Вопросы местного значения

Дождется ли село Кусак хорошей жизни

00:00, 28 февраля 2012г, Общество 5968


Если просто проехать по селу Кусак в Немецком национальном районе, то вздохнешь не без зависти – живут же люди! Дома все как на подбор – большие, добротные, нарядные. А вот если поговорить с жителями, то опять-таки вздохнешь – живут же люди! – но уже без всякой зависти. 

Из рук в руки

В советские времена в Кусаке был колхоз, который потом, при новых реалиях, не раз реорганизовывался. Предпоследней организационной формой было «КФХ», которым руководил Владимир Функнер. Одним из условий Функнера была продажа ему земельных паев жителей Кусака – если я не буду собственником, сказал он, мне смысла нет вкладываться. Со вздохом, почесав головы, граждане продали паи Функнеру. (Эти проданные паи – важная деталь, запомните ее). У Функнера планов было громадье – он решил создать животноводческий комплекс на тысячу с лишним голов племенного молочного скота и даже получил на это миллиард рублей. Но потом как-то так вышло, что комплекс забуксовал. В конце концов весной 2010 года Функнер продал хозяйство Ассоциации сельхозпроизводителей и сельхозпереработчиков «Изумрудная страна», а с хозяйством, получается, и весь Кусак. «Изумрудная страна» комплекс достроила, осенью 2011 года кусакские коровы справили новоселье в новых коровниках. О переходе Кусака под крыло
«Изумрудной страны» СМИ много писали и показывали. Заголовки репортажей в конце 2010-го - начале 2011 года об этом были как на подбор бодрящие: «Животноводство – по науке», «Второе дыхание» и т.п. Тогда сообщалось, что во всех хозяйствах, вошедших в «Изумрудную страну», погашены многомесячные долги по зарплате, сохранены рабочие места, а в Кусаке количество работников даже возросло. Всем, и прежде всего жителям Кусака, хотелось думать, что теперь-то после стольких лет мытарств все будет наконец хорошо.

Однако в январе 2012 года в Интернете появился ролик «Обратная сторона «Изумрудной страны» (http://www.youtube.com/watch?v = GzCdMCZmEaY). Зрелище не для слабонервных: сначала на видеокадрах – телятник с дырявой крышей и грязными, в навозе, телятами. Видеоряд резюмируется комментарием: «Сарай стоит весь на подпорках, он запрещен к эксплуатации пять лет назад, но в нем до сих пор находятся животные и работают люди». Затем показан свинарник – хрюшки ходят по загонам, оставляя следы в слое грязи. Далее кадры со скотомогильника: прямо на снегу и покрытые снегом лежат туши палых коров и свиней. Получалось, что ни к чему хорошему переход Кусака к другому собственнику не привел?

Съемка эта, особенно трупы коров и свиней, вызвала шок. Районная газета «Новое время» 27 января текущего года так описала последующие события: «Целую гору трупов и останков животных на двух «Кировцах», сопровождаемых бульдозером,  вывезли 19 января на несанкционированную свалку за селом». Причем весной отсюда должен был быть сами понимаете какой запах, а свалка от крайних домов Кусака - в 250 метрах. Жители Кусака начали писать во все инстанции, и в конце концов останкам несчастных животных нашелся последний приют: оказалось, в скотомогильнике, по краям, еще есть место – туда и распихали…

Однако точки зрения на то, хорошо или плохо стало Кусаку от вхождения в «Изумрудную страну», по-прежнему имелись разные.

Про коров

Свою нынешнюю жизнь люди неизбежно сравнивают с тем временем, когда «все было хорошо». Настоящее проигрывает прошлому. Вот, например, занятость.

Прежде – правда, уже очень давно - в хозяйстве работало 800 человек. Нынче – немного больше двухсот. Это процесс повсеместный, для него и слово есть красивое - «оптимизация», - но деревенским от этого не легче. К тому же в селе оказались ликвидированы коптильня, пекарня, а это были и рабочие места, и удобство: свой хлеб, своя колбаса.

Центральное отопление, бывшее когда-то отдельной гордостью Кусака (на всю округу им одним не надо было топить печки!), теперь стало миной замедленного действия: каждый сезон местные жители ждут – будет ли работать находящаяся в ведении ООО «Кусакское» котельная, а если будет – то сколько она даст тепла? Вопрос о тепле тем чувствительнее, что именно в Немецком районе нынешней зимой был установлен рекорд холода: 31 января в Гальбштадте термометры показывали минус 48 градусов.

Самый же больной вопрос – хозяйство, животноводческий комплекс.

- Молочного стада у нас 1200 голов, а построили два коровника на 1100 голов. И всех коров туда перевели… - рассказывает Наталья Шилкина, еще недавно работавшая в хозяйстве бригадиром молочно-товарной фермы. – Секция на 125 коров, а есть 140-150. Поилок мало, места у кормушек не хватает. А что такое, если корова два дня не попьет? Коровы стали худеть, начался падеж. В минувшем декабре 45 голов дойного стада зарезали, в январе – 40 голов.

У деревенских же душа за скотину болит, может, больше даже, чем за себя.

- С ноября шел отел, и эти коровы, первотелки, вводятся в стадо. Молодая корова ничего в этом коровнике не знает, сутки-двое ей надо, чтобы освоиться. А если еще и к поилке не подступиться, если корова не попила двое суток, то плохо дело… - говорит Елена Боровикова. – Коровы наши привыкли к моциону: даже зимой хоть на час, а выгоняли их погулять. А сейчас сутками они в коровниках. Скученность, сырость. Мастит, болезни копыт – и на бойню. Нам хоть и самим надо жить, а все-таки жалко этих буренок. У нас всегда такие справные были коровы, а теперь - скелеты!

При этом все, с кем я беседовал, не против работать в «Изумрудной стране» (да больше-то и негде – разве что на «севера» вахтовым методом ездить). Только просят убрать нынешнего управляющего Ивана Булаткина, в котором, похоже, видят источник всех бед.

Сход

Прочитав все это, вы, думаю, не удивитесь, узнав, что 9 февраля, в день сельского схода, клуб в Кусаке был набит битком. Заняты оказались все места (около двухсот), да еще и стояли у стен. По всему выходило, что раз-говор будет напряженный и резкий. Глава района Федор Эккерт на сход не приехал – то ли предвидел неприятный диалог, а то ли и правда занедужил. Вместо него был Эдуард Винтер, недавно ставший заместителем главы, а до этого работавший в Русско-немецком доме в Барнауле и уже поэтому вряд ли хорошо знакомый с проблемами Кусака.

В повестке дня схода стояли два вопроса – отчет главы села Галины Райнерт о работе за последний год и предстоящие выборы 4 марта, когда в Кусаке кроме президента будут выбирать еще и депутатов сельсовета. Зал терпеливо переждал, пока Галина Райнерт отчитается за свою работу, а потом началось…

Как пояснили мне местные жители, в последние годы сходы собирали по 15-20 человек и проходили тихо-мирно, так что потом и вспомнить нечего. Нынче же волны народного гнева бились об Ивана Булаткина, исполнительного директора ООО «Кусакское», а по сути - управляющего «Изумрудной страной» в Кусаке. Иван Булаткин стоял как скала. На претензии о молоке – почему при своем молочном производстве его возят из Бийска? – сказал, что согласно требованиям молоко надо пастеризовать, сырое продавать нельзя. Про мертвечину на свалке заявил, что это еще надо посмотреть, чьи были коровы и свиньи – граждане, мол, и сами горазды их на свалку вывозить. О падеже сказал, что пало с начала года шесть голов.

- Да мой муж лично каждый день вывозит по 4-5 голов павших! – не выдержала заведующая ДК Анастасия Фладунг. Булаткин оставил эти ее слова без комментария.

- Какую оценку вы дадите своей работе? – кричали Булаткину из зала.

- Мне есть перед кем оценку давать… - отбивался он.

Это крайне короткий и облегченный пересказ всего того, что происходило в ДК села Кусак вечером 9 февраля. Зал то хохотал, то гудел. Когда Наталья Шилкина прокричала: «Давайте все попросим Ивана Петровича уйти!» - зал встал и начал кричать: «Уходите!» Сидевшие в первом ряду районные чиновники и прочие гости смотрели на это квадратными глазами. Сергей Шнайдер, заместитель главы района по сельскому хозяйству, когда дошел черед ему выступать, сказал:

- Мы сейчас проводим сходы по району, люди везде неплохо собираются, но как у вас… Я вижу озабоченность судьбой хозяйства. Насколько собственник среагирует – не знаю… - продолжил Шнайдер. – Вы сами пошли на этот шаг. Но в любом случае полагаю, что Иван Петрович должен задуматься. Вы выразили ему недоверие, наверное, ему надо сделать выводы…

Точка зрения бизнеса

Сразу после схода я поговорил с Иваном Булаткиным. По всем вопросам он дал мне ответ: с начала года пало 6 голов, еще 78 голов забито по разным обстоятельствам, увольнения вызваны необходимостью (у прежних работников уровень образования не всегда дотягивает до требований, предъявляемых новым оборудованием), кто хорошо работает, тот хорошо получает.

По прибытии в Барнаул я встретился с Николаем Хомайко, который в «Изумрудной стране» второй после ее хозяина Александра Антипина человек. Разговор у нас получился долгий и горячий. Однако точку зрения Николая Хомайко на ситуацию я уяснил. Тем более она простая: «Изумрудная страна» занимается бизнесом и решает проблемы своих работников («Которых на сходе не было!» - заявил мне Николай Хомайко), а решение проблем трудоустройства и быта остальных жителей села «Изумрудная страна» решать не намерена, так как это является прямой обязанностью сельской и районной администраций.

- Каждый должен отвечать за свое, мы - за бизнес, власть районная и поселковая – за социалку. А в Кусаке детский сад до сих пор наш... – перечисляет Николай Хомайко. - Котельная наша, и мы отапливаем все жилье, ЦРБ – а почему администрация не берется за это, ведь за отопление по закону должна отвечать она? И мы котельную в Кусаке в этом году администрации передадим. По окончании отопительного сезона напишем письмо – и пусть забирают. Мы в 2011 году уже хотели передать, но администрация нам сказала, что поздновато письмо написали. Ничего, нынче вовремя напишем. Мы не можем и не будем отвечать за все село. Бизнес не может за все отвечать. Пусть и власть за что-то отвечает. Если есть потребность в пекарне и коптильне, пускай глава организовывает и коптильню, и пекарню. А у нас есть коллектив, вот с ним мы работаем. Из наших работников никто на эти сходы не ходит, потому что их проблемы решены. По закону муниципалитет должен взять всю социалку на себя. Но они рады тому, что избавились от обязанностей. А когда народ возмущается, подставляют нас – вот, мол, с них и спрос. Шнайдер ведь знал наши цифры по падежу и убою скота – ему такую же сводку подают, как и мне. Почему он не встал и не сказал: «Граждане, все не так»? Почему он смотрел, как Булаткин один отдувается за все, в том числе за то, к чему вообще касательства не имеет? Так быть не должно. Должно быть взаимодействие бизнеса и власти. А его нет. Есть только «дай!» - на то, на другое, на третье. Булаткин в 6.30 звонит мне с фермы. Пусть хоть раз глава района позвонит мне в это же время с фермы…

И как быть?

Что сказать в итоге? На мой взгляд, для разрешения ситуации всем участникам этой истории – администрации, Булаткину, Хомайко, жителям села Кусак – надо просто поговорить. Сход – это был не разговор. Сход – это был выброс эмоций, выплеск накопившегося. После него как раз и начаться бы разговору – ан нет, по графику теперь только через год.

Но разве нельзя назначить дату еще раз, оповестить всех, снова собраться и снова поговорить – может, официально, а может, за чаем? Сказать друг другу всю правду и понять друг друга. Так обычно и решаются самые неразрешимые проблемы. И тогда, вполне вероятно, окажется, что все мы люди.

Как сказал губернатор края Александр Карлин в своем отчете: «Лимит терпения у людей просто иссяк». И это надо понимать в первую очередь районным и поселковым властям. Потому что именно у них в обязанностях (ФЗ-131) записано – «решение вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций». Пока же чуть ли не главным достижением поселковой администрации за 2011 год были вкрученные лампочки уличного освещения (по четыре лампочки на улицу), а даже просьбы граждан построить туалет на кладбище были сочтены требованием чрезмерной роскоши. Районная власть на сходе и вовсе ограничилась выражением сочувствия и полезными советами...

Барнаул – Кусак - Барнаул.  

Новости