Рейтинг редакционной почты

00:00, 14 января 2012г, Общество 1686


Наша читательница из Волчихи Н.Глазунова проходила лечение в краевом центре восстановительной медицины и реабилитации в Яровом. Вот уже и день отъезда подоспел. Путь домой неблизкий. Маршрут автобуса Яровое – Рубцовск проходит по восьми районам, его протяженность – 350 километров с гаком.

К месту посадки подошел …южнокорейский автобус летнего исполнения «Хундай» АС
№ 433. От его вида и перспективы провести в салоне свыше семи часов все пассажиры, пишет Н.Глазунова, впали в шоковое состояние. С тем и загрузились. И поехали в этой «морозильной камере» без каких-либо удобств – на жестких сиденьях с прямыми спинками.

«Государство затратило на наше лечение и восстановление здоровья немалые деньги из бюджета – и вот одним махом все пошло насмарку, так как в Рубцовск мы приехали чуть теплее снеговиков, - говорится в письме. - Руководитель выполняющего эти перевозки Рубцовского автотранспортного пассажирского предприятия А.Усков может сказать, что никто нас не заставлял ехать в этом автобусе. А что нам оставалось делать? Билеты куплены, из больницы мы выписаны, с нами вещи и впереди зимний вечер в незнакомом городе…»

Интересно, кто-нибудь у нас вообще контролирует, на каких автобусах автоперевозчики доставляют пассажиров, тем более на столь протяженных маршрутах?

Это письмо наш постоянный подписчик Н.Глазунова написала не только от себя лично, но и от имени своих товарищей по замерзанию – в надежде, что другие больные, находящиеся на лечении в Яровом, не попадут в такую ситуацию, в какой оказались они 8 декабря минувшего года. Как говорится, выход есть – или будут приняты меры и по маршруту пойдет более комфортабельный транспорт, или люди найдут другие возможности добраться до дома.

 

Подозрительные ляжки

Занимательную историю рассказал «АП» Николай Васильевич Пирожков, проживающий в с. Кадниково Мамонтовского района. У его свояка Геннадия Зуева две дочери живут своими семьями в Барнауле. Собрался Зуев навестить дочерей и троих внуков. Заодно и продуктами поддержать. Загрузили они с женой Верой полный салон своих «Жигулей» всякой всячиной: по мешку картошки каждой семье, по сумке свинины обрезной, по потрошеной курице. Были там и яйца, и солонина, и сметанка деревенская, и варенье.

И отправился свояк утром 10 декабря к дочерям в краевой центр. Уж доехал почти, но на КПП Барнаула был остановлен полицией. Открыв и осмотрев салон, инспекторы насторожились и потребовали справку на две свиные ляжки. Вдруг они с фермы какой сбежали, обрезались от сала и сами в сумки забрались, чтобы нелегально, без документа проникнуть в город? Бдительность не подвела стражей порядка – справки у Зуева на пару беглых свинских ляжек не оказалось. «Тогда мы их конфискуем», - строго сказали стражи потрясенному таким оборотом дела свояку. Но на конфискацию он все-таки не согласился.

Повезли его в отделение. Вместе с ляжками и прочими гостинцами, конечно. Там посадили Зуева за железную решетку, потом провели весь комплекс необходимых следственных действий: сфотографировали, как полагается, в профиль и анфас, сняли отпечатки пальцев и вызвали ветврача. Тот повел себя несколько невежливо по отношению к полицейским, как говорится в письме, «послал их на какие-то буквы и удалился».

А дети пенсионера волнуются, ведь знают, что он выехал из дома, звонят матери: «Где отец, что с ним?» Тут, естественно, поднялась некоторая паника, из Кадниково в Барнаул рванул другой свояк, Александр Мясников: вдруг ДТП какое, помощь нужна. Позвонив с дороги, чуть успокоил родню: мол, на трассе автомобиля Зуева нет. Тогда что же случилось?

Да нет, все нормально кончилось. Продержав четыре часа, измученного пенсионера все-таки отпустили, как в сказке, подобру-поздорову. Ну или почти.

С извинениями или без – об этом история умалчивает. А жаль. И опасение точит. Вот так купишь на рынке мяска, понесешь домой. А справки-то и нет, не дают там. А вдруг?..

Чтоб горю реченькой не литься…

В сущности, как сказал кто-то из великих, вся мировая литература держится на сравнительно небольшом числе сюжетов. А жанры – их ведь тоже, если посмотреть, всего ничего. И вообще, как живем – о том и поем.

Вот был когда-то на Руси популярным жанр святочного рассказа. Ну, вы помните: «Шел по улице малютка (сиротка), посинел и весь дрожал…» А дело было на святки. И тут случалось с малюткой какое-то чудо…

О сюжете под кодовым названием «Валенки», готова поспорить, вы тоже знаете. С периодичностью сибирского календаря он то и дело возникает из небытия. Помнится, как много лет назад (и сколько раз подряд) читатели закидывали нашу редакцию вырезками из местных газет или переписанными от руки их вариантами с просьбой опубликовать в «АП» эту жалостливую историю про то, как…

Отец-алкаш пришел домой

С очередного «увольненья»,

С больной от пьянки головой,

С надеждой скорого похмелья…

Эта цитата – уже из предновогоднего письма барнаульца Н.Хорохордина. Автор изложил известный сюжет в поэтической форме, стихотворение получилось очень драматичное и большое, так что нет возможности привести его целиком. Отдельными выдержками из него мы и напомним (тем, кто, может, подзабыл) о дальнейшем развитии событий. Как этот горе-отец после лихорадочных поисков нашел-таки, что можно загнать бабке-самогонщице в обмен на ее сивуху. Это были новые валенки маленького сына:

Их внуку дедушка скатал

И подарил пред Новым годом…

Мальчик, «в пылу отчаяния забыв в ботинки старые обуться», по снегу босиком побежал за отцом. Дальше - про то, как «сосед на лошади отвез в район нескоро мать с сынишкой, в то время как отец-прохвост веселым был и даже слишком». Потом он, конечно, пришел в больницу к лишившемуся обеих ног сыну, и тот просил отца не огорчаться: «Зачем о валенках реветь, ведь в них теперь не обуваться…»

Злободневно и скорбно звучит заключительная мораль автора:

Россия, Родина ты мать,

Так что же с нами-то творится?

Когда же будем меру знать,

Чтоб горю реченькой не литься?

…И спи спокойно всю ночь

Не знаю, как вы отнесетесь к этому письму. Но хотелось бы, чтобы все-таки прислушались к размышлениям его автора, Владимира Кайсарова из с. Редкая Дубрава Немецкого национального района. По его словам, за всю свою жизнь он первый раз написал статью и надеется, что она будет напечатана.

Что ж, печатаем. Прямо начиная с авторского предисловия, в котором Владимир Иванович пишет, что «раньше на Руси, когда не было ножей, а уж о скальпелях что и говорить, на мошонку бычков, это крупнорогатый скот, надевали кожаные мешочки, и скотинка ходила с ними несколько дней, после чего их снимали. И все, бычок как производитель уже был негоден. Без доступа свежего воздуха, прохлады в мешочках поднималась температура, и яички погибали. Сам по себе телок вырастал здоровый, хозяину служил, может, еще лучше, чем невыложенный».

Все это будто бы Владимир Иванович слышал по телевидению. Возможно, и впрямь применяли такой метод. (Но не из-за отсутствия ножей, конечно. Когда их не было, хотя бы каменных заточек, не было и прирученного КРС. Причина, скорее, в бескровности операции, большей безопасности для животного.)

Но это все предисловие, главные рассуждения автора впереди. «Это же самое, - пишет Владимир Иванович, - мы проделываем сейчас со своими новорожденными мальчиками. Которым надеваем, будь они прокляты, памперсы…

Что происходит при этом? Дите помочилось в памперс, температура тела под ним от влажности повышается, да еще одеяло сверху, получается жаркий компресс на всю ночь…»

Логично? Вполне. Вспомните телерекламу: «…ты спокойно спишь всю ночь. Спокойные ночи – счастливые дни». Понятно же, для чего рекламируется товар. Для привлечения потребителей, повышения спроса – и прибыли производителя.

«Горошинке, которая в дальнейшем вырастает в мужское яичко, достаточно этого постоянно повышенного тепла, чтобы свариться, - убеждает Владимир Иванович. – Все мы любим своих сыночков. И с младенчества делаем их инвалидами… Я помню, в советское время врачи советовали надевать тугие плавки лишь при купании на реке или в бассейне. А сейчас смотришь, парни, мужчины постоянно ходят в плотно облегающем эластике, в плавках или боксерах, под такими же джинсами. Испокон веков нормальными для мужчин считались свободные трусы и брюки. «Памперсный» бум начался где-то в 90-х годах, как раз мальчики, которым исполнилось лет по 18, которые уже отслужили или служат в армии, первыми оказались под угрозой бесплодия».

И завершает Владимир Иванович свое письмо вот таким обращением: «Матери и отцы, у кого сыновья, которым вы надевали памперсы, уже большие, расспросите их, как у них с сексом, влечет ли их к девочкам. Если нет – то срочно, пусть вам 40 и больше лет, рожайте еще сыновей – для продолжения своего рода, своей нации, для спасения страны». Вот так, ни много ни мало. Во всяком случае, все же – во здравие?

Письма читала Галина ПОПОВА.

Новости