Всем миром

В честь 200-летия Отечественной войны 1812 года Алтайский краеведческий музей открыл «народную выставку»

00:00, 11 мая 2012г, Культура 1738


Экспонатов, относящихся непосредственно даже не к войне 1812 года, а хотя бы к началу XIX века, на выставке «Недаром помнит вся Россия» немного – это два старинных ружья и два пистолета примерно тех времен. Все остальное – это особого рода реликвии: разные дорогие сердцу их обладателей предметы, через которые людям удалось соприкоснуться с той эпохой. Необычность выставки в том и состоит, что большая часть экспонатов предоставлена жителями края.

Каждый экспонат уникален, многие – со своей историей. Например, из Топчихинского музея на выставку передали гусарские доломан и ментик (мундир и куртку), участвовавшие в съемках фильма «Гусарская баллада». Казалось бы, где Алтай, а где «Гусарская баллада»? Ан нет – ниточка есть!

- Это костюм дяди моей жены Карцева Владимира Викторовича… - пояснил «Алтайской правде» Сергей Поздин, директор Топчихинского музея. – Владимир Викторович служил срочную службу в кавалерийском полку студии «Мосфильм» как раз в то время, когда снималась «Гусарская баллада», и участвовал в батальных сценах. Он много где снимался, в «Как закалялась сталь» у него даже небольшая роль со словами. Костюмы со съемок отправлял родне под Волгоград – они рядились в эти костюмы на Новый год и на свадьбах. Но костюм из «Гусарской баллады» он оставил себе. И всю жизнь носил усы, которые отрастил для этого фильма. Были еще кивер, гусарские штаны и сабля, но саблю сломал мой младший сын, а кивер старшая дочь как-то надела на Новый год и помяла. Пытались восстановить – не вышло. С тех пор то, что осталось, – никуда!

Гусарское обмундирование сделано на совесть, с душой – как настоящее. Выставка еще и тем трогательна, что многие экспонаты самодельные, именно от души. Барнаулец Сергей Николаевич Бузанов повторил картину художника Шепелюка «Кутузов на Бородинском поле» не в красках – выжиганием. А вот в витрине детский костюмчик гусара – и ведь даже сапожки сделали неизвестные героические родители!

- Это выставка памяти о войне 1812 года… - говорит Ирина Попова, заместитель директора музея. – Она сохраняется в нас на генетическом уровне и в разных вариантах.

Вариантов и правда – разбегаются глаза. Мастерская «Турина гора» изготовила несколько керамических тарелок на тему войны 1812 года – эти изделия на Всероссийской выставке «Ладья» заняли второе место – после каслинского литья. А барнаульская художница Тамара Наговицына смастерила «пятиместную» матрешку, при этом довольно ядовитую – Кутузов здесь самый большой, а Барклай – самый маленький.

О предыдущем юбилее – 100-летии Отечественной войны – напоминает фотография празднования в Барнауле, на которой запечатлен парад войск Барнаульского гарнизона на плацу военного городка, прямо позади Никольской церкви. На этом месте, кстати, располагался в начале XIX века лагерь квартировавшего в Барнауле до 1808 года Томского пехотного полка, чье знамя (вернее, его копия) также представлено на выставке.

Насчет того, откуда это знамя взялось, говорили много разного – будто бы оно одно из тех, которые в 1912 году царь Николай II дарил тем губерниям, полки от которых участвовали в войне. Это, однако, легенда: как пояснила нам организатор выставки Маргарита Гусельникова, знамя впервые появилось в музее в 1962 году, на выставке в честь 150-летия Отечест-
венной войны, и, вполне вероятно, тогда же и было сшито.

- Это заметно по использованным тканям – есть, например, популярный тогда крепдешин… - говорит Маргарита Гусельникова. – А теперь знамя и само по себе памятник…

Отдельный разряд – те предметы, которые занесло на Алтай непонятными ветрами. В числе первых по уникальности – ковер из серии, выпущенной в 1911 году к столетию Отечественной войны ковровой фабрикой на станции Завидово. Для выставки этот ковер предоставил барнаульский антикварный магазин «Жирандоль». Картина на ковре изображает Наполеона, печально глядящего на умирающего французского солдата.

- Серия состояла из десяти ковров, - рассказывает Ирина Попова. – Что было на остальных, мы, к сожалению, не знаем. И как этот ковер попал на Алтай, тоже неизвестно. Но видно, что хозяева относились к нему бережно – он и сейчас выглядит будто только что соткан…

Еще один экспонат, который жаль что не разговаривает, – довольно большая статуя Наполеона с орлом.

- Это нам еще в 80-е годы передано из семьи одного ветерана, уже после его смерти принесла в музей его жена… - рассказывает Ирина Попова. – Скорее всего, вещь трофейная. И ведь был какой-то интерес человеку везти эту статую из Германии...

А еще есть изданный к 100-летию Отечественной войны альбом репродукций картин Доу и Гесса, предоставленный барнаульцем Владимиром Ильичом Стерлиным.

- Мой отец, Илья Яковлевич, до Великой Отечественной жил в Ленинграде и однажды купил в лавке букиниста этот альбом… - рассказал нам Владимир Ильич. – Отец учился в Ленинградском университете, занимался на кафедре у самого Тарле, должен был у него защищать диплом, но помешала война. Отец ушел на фронт, был ранен и с госпиталем попал в Барнаул, здесь и остался. И уже после войны был в Ленинграде и там забрал этот альбом, очень он был ему дорог... Отец одно время преподавал историю в Барнаульском пединституте, и когда он читал лекции, то даже с физмата прибегали послушать…

Выставка будет работать до конца июля, и работники музея надеются, что, может, еще откликнутся люди и выставка пополнится новыми экспонатами…

Новости