О пришельцах и переселенцах

16:00, 14 декабря 2015г, Экология 2165



Фото Евгений НАЛИМОВ

В начале ноября в Змеиногорском районе охотники якобы заметили снежного барса. Также был зафиксирован случай появления в районе красного волка, который, вероятнее всего, пришел с территории Монголии. Красный волк занесён в Красную книгу как исчезающий вид, его популяция столь маленькая, что о ней нет даже данных. Разве не интересно?

По словам местных знатоков фауны, редчайших хищников, вероятно, привлекло большое скопление косуль, которые мигрировали в Чарышский и Краснощековский районы. Специалистов по снежному барсу в крае не знаю, а что касается волков, да, есть. Александр Бондарев около 40 лет проводит обширные комплексные исследования серого волка в регионе, площадь которого составляет 15% от всей территории России. Наряду с самостоятельным изучением хищника привлек для этого значительное количество помощников: охотоведов, зоологов, генетиков и гельминтологов, а также обработал ведомственные и архивные материалы и отчеты региональных управлений охотничьего хозяйства. Монография учёного «Биолого-генетические характеристики волка Сибири – основа его популяций и управления ими» признана призером по решению международного жюри в номинации «Сохранение биоразнообразия и оздоровление ландшафтов». И хотя Бондарев изучает серого волка, что скажет о красном?

Что касается красного волка

Старший научный сотрудник федерального государственного бюджетного учреждения «Центрохотконтроль», эксперт управления Росприроднадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай кандидат наук Александр БОНДАРЕВ сказал со скептической нотой в голосе:

– В сказки змеиногорского леса верить нет оснований. Ареал красного волка находится в южной половине Азии на полуострове Индостан, частично в Китае и Монголии. На Алтае достоверных встреч с красным волком нет уже 80 лет. Красный волк меньше серого, но больше лисицы. В глубокоснежьях он передвигаться не сможет. А змеиногорские леса отличаются глубокоснежьем. Тут он не задержался бы. К тому же зимой из-за многоснежья косули, кабаны и маралы уходят из этих мест.

На мой журналистский взгляд, с экспертом можно и поспорить. Что я и сделала, включив некий запас женской логики. Например, красного волка заметили в начале ноября, а в это время нынче отмечено малоснежье. Почему бы не предположить, что зверь случайно попал в то место, где его и увидел охотовед? Иногда человека разумного – Homo sapiens непостижимым образом заносит за тридевять земель, а здесь – дикий зверь. Может, от чего-то спасался, от голода, природного бедствия, того же камнепада, а может, бежал за добычей и так далее. Вариантов немало. Бывают же залётные птицы. И примеры тому есть.

Несколько лет тому назад редакция «Алтайской правды» прибегла к помощи известного учёного кандидата наук, доцента Надежды Ирисовой для того, чтобы она объяснила читателям газеты, как на территории нашего края мог оказаться кумай – птица, которая у нас не обитает. Кумай (или снежный гриф – это книжное название, введенное Северцовым и Пржевальским) – редкая, оседло живущая птица. Представьте, гнездится снежный гриф в скалистых высокогорьях (от 2000 до 5200 метров) Джунгарского Алатау, Ceверного и Центрального Тянь-Шаня,  Заилийском и Киргизском Алатау и т. д. Как попала птица к нам? Как оказалось, предположительно кумая могли перенести мощные воздушные потоки, и это отнюдь не исключение из правил. Заносило к нам и других обитателей дикой природы… Мои аргументы иссякли, а Бондарев помалкивал.

Шустрая куница и не только она

На том и завершился наш разговор о красном волке. Но ведь есть и другие пришельцы, переселенцы? Конечно. По мнению Александра Бондарева, интересны факты стремительного вселения в равнинную часть края лесной куницы. Она появилась на западе края лет 20 назад. В 2013 и 2014 годах её начали встречать в Верхнеобском бору и на Салаире. Недавно Александр Яковлевич видел куницу в березовом колке Калманского района. Многие садоводы встречают куниц на дачах вокруг Змеиногорского тракта. То есть от лесного стереотипа обитания куница отказалась и обитает повсеместно. Охотники её добывают и радуются. Мех куницы почти не отличается от собольего.

Ещё пришелец – енотовидная собака? Что о ней скажет учёный? Её естественный ареал включает Приморье и частично юго-восточное Забайкалье. С 1929 по 1955 год енотовидную собаку акклиматизировали во многих краях, областях, союзных и автономных республиках бывшего СССР. Всего было выпущено более 8850 этих относительно ценных пушных зверей. В европейской части страны она успешно прижилась. Но в Сибири акклиматизация енотовидной собаки в первой половине ХХ века повсеместно закончилась неудачей. Однако в последние десятилетия енотовидная собака быстро расселяется из европейской части с запада на восток – в Зауралье и Западную Сибирь.

Профессор Г. Сидоров из Омского педуниверситета сообщает, что в 1975 году она достигла Курганской, а в 1980 году – Тюменской области: в 1989 году в этих областях добыли 240 этих животных. К 1990 году численность этого зверя там достигла 1600 экземпляров. В Омской области енотовидная собака начала встречаться в 1994 году, а в 1999 году она достигла левобережья Иртыша в Тарском районе. Бесспорно, вид продолжает расселяться в восточном и юго-восточном направлениях. В одном из районов  нашего края осенью текущего года охотники добыли пять енотовидных собак.

Александр Бондарев считает, что вселение куницы и енотовидной собаки приведет к существенным последствиям для фауны растительноядных охотничьих зверей и птиц. Эти хищники окажут на них негативное, подавляющее численность влияние. Одновременно они привнесут в зоологические сообщества дополнительные конкурентные отношения, станут распространять новые виды болезней диких и домашних животных: гельминтозы, бешенство и другие. Мех куниц и енотовидных собак вряд ли окупит негативные последствия от этих переселенцев.

В связи с упомянутыми фактами расселения двух хищников интересует следующий момент, которому учёный пока не может найти объяснения: практически одновременно с вселением куницы в приобские боры там стала расти численность рябчика, где он сейчас вполне обычен, а местами и многочислен. При этом рябчик, как и куница, стал расселяться, казалось бы, в несвойственные ему места, в том числе колки, чаще согровые. Приходилось его встречать в Косихинском и Первомайском районах.

Известный эколог и исследователь Алексей Эбель и куницу, и рябчика уже встречал в дендрарии НИИ садоводства. Павшую енотовидную собаку в конце 80-х годов находил между селами Алтайским и Ая, но он думал, что это был зверь, сбежавший из бийского зверосовхоза.

Удивляет феномен расселения рябчика в разреженные боры и колки. Он, обитатель (любитель) темнохвойных высокополнотных лесов, пошел в несвойственные ему биотопы. Вероятные благоприятные факторы: снижение хищных птиц в этих местах; улучшение и обогащение зимних кормовых ресурсов для рябчика – в разреженных рубками борах и колках стало много зимнего корма: шиповника, высокостебельных злаков, ягодников (черемухи, рябины, калины и ранетки). Осветленные участки – лучшие биотопы для выращивания птенцов по освещенности и тепловой обеспеченности, по обилию животных кормов – стартовых для птенцов. Кстати, Александр Бондарев говорит, что в 1920 годы орнитологи Вележанины указывали в научных публикациях рябчика для Барнаульского бора. Ещё более интересно появление в ней глухарей. Якобы весной они здесь токуют.

Вот и скажите теперь, что нечем заняться подрастающему поколению учёных. Столько нехоженых троп. Пожалуйста, беритесь, стоит только серьёзно захотеть заниматься исследованиями. И вновь невольно задумываешься над масштабом изучения. Он колоссален. Но требует полной отдачи. Возможно, многих лет, а то и всей жизни. Например, многих удивляет, что при изучении серого волка протяженность наземных маршрутов Александра Бондарева составила около 250 тысяч километров. Для наблюдений за изменениями лесной растительности, размещением волка, учетов численности его и копытных зверей Александр Яковлевич применял вертолеты, налетав более 300 часов. Ну и так далее.

Новости