Куда катится алтайский сыр?

10:00, 04 сентября 2021г, Экономика 918


На российском рынке сыров ужесточается конкуренция, и алтайским переработчикам молока на него все труднее пробиться. Где выход – разбирались участники межрегиональной конференции «Молочная индустрия: возможности, риски и потенциал».

Тренды и цифры

Обычно этот форум проходит в Барнауле раз в два года, но нынешний из-за пандемии задержался на два. Между тем коронакризис сыграл для отрасли скорее положительную роль. Впрочем, обо всем по порядку.

Гендиректор Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Артём Белов начал свое выступление с трендов, которые сложились за последние пять лет.

По его данным, спрос на молочные продукты в России последние годы стагнирует. Потребление в среднем держится на уровне 200 кг на человека. Это связано с постепенным снижением реальных располагаемых доходов населения.

Покупательная способность по половине основных продуктов питания (среди них молоко и сливочное масло) упала до минимума за последние десять лет. В этих условиях акцент перемещается в сторону бюджетных сегментов, в том числе к продуктам, содержащим заменители молочного жира, отметила директор Молочного союза России Людмила Маницкая.

В то же время для бизнеса ситуация складывалась благоприятно. Последние годы доходность у переработчиков молока была очень даже неплохая. Этому способствовали импортозамещение, слабый рубль, который позволял развивать экспорт.

По данным гендиректора Центра изучения молочного рынка Михаила Мищенко, за последние семь лет производство молока увеличилось на 30%, в том числе за прошлый год – на 5,5%.

Артём Белов связывает эту тенденцию с существенными инвестициями в строительство новых и модернизацию имеющихся животноводческих комплексов, 
повышением продуктивности скота на 40%.

В стране шел процесс укрупнения животноводческих и перерабатывающих компаний путем слияния и поглощения. В результате сегодня половину рынка занимают 30 крупнейших игроков.

Но Михаил Мищенко отмечает, что товарного молока переработчикам по-прежнему не хватает и дефицит 4,5 млн тонн в год покрывается за счет закупки сырья из-за границы, в первую очередь из Беларуси.

В прошлом году, по его данным, в России росло потребление молочных продуктов. Эксперт объясняет это дополнительными деньгами (2 трлн рублей), которые обычно вывозят туристы за границу, а в 2020 году из-за пандемии они потратили эти средства в России, в том числе и на молочные продукты.

Среди других тенденций предыдущей пятилетки – перераспределение рынка. Ряд крупных компаний осознанно уходили из традиционных молочных категорий в более прибыльные. Отдельные региональные заводы находили свои ниши и динамично развивались. Активно рос рынок сухих молочных продуктов,  творога, сыворотки. А наращивание производства сыров за последние пять лет на 200 тыс. тонн стало главным драйвером всего молочного рынка.

Однако Артём Белов подчеркивает, что положительная динамика сложилась не за счет спроса внутреннего рынка, а благодаря ограничению экспорта из Западной Европы.

На фоне контрсанкций объем импорта снизился в РФ на четверть, составив в прошлом году 7 млн тонн. В этом году импорт также сокращался. Несколько упала доля Беларуси, хотя эта страна по-прежнему доминирует среди поставщиков в Россию молочных продуктов.

Государство пыталось навести порядок с фальсификатом. В 2020 году Россельхознадзор с помощью ФГИС «Меркурий» выявил более 3000 фантомных площадок, на которых по документам осуществляется производство или хранение подконтрольной продукции.

«Мы считаем, что в результате работы системы «Меркурий» рынок оздоравливается, очищается от фальсификата. Тем самым освобождается ниша для добросовестных производителей», – отметила Людмила Маницкая.

Однако руководитель Союза сыроделов Алтайского края Денис Зюзин считает, что работа «Меркурия» неэффективна. По его мнению, на рынке еще много фальсифицированной продукции, а поощряют ее крупные сети, которым выгодно получать дешевый сырный продукт, называя его сыром.

Переломный год

Артём Белов 2021 год считает переломным по ряду параметров. За последний год на 18% выросла стоимость сырья. Подорожали дизельное топливо, минеральные удобрения, корма, занимающие в себестоимости молока 60%, стоимость картонной тары выросла на 60%, деревянные поддоны подорожали втрое. Рост цен при нерастущих доходах населения может замедлить спрос на готовую продукцию, считает эксперт.

В переработке затраты выросли на 6–8% в зависимости от категории. При этом динамика цен в магазинах ниже: молоко подорожало на 3,5%. «По сути,  молочная промышленность является дефлятором экономики в целом, – заявил Артём Белов. – Наверное, это хорошо для покупателей, но плохо для отрасли».

Из-за перечисленных факторов доходность производства и переработки молока серьезно упала. Она и не была фантастической. При выручке чуть более 1 трлн рублей годовая валовая прибыль составляла 35 млрд рублей. То есть рентабельность продаж находилась на уровне 3,5%. А если учесть регуляторные инициативы государства (маркировка, экологические требования), то затраты бизнеса вырастут еще на 60 млрд.

Артём Белов обратил внимание и на то, что в этом году замедляется прирост товарного молока. Это связано с нынешней засухой, ростом цен на корма. Из-за намечающегося дефицита молока в ряде регионов оно заметно дорожает. Соответственно, у переработчиков снижается доходность. Эти тенденции ярко проявляются в Алтайском, Краснодарском краях, Свердловской, Ленинградской областях, то есть регионов, где производится большой объем качественного товарного молока.

Руководитель Союза сыроделов Алтайского края Денис Зюзин отметил, что президент РФ поставил перед российскими производителями задачу – обеспечить отечественной продукцией на 90%. Но в прошлом году был самый высокий рост импорта с 2014 года. На 16% больше завезли кисломолочной продукции,  на 14% – сыров, сливочного масла – на 7%. Это повышает конкуренцию за рынок сбыта и мешает занять его российским переработчикам.

В этом году заметно усиление конкуренции за государственную поддержку. Ее показатель для молочников остается примерно на одном уровне – около 36 млрд рублей. Но, распределяясь на множество направлений, эти деньги не дают серьезного результата. С другой стороны, увеличение ключевой ставки на два пункта приведет к необходимости государства больше тратить на субсидии при одинаковом конечном результате. «Поскольку общая сумма субсидий из бюджета вряд ли вырастет, то возрастет конкуренция за эти средства», – считает Артём Белов.

Хотя, по его информации, сохраняется субсидирование инвестиционных кредитов на создание переработки сухих молочных продуктов, в том числе сыворотки. Пока выделяется на выбор только один вид поддержки – либо субсидии, либо льготные кредиты. Союзмолоко ведет работу с Минсельхозом, чтобы предприятия могли пользоваться и тем и другим одновременно.

Будущие риски

Михаил Мищенко напоминает, что Россию ждет демографическая яма в ближайшие годы. Поэтому даже если будет увеличиваться потребление на душу населения, то общий объем молочного рынка страны сократится. В этом году часть туристов уже выезжает за границу, и это снижает потребление молочных продуктов в России. Оно может снизиться и из-за роста моды на альтернативные продукты.

Артём Белов считает, что усиление госрегулирования отрицательно скажется на отрасли. Попытки контролировать цены на готовую продукцию могут привести к серьезной разбалансировке рынка и уходу из отрасли инвесторов.

Среди прочих рисков московский эксперт отметил расширение конкуренции за счет прихода торговых сетей в переработку, появление новых продуктов, в том числе растительных, и отмену антисанкций на фоне роста цен на продовольствие.

Что делать

Последние два года растут поставки в Россию дешевого сыра из Беларуси. Это хорошо для потребителей, но плохо для российских инвесторов, которые планируют создать новые сырзаводы суммарной мощностью 250 тыс. тонн. Поэтому, по мнению Артёма Белова, надо решать с белорусами проблему переизбытка сыра на российском рынке.

Это можно сделать самим наращивая экспорт биржевых молочных товаров: сухого молока, сыворотки, сливочного масла и сыра чеддер. Для России упор лучше всего делать на сыворотку. В прошлом году поставки за границу молочной продукции выросли почти на 20%. В этом году прирост еще больше. Приятно, что в полтора раза больше продано в страны дальнего зарубежья, хотя в абсолютных величинах они еще малы. Торговля началась со странами Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, включая Китай.

Потенциал развития отрасли эксперт видит в росте потребления и изменении ее структуры. Впрочем, он оговорился, что сложно прогнозировать, как будет развиваться экономика РФ и будут расти реальные доходы населения. Пока 10% самых богатых россиян потребляют в год примерно 330 кг молочных продуктов на человека, 10% самых бедных – 170 кг.

Самой перспективной категорией продуктов в России Белов видит сыры. Сегодня каждый россиянин в год съедает их по 5,5 кг, в то время как в Европе в среднем 18 кг.

Второй путь выхода из намечающегося кризиса – развитие импортозамещения. Для этого государству надо продолжать стимулирование инвестиций в производство биржевых товаров, чтобы вытеснить с российских прилавков, например, привозное сухое молоко.

Алтайский край

Он входит в десятку регионов – лидеров по производству сырого молока и в тройку по производству сыра. Последние семь лет в крае росли объемы переработки молока. Наши сырзаводы использовали не только местное сырье, но и закупали его в соседних регионах, так как своего не хватает. А за первое полугодие производство сырого молока в крае сократилось на 6,6%.

По мнению Дениса Зюзина, деревня потихоньку вымирает, сокращается поголовье скота и рост его продуктивности не покрывает убыток молока. Сельхозпроизводители делают упор на более рентабельное растениеводство, уходя из животноводства. 

Руководитель Союза сыроделов Алтайского края считает, что производство молока растет в таких регионах, как Татарстан, Мордовия, Новосибирская, Тюменская области, потому что там есть бюджетная поддержка и более высокая покупательная способность населения. Конкурировать с ними из-за транспортных затрат сложно.

Денис Зюзин предложил реализовать на Алтае государственную программу «100 животноводческих комплексов» с поголовьем выше 700 голов каждый. В пример он привел Беларусь, где строят агрогородки.

Решив сырьевую проблему, можно расконсервировать и модернизировать существующие в крае мощности по переработке молока.

В свою очередь вице-губернатор края Александр Лукьянов уверен, что край восполнит потери в производстве молока и будет плавно его увеличивать. Для этого власти, с одной стороны, развивают КФХ, с другой – поддерживают крупные животноводческие комплексы, где себестоимость молока намного ниже, а объем и качество выше.

По словам Артёма Белова, чтобы получить качественный сыр, алтайские переработчики все меньше закупают сырья в ЛПХ. Между тем личные подсобные хозяйства производят в крае почти половину молока. И куда его девать – непонятно.

Проректор Московского госуниверситета пищевой промышленности Михаил Щетинин уточнил, что большая часть закупаемого в ЛПХ молока не идет на производство сыров, так как оно по своему качеству непригодно. «Но владельцам ЛПХ надо тоже задуматься, – считает эксперт. – И региональный Минсельхоз обязательно им поможет и подскажет те меры, которые можно применить для повышения качества молока. В первую очередь нужны хорошие корма и соблюдение санитарных норм. 
К сожалению, не на всех подворьях эти требования выполняются. Мы тоже за развитие ЛПХ, но, как говорит наш президент, улица должна быть с двухсторонним движением».

Однако, возможно, алтайские переработчики молока идут по ложному направлению. Так, по мнению Михаила Мищенко, рынок сыра в России серьезно насыщен. «Все больше этого продукта выпускают в Центральной России и Поволжье, откровенно говоря, эти регионы в алтайском сыре уже не нуждаются, – считает эксперт. – Неслучайно в Алтайском крае последние годы производство сыра практически не растет. И с этим надо что-то делать».

Выход он, как и Белов, видит в развитии экспорта. Алтай граничит с Казахстаном, Монголией, Китаем, куда можно продавать сыр. Но для экспорта нужна дешевая логистика, а ее пока нет.

Мищенко считает, что для завоевания новых рынков алтайским молокоперерабатывающим предприятиям требуется серьезная модернизация, строительство предприятий, которые бы производили не сыры, а другие продукты – сухое молоко, масло.

Белов согласился, что есть логистические проблемы с доставкой наших сыров за границу, отметив, что и затраты по поставке к нам сыров из Латинской Америки ненамного меньше.

Он напомнил, что Россия ежегодно ввозит из-за рубежа порядка 250 тыс. тонн сыров. Надо договариваться с торговыми сетями, которые его фасуют, чтобы они брали и алтайскую продукцию.

Но Людмила Маницкая отметила, что алтайским переработчикам не хватает доступа к федеральным сетям из-за наличия на рынке дешевой фальсифицированной продукции.

К тому же у сетей наценки на сыр достигают 150%, что мешает их сбыту. Молочный союз России обратился в ФАС с просьбой устранить эту проблему.

Артём Белов посоветовал нам больше перерабатывать подсырной сыворотки. «Это хороший экспортный продукт, продажа которого позволит увеличить доходность сыра», – отметил гендиректор Союзмолока.

В ответ Александр Лукьянов сказал, что Алтайский край – лидер по переработке сыворотки. Доля ее переработки превышает 90%. «Проблема в другом, – считает вице-губернатор. – Рынок насыщается, и потребность в наших сырах уменьшается. На складских остатках в крае ежедневно находится 5–6 тыс. тонн сыров. Поэтому для нас главное – рынки сбыта. Было бы на территории края два таких города, как Новосибирск, или Москва поближе, мы бы голову не ломали, куда деть свою продукцию».

Чиновник добавил, что затраты на производство сыров в Сибири, где 6–7 месяцев зима, выше, чем в Европе и тем более в Южной Америке. «У нас намного дороже и электроэнергия, чем в других регионах. Поэтому и закупочные цены на сырое молоко на 1,8–2,3 рубля ниже среднероссийских, – объяснил Александр Лукьянов. – Переработчики не могут дать более высокую цену, чтобы выдержать конкуренцию на рынках сбыта, расположенных далеко от региона».

По его мнению, государство должно субсидировать транспортировку готовой продукции, а не зерна, как это делается сейчас.

Щетинин напомнил, что алтайские сыры ранее закладывали в Госрезерв и поступали для снабжения армии. Вот еще одно направление, где можно найти сбыт.

Тем не менее перспектива у алтайских переработчиков есть, считает Денис Зюзин. «Мы производим 94 тыс. тонн сыра, везем его и продаем», – констатировал руководитель Союза сыроделов Алтайского края.

Справка

По данным ФТС России, в 2020 году Российская Федерация поставила на экспорт 186 тыс. тонн молока и молочной продукции, что на 4,5% больше показателей 2019 года.В 2020 году Россия получила право поставок молочной продукции в 60 стран. Фактически экспорт осуществлялся в 39 стран. Однако Россия в пять раз больше закупает молочной продукции. В 2020 году мы импортировали 940,6 тыс. тонн из 64 стран. При этом больше всего (86%) из Беларуси и Казахстана.

Новости