919 года в ходе крестьянского восстания против колчаковщины член подпольной организации Пётр Дочкин был избран председателем Совета крестьянских депутатов села Усть-Мосиха (теперь это в Ребрихинском районе). На призыв совета вступать в партизанский отряд откликнулось не менее пятисот добровольцев. Так возник один из первых в Алтайской губернии партизанский отряд, вскоре переросший в широкое восстание. Позже факт создания совета и старта партизанского движения, в организации которых принял активное участие Пётр Дочкин, стал классикой Гражданской войны на юге Сибири.

Отец же Насти никакой революционностью не отличался, работал каменщиком в местном колхозе. Когда пришла война – ушёл на фронт. Артиллерист Антон Пешков геройски погиб. Уже без него в 1942 году в семье появилась маленькая Тамара, которой не суждено было увидеть отца, сложившего голову в бою вскоре после её рождения.

Может быть, это смешанное чувство гордости за отца и трагической скорби подогревало Анастасию Пешкову, когда она позировала Евгению Вучетичу в работе над скульптурой женщины, призывающей к бою, защите родной земли и отмщению за гибель русских воинов?!

Не знаю, как произносят фамилию её родственники, но Анастасия Антоновна непременно подчёркивает, что ударение следует ставить на букву «о» – ПешкОва, чем в своё время удивила и вузовского преподавателя – на вступительном экзамене категорически отказалась не только от родства с Максимом Горьким-Пешковым, но и считаться его однофамилицей. Такой она была с детства – очень самостоятельной, инициативной, принципиальной. А как же иначе?! Отец погиб на фронте, в семье росли кроме неё ещё три младшие сестрёнки – поневоле станешь самостоятельной!

В 1948 году, когда Настя училась в шестом классе барнаульской школы № 9, ей невиданно повезло – дали путёвку во Всесоюзный пионерский лагерь «Артек». Это, по её словам, стало поворотным, судьбоносным событием в жизни. Она поняла, что не только нужно, но и можно добиваться высоких целей, постигать прекрасное. На всю жизнь остались яркие впечатления о поездке на поезде через всю страну, об экскурсиях по Москве, отдыхе в «Артеке». И хотя позже ей довелось 42 года жить в столице, в памяти не раз воскрешались яркие краски детского восприятия. А в «Артеке» Настя, по её словам, впервые в жизни поела досыта – за полтора месяца набрала шесть килограммов.

После окончания семилетки обучалась в Барнаульском педагогическом училище. Училась хорошо, была секретарем комсомольской организации, в 19 лет, на четвёртом курсе, вступила в партию – всё же гены деда-революционера брали своё! И носила в себе дерзкую мечту продолжить учёбу в московском вузе. Хотя мать была категорически против, ожидая, что старшая дочь начнёт работать, приносить в семью деньги. Да и подруги не верили в успех – денег в семье не было даже на поездку в столицу.

Но череда счастливых совпадений всё же помогла осуществить мечту.

Директор техникума выделил Насте Пешковой 400 рублей «на первое время» из фонда учебного заведения, а крайком профсоюза учителей выдал ей туристическую путевку в столицу.

Летом 1953 года легко, на общих основаниях поступила в Московский государственный педагогический институт. Сочинение на экзамене по литературе написала на семи страницах, удостоившись высшей отметки «отлично с плюсом». Недаром преподаватель уговаривал её перевестись с исторического на литературный факультет и выпытывал её родство с Максимом Горьким, носившим родную фамилию Пешков.

Директор турбазы не только позволил ей жить здесь, но и принял на должность экскурсовода. Позже Насте всё же выделили общежитие, которое располагалось на окраине столицы, в посёлке Тарасовка. Чтобы попасть к началу занятий, приходилось вставать ночью, уже в шесть часов утра быть на железнодорожной станции, потом добираться до института с пересадками на метро и трамвае. Чтобы не заснуть на лекции, Пешкова намеренно садилась на первый ряд, прямо перед преподавателями.

 

Натурщица

И вот однажды она бежала от метро «Парк культуры» на трамвай. Студентку буквально за руку схватила женщина, попросив выслушать её. Представилась супругой известного скульптора Виктора Думаняна. Настя, как завзятая посетительница музеев, конечно, знала, что героями его работ были выдающиеся музыканты мира: Моцарт, Шопен, Бах, Прокофьев, Бетховен, Мусоргский, Шостакович, Скрябин и другие. Однако в этот раз, по словам супруги, Виктор Думанян работал над скульптурой «Материнство» и ему требовалась натурщица. Его жена оставила студентке телефон мастерской ваятеля и пообещала достойную почасовую оплату. Эта работа ныне находится в Третьяковской художественной галерее.

Виктор Думанян устроил Анастасию Пешкову на работу старшим учётчиком в комбинат Художественного фонда РСФСР. По сути дела, девушка исполняла курьерские обязанности, доставляя документы в мастерские скульпторов и художников. Её стали узнавать, предлагать подработку. Известный скульптор Екатерина Белашева запечатлела Настю в образе одной из четырёх девушек в скульптуре «Песня». А Александр Кибальников сделал с неё работу, украсившую Владивосток.

В 1958-м или начале 1959 года коллеги предложили ей разместить фотографию в альбом натурщиков. Она отдала фотокарточку… и забыла. На неё же обратил внимание знаменитый скульптор Евгений Вучетич – тот самый, под руководством которого в 1949 году был создан величественный памятник-ансамбль в берлинском Трептов-парке, олицетворяющий освободительную миссию Советской армии. Ему пояснили, что молодая натурщица – сотрудница Худфонда, с ней работали Виктор Думанян и другие скульпторы.

Евгений Викторович познакомился с девушкой, предложил ей попозировать.

По несколько часов ежедневно он лепил из глины её порывистую фигуру со знаменем в руке – во время сеансов она держала длинную деревянную линейку. В творческие замыслы Настю он не посвящал, хотя было понятно, что Вучетич работает над чем-то величественным, высоким, патриотическим. Позже замысел художника несколько изменился. В правой руке скульптуры «Родина-мать зовёт», открытой осенью 1967 года на Мамаевом кургане в Волгограде, он разместил меч, потому что в начале февраля 1943 года рано было праздновать победу, предстояло ещё более двух лет поражать мечом врага.

Скульптор обладал сложным характером, мог быть жёстким и мягким – в зависимости от настроения. Однако к молодой сибирячке относился по-отечески уважительно. Несколько раз Настя обедала с семьёй скульптора на втором этаже его мастерской. Недаром позже сын скульптора Виктор припомнил её участие в создании «Родины-матери».

 

Собирательный образ

Анастасия Антоновна, которая, судя по всему, была первым прообразом «Родины-матери», скромно помалкивала о том, что она явилась прототипом знаменитой скульптуры. С конца 1950-х и до самого открытия ансамбля 15 октября 1967 года Евгений Вучетич продолжал работу над его центральным образом. Привлекал в качестве натурщиц и других девушек. В итоге облик «Родины-матери» получился собирательным.

Достоверно известны имена натурщиц, чьи фигуры стали прообразом знаменитой скульптуры. Это жительницы Волгограда – студентка Екатерина Геворкянц и официантка Валентина Изотова, грузинка рекордсменка мира и восьмикратная чемпионка СССР по метанию диска Нина Думбадзе, бывшая балерина из Ленинграда Елена Сидорова, москвичка Вера Покровская. Что касается лица скульптуры, то в литературе упоминаются имена третьей супруги Вучетича Веры Владимировны и Екатерины Геворкянц. Именно их Евгений Викторович просил позировать с открытым ртом, как бы без конца выкрикивая букву «о».

Но первой натурщицей «Родины-матери», вероятнее всего, была наша землячка.

Увы, фотографий той поры не сохранилось. Художники – люди суеверные, нередко опасаются сглазить творческие задумки. Облик «Родины-матери» только-только рождался в воображении скульптора, он был недоволен собой, просил натурщицу изменять позу. В конце концов она поняла, что деликатный Вучетич смотрит на неё не как мужчина, а как художник. И, переборов стыд, сняла купальник, как это и принято делать в мире натурщиц. Данный шаг был для неё непростым, но она решилась на него, видя, как мучается в поиске того единственного образа «советский Микеланджело», создавший величественные композиции в Берлине, Москве, Нью-Йорке, скульптурные портреты военных и государственных деятелей, героев Гражданской и Великой Отечественной войн, а также выдающихся деятелей науки, литературы, искусства.

И ещё один сюжет связывает Анастасию Антоновну с Евгением Вучетичем и его великим творением – волгоградским мемориалом – скульптура «Скорбь матери». Там – её лицо, только состаренное – такое, наверное, как оно выглядит сейчас. Намучившись с образом будущей «Родины-матери», Евгений Викторович просил нашу землячку также попозировать коленопреклоненной, держащей в руках объёмистый свёрток. В итоге замысел художника вылился в композицию склонившейся фигуры женщины-матери, скорбящей над погибшим в бою воином-сыном.

Больше Анастасия Пешкова с Евгением Вучетичем не встречалась. Насмелилась поблагодарить его за работу только в 1974 году, но узнала, что он только что скончался. Да и на Мамаевом кургане Волгограда, где запечатлён её облик, так и не довелось побывать. А на укоры, что столько времени делала тайну из участия в работе с великим скульптором, отвечает, что это – святая тема! «Да и что значит моя роль, – говорит она, – в сравнении с тем, что увидел и сделал Вучетич? И главное – по сравнению с подвигом наших воинов в Сталинграде?!»

 

Главное дело

Великая гордость Анастасии Антоновны – то, что она является ветераном педагогического труда. Это было главным делом её жизни, которому отдано больше трёх десятков лет. Скромная школьная учительница три года, с 1971 по 1974-й, работала по контракту в Улан-Баторе – столице Монголии - в спецшколе, где практиковался беспереводный метод обучения. Иными словами, преподавание там велось на русском языке. А обучались в спецшколе не только дети высокопоставленных чиновников, но и способные потомки простых аратов, желавшие познать советскую культуру. Учительница русского языка и литературы старалась работать индивидуально с каждым ребёнком. Многие из них после окончания школы учились в Советском Союзе, стали известными людьми на родине. Больше десятка из её 42 выпускников избрали специальность преподавателя русского языка и литературы.

После возвращения в Москву Анастасия Антоновна продолжала работать в народном образовании. Преподавала эстетику и политэкономию, занимала должность заместителя директора
профтехучилища по воспитательной работе. Один из опросов подопечных показал, что они предпочитают специальным дисциплинам те, которые преподавала Анастасия Антоновна.

В 1995 году возвратилась в Барнаул, где живут её сёстры Валентина, Галина и Тамара. Некоторое время назад, когда сломала шейку бедра, перебралась в семью племянника - воина-интернационалиста Виталия Цыбенко. Как уже сообщала наша газета, благодаря бескорыстному участию редакции «АП», представительства Российского Красного Креста в Барнауле, краевой Общественной палаты и администрации края Анастасии Пешковой вручили коляску ветеран-«афганец» Владилен Волков и депутат Барнаульской городской думы Сергей Войтюк. Символично, что это произошло в самый канун 70-летия разгрома фашистов в Сталинградской битве. Жизнь человека, облик которого запечатлён в образе «Родины-матери», наполнился новым смыслом.

Новости