Решение будет взвешенным

00:00, 30 марта 2012г, Общество 2115


23 марта в малом зале администрации Алтайского края прошел «круглый стол», посвященный одному вопросу: открывать или не открывать в апреле весеннюю охоту на боровую и водоплавающую дичь. Проводил «круглый стол» заместитель губернатора края Александр Лукьянов, среди приглашенных – ученые, охотпользователи, представители природоохранных структур, общественных организаций, государственных специально уполномоченных органов в области охоты, управления охотничьего хозяйства Алтайского края, журналисты.

Актуальность этого события не вызывает сомнения, ведь в этом году ситуация с водоплавающей и боровой дичью обострилась крайне: к продолжающемуся резкому падению ее численности и процветающему варварскому браконьерству добавились очень сложные погодные условия текущего года. Поэтому и разговор был особым.

Начиная мероприятие, Александр Лукьянов отметил: «Главная цель сегодняшнего заседания – выяснить проблемные вопросы, которые существуют в отрасли охотничьего хозяйства, и как их совместно решать».

А вот мнение тех, кто принял участие в обсуждении злободневной темы.

Александр Семенюк, начальник управления охотничьего хозяйства Алтайского края:

- Анализируя состояние водоплавающих в крае, необходимо отметить, что за последние 10 лет их численность упала почти вдвое – с 3,5 миллиона особей в 2002 году до 1,8 миллиона особей в 2011 году. Это подтверждают и данные по добыче водоплавающих. В период с 2004 по 2011 год осенняя добыча водоплавающих упала на 42 процента. Особенно быстрыми темпами падает численность гусей, в первую очередь серого, гнездящегося на территории края.

Охота и присутствие человека во время размножения в угодьях вносят фактор беспокойства, приводят к более частому покиданию гнезд, гибели кладок из-за переохлаждения. По сообщениям биологов-охотоведов, исключение фактора беспокойства в охотугодьях в весенний период дает больший эффект, чем весь существующий комплекс биотехнических мероприятий, проводимых в хозяйствах.

Многолетний запрет весенней охоты с конца 60-х годов прошлого века был введен при значительно более высоком уровне численности водоплавающих, нежели сейчас. Он, несомненно, повлиял на увеличение численности гуся в крае в конце 80-х – начале 90-х годов. Это была в свое время серьезная победа здравого смысла.

И еще один момент – в последние годы наблюдается существенное снижение уровня обводненности на большей части территории Западной Сибири. А судя по количеству выпавших осадков этой зимой, состояние водно-болотных угодий в регионе в 2012 году будет крайне неблагополучным для размножения водоплавающих птиц. Открытие весенней охоты усугубит ситуацию и поставит под вопрос проведение осенней охоты.

И как вывод: при существующем стремительном сокращении водоплавающих в крае проведение весенней охоты по меньшей степени нецелесообразно.

Александр Бондарев, кандидат биологических наук, центр защиты леса, более 40 лет исследующий ресурсы охотничьих животных в крае:

- Численность уток и гусей, составляющих основу в добыче охотников Западной Сибири, стремительно сокращается. Причины этого процесса не исследуются в должной степени, а меры по стабилизации поголовья уток, лысух и гусей не принимаются.

У нас низкая культура охотников, охотничье собаководство не развито и не стимулируется, поэтому битая и подраненная дичь не разыскивается. Щадящие селекционные способы охоты на уток большинству охотпользователей не известны и не вошли в практику организации охоты.

Примеры свидетельствуют о результативности запрещения весенней добычи перелетных птиц в местах гнездования для сохранения и увеличения их поголовья.

Надо использовать опыт других регионов. Например, фантастическое увеличение поголовья косули в Курганской области в итоге привело к рентабельному охотхозяйству. И своим охотникам дают лицензии, и иностранцы на охоту стоят в очереди по 2-3 года.

Сергей Панов, председатель правления Алтайского краевого общества охотников и рыболовов:

- Вопрос нужно рассматривать в комплексе. Хотим мы или нет, но это отрасль народного хозяйства и она развивается по экономическим законам точно так же, как и любая другая отрасль народного хозяйства. В последнее время в Алтайском крае усиливается антиохотничье движение.

Введение тотальных запретов не приносит положительных результатов, а зачастую дает обратный эффект. Запрет охоты – это попытка прикрыть неспособность правильно организовать и проконтролировать ее. Этот запрет не уменьшит число браконьеров и не увеличит количество дичи. Наоборот, он ударит по охотпользователям и по законопослушным гражданам-охотникам.

Основные доводы противников весенней охоты – снижение численности водоплавающей дичи, низкая культура охотников, увеличение природных пожаров и этичность в принципе проведения охоты в период размножения, влияние отравлений дробью и так далее.

Мы сделали запрос в Центр-охотконтроль и получили экспертное заключение. В нем говорится, что снижения численности во время охоты не происходит. Есть цикличность, но снижения, как нам говорят, практически нет. Мало того, весенняя охота никак не влияет на численность водоплавающих при грамотном ее проведении.

Затрагивая тему пожаров и низкой культуры охотников, хочу сказать, что на сегодняшний день у нас в Алтайском крае не зафиксировано ни одного пожара по вине охотников.

Мы сейчас не при Советском Союзе живем, когда 77 егерей было, а охотовед, кстати, был в каждом районе. Мы уже дожили до того, что у нас на одного районного охотоведа 700 тысяч га и 30 литров бензина в месяц. Это официальные данные, не мы придумываем. Что он может сделать – да ничего…

Следует создать по каждому району по 2-3 бригады с обязательным включением в эти бригады сотрудника полиции на период проведения весенней охоты, после каждых двух дней с отчетом этих бригад о проведенной работе, где выписку делать, сколько людей-охотников, сколько выявлено нарушений. Тем самым будет установлен жесткий контроль.

Мы просим открыть охоту на гуся на два дня, 14-15 апреля, потом, сделав перерыв, открыть охоту на селезней на три дня: 27, 28, 29 апреля. Но это должно проходить под жестким контролем управления охотничьего хозяйства. Всем охотпользователям выделить участки, на которых происходят основные гнездования водоплавающих птиц, и закрыть их для охоты весной. И не только для охоты, но и вообще для посещения людей.

Владимир Шершнев, заместитель начальника управления лесами Алтайского края:

- Если мы обратимся к 2011 году, то у нас на территории Алтайского края было 880 лесных пожаров. При этом более 30 процентов из них произошло в весенний период. Как раз это период открытия весенней охоты. Самые крупные лесные пожары на поймах, а это уже многолетняя статистика, происходят именно в весенний период, когда трава желтая, уже высохшая, а новой еще нет. Поэтому наши лесники все поддерживают закрытие весенней охоты.

Максим Катернюк, директор КГБУ «Алтайприрода»:

- Есть реальная статистика, по которой ежегодно в период открытия весенней охоты на боровую и водоплавающую дичь в Алтайском крае наблюдается всплеск природных пожаров. Ярким примером крупных весенних пожаров прошлого года по вине человека, находящегося на смежных с заказниками угодьях, являются пожары в заказниках «Панкрушихинский», «Кислухинский», «Суетский», «Благовещенский», «Корниловский», «Егорьевский».

Анатолий Котлов, биолог-охотовед из Угловского района:

- Снижение численности водоплавающей дичи на территории Алтайского края за последние 10-15 лет - факт очевидный. Такому снижению способствует много факторов, среди которых весенняя охота стоит в одном ряду с факторами, снижающими количество дичи.

Я располагаю сведениями о количестве водоплавающей дичи на территории Угловского района Алтайского края за длительный период времени, что дает возможность сравнить то, что было, и то, что есть. Количество учтенной дичи в Угловском районе 20 лет назад составляло около 80 тысяч штук. По учетам 2009 года количество водоплавающей дичи составило 31 тысячу. Это по отчетам охотпользователей. Но реальное снижение еще больше.

Полагаю, что в этой ситуации, в которой мы находимся, было бы правильнее охоту весной не проводить, а провести научные исследования.

Если говорить о значимости весенней охоты для населения, то стоит заметить, что весенняя охота не такая уж и массовая: всего 10-15 % от общего числа охотников. Больше разговоров и споров.

При сборе подписей за запрет весенней охоты мне пришлось встречаться и разговаривать со многими людьми и, конечно же, с руководителями охотничьих хозяйств. Для ровного счета я опросил 100 человек, из которых 60 - это охотники, имеющие оружие.

Из 100 человек запрет весенней охоты поддержали 89. В их числе 52 охотника. Из них 30 человек не охотятся на дичь весной, предпочитая для охоты другое время - осень. А вот 22 человека в прежние годы охотились весной и готовы были бы пойти на весеннюю охоту, если бы она была организована нормально и была дичь.

Если сейчас ничего не предпринять, то охотиться просто будет не на кого.

Сергей Малыхин, редактор газеты «Природа Алтая», член Общественной палаты Алтайского края:

- Что же показал «круглый стол»? На мой взгляд, сами же охотники и доказали, что открывать охоту в изменившейся ситуации, в реальных условиях весны нынешнего, 2012 года нельзя!

И сделал это прежде всего самый яркий сторонник ее открытия Сергей Панов. Например, он говорит о том, что в крае нет порядка в проведении охоты и навести его при существующем положении дел просто невозможно! Но потом почему-то вдруг сделал парадоксальный вывод, что если создать в каждом районе 2-3 группы с полицией, то порядок будет…

Говорят, что весенняя охота никак не влияет на численность водоплавающих. Это неверно. Еще и потому, что изменился нравственный уровень тех, кто выходит с ружьем в поле, они стреляют по всему, что движется. И имя этому варварству – браконьерство.

Охотник и браконьер - это разные вещи. Настоящие охотники в массе своей (именно в массе – посмотрите на данные опроса Анатолия Котлова!) на весеннюю охоту выходить не хотят!

И еще о цифрах. Представители охотхозяйств на «круглом столе» сказали, что путевок на весеннюю охоту выдается 15 тысяч по краю, а всего охотников около 50 тысяч, то есть две трети участвовать в весенней охоте не намерены.

Но как помочь охотнику? Что делать? Лично я считаю после этого «круглого стола», выслушав мнения всех присутствующих, весеннюю охоту в нынешнем году при таком уровне воды, высокой пожароопасности, катастрофическом снижении дичи открывать нельзя. И речь здесь идет прежде всего об интересах больших слоев населения, ведь не могут одни охотники иметь право на птиц!

Геблеровское экологическое общество возглавило сбор подписей среди населения по вопросу весенней охоты. За четыре дня было собрано 5000 подписей со всего края. А под обращением к губернатору с просьбой не открывать охоту подписалось более 200 ученых и специалистов, видных деятелей в крае.

За все время работы редактором я не получил ни одного письма после публикаций о весенней охоте в ее поддержку! Повторяю: ни одного! Только против. Пишут при этом самые разные люди. Их голос тоже должен быть услышан…

Подвел итоги «круглого стола» Александр Лукьянов:

- Я думаю, что мы взвешенно подойдем к обсуждаемому вопросу, посмотрим все мнения, просчитаем все варианты, еще раз обратимся к науке. Решение будет взвешенное, но, думаю, оно не всех устроит. Да, сегодня отрасль охотничьего хозяйства требует капитальных изменений. Необходимы исследования состояния охотничьих угодий, запасов дичи, влияния человека на них. Надеюсь, что тот ряд вопросов, которые сегодня были озвучены, мы отработаем. Мы должны не только пользоваться охотничьими угодьями, но и охранять их…

 

Яков ПОЛУЭКТОВ

Новости