Ручная, душевная работа

20:00, 16 октября 2017г, Общество 1418


В селе Куяган при содействии службы занятости бывшая безработная начала собственный бизнес.

В расположенное за двумя перевалами дивное село Куяган добирались мы из райцентра вместе с директором Центра занятости населения Алтайского района Михаилом Житниковым. И была дорога долгой, хоть и коротка она – всего-то 52 километра. Навстречу нам попалась лишь пара машин, одной из них был хлебовоз из райцентра. Подумалось: «Может, скоро он и позабудет в Куяган дорогу?..»

Спросите, почему меня посетила сия мысль? Потому что ехали мы в гости к Елене Тропиной, всего-то как три месяца ставшей индивидуальным предпринимателем, хозяйкой мини-пекарни.

Нашли мы новое предприятие сразу – на главной дороге, за сельсоветом. Правда, направились журналисты сначала в противоположную сторону – к двери с надписью «Магазин». Увы, торговое заведение приказало долго жить, как и все остальное здание: остовы бывшего детсада удручали. Но мы пошли на хлебный запах и… улыбку: на углу здания нас поджидала молодая женщина. Как оказалось, это была дочь Тропиной. Она и ввела гостей в обитаемую часть здания, во владения мамы-предпринимателя.

Журналисты одолели героиню дня вопросами. Мягкая, улыбчивая женщина подробно отвечала на все.

– Приехали мы из Кулунды, – рассказала Елена Тропина. – Здесь природа красивая, горы – место хорошее. Раньше я работала в службе газа, о профессии пекаря и не думала. Но начала дома выпекать хлеб – и на семейном совете решили попробовать организовать пекарню.

Нас поддержали в центре занятости. На средства, выделенные ЦЗН (58 800 рублей), мы приобрели шкафы расстоечный и для выпечки, столы разделочные, весы, тестомеситель, вытяжку, стеллаж для хлеба и другое необходимое оборудование и инструменты. Создано одно рабочее место, но муж мне во всем помогает.

Начинаем рабочий день с пяти утра, к 11 уже покупатели идут за горячим хлебом. Вес булки – 650 граммов, весь хлеб первого сорта. Еще продаем булочки с изюмом и повидлом, плюшки с сахаром.

– Сколько обычно бывает покупателей у вас в день?

– 30 – 50 булок в день продаются. Это пока, – улыбается Елена.

Супруг Андрей добавляет:

– Возим еще хлеб в Казанку, Куячу и Булатово – там даже магазинов нет…

– Что показали прошедшие три месяца, есть смысл заниматься этим бизнесом?

– Смысл есть! – отвечает Тропин.

Люди как горы

Директор ЦЗН Михаил Житников отметил, что уровень безработицы в Алтайском районе весьма низок – 0,5 процента от числа трудоспособного населения (порядка 75 человек).

– По краю мы третьи после Барнаула и ЗАТО Сибирский, – сказал Житников. – Бывают единичные случаи, когда находятся желающие жить на пособие, но мы с ними работаем. Ведь пособие – это не средства на пропитание, а материальная поддержка для активного поиска работы, например, на транспортные расходы, телефонные переговоры.

Программа самозанятости безработных у нас реализуется с 2009 года, через нее прошло порядка ста сельчан. Скажете, не очень большие показатели? Это потому, что в нашем районе бизнесом люди занимаются давно: они не ждали поддержки государства. Потому многие ниши предпринимательства были ко времени начала действия программы уже заняты.

Сейчас сложнее бизнесом заниматься, но Елена Тропина не побоялась. Она нашла своих клиентов, прибыль есть. Замечу, что условия нынче усложнились. Если раньше, получив финансовую поддержку от службы занятости, предприниматель по договору обязан был не менее года проработать, сейчас же как минимум три года он должен заниматься бизнесом и платить налоги.

Увы, пекарни зачастую не выживают, потому что печи электрические, расстоечные шкафы тоже и помещение надо отапливать. А для юридических лиц электричество сейчас стоит в несколько раз дороже, чем для физических. Себестоимость хлеба получается высокой. На такую себестоимость объемы продукции должны быть большие… Важен также человеческий фактор: производство и сбыт организовать да вставать в пять утра – это не каждый сможет. Хлеб – дело не простое, я это точно знаю…

– Михаил Михайлович, возникает ощущение, что вы с хлебопечением знакомы не понаслышке.

– Да, лет с 15 до 22 – в школьные и студенческие годы – я каждое лето подрабатывал на хлебозаводе. Начинал с должности формовщика – формочки маслом смазывал, дослужился до самой сложной, ответственной и высокооплачиваемой должности тестовода. Технологию знаю от и до.

Когда стали появляться частные пекарни, хлебозаводские изделия уже не смогли конкурировать с ручным производством. Ведь тут каждый кусочек в руки возьмешь, тесто оторвешь – сначала его на весы, а потом аккуратненько в формочку положишь… А то же самое тесто брось в форму на ленту – и получишь совершенно другой результат!

Да, руководитель ЦЗН не может не переживать за бизнес Тропиной – слышали бы вы, как он рассказывает о расстойке и температуре, печи да опаре. Он помнит даже, что на лотке хлебозаводском было 8 булок в 2 ряда, на тележке – 
7 рядов… «Да вы поэт!» – перебиваю я. Собеседник смущается, но отвечает:

– Я родился и вырос в Алтайском. Родиной своей горжусь, считаю одной из лучших в крае по природно-климатическим условиям. И инфраструктура развивается, ведь турпоток идет через район, а это позволяет открывать новые рабочие места.

Оказывается, гордится новой родиной и Айгюн Гусейнова. Вместе с тремя мал мала меньше ребятишками она как раз гуляла по улице, подошла к пекарне.

– Айгюн, детсада в селе нет, трудно вам одной с тремя по хозяйству управляться? Хлеб сами печете?

– Раньше сама пекла дома, но хлеб из пекарни не отличается от домашнего. Я и перестала – зачем печь самой, если этот есть?

Светлана АЛЕКСАНДРОВА, Анна ДОБРОСМЫСЛОВА (фото)