«Обыденная рутина войны…» Непростая судьба офицера

10:00, 22 февраля 2021г, Общество 2734



Фото Евгений НАЛИМОВ

Выбрав для службы пограничные войска, отслужив в Афганистане, а затем в Забайкальском крае, Сергей Шинкарюк вернулся на родину в звании подполковника. Непростой оказалась судьба офицера.

Особый месяц

Февраль для Сергея – месяц особенный. 15-го он отправляет поздравления ветеранам боевых действий в Афганистане и принимает в ответ. А уже через неделю, в День защитника Отечества, всё по новой…

– Я помогаю нашему совету ветеранов, – говорит Сергей Шинкарюк, – в памятные воинские даты никто не должен остаться без внимания, начиная от воевавших на Великой Отечественной и заканчивая теми, кто ушел в отставку в уже более позднее время. Это те наши земляки, кто служил в пограничных войсках, в органах безопасности.

Как на роду написано

Подполковнику Сергею Шинкарюку 56 лет, из них 28 пришлись на службу. Подтянутый, скромный. Красочного, захватывающего дух рассказа о масштабных боях и подвигах от него не дождешься.

Спрашиваю, что особенно примечательным показалось ему во время войны в Афганистане, где он служил два года. И получаю предельно лаконичный ответ:

– События там нельзя разделись на яркие или тусклые. Была обыденная рутина войны – зачистка кишлаков, поиск и уничтожение банд, проводка колонн. Обычная работа.

А что уж скрывается за этими скупыми словами, можно только догадываться… Но в ходе беседы всё-таки удалось понять, насколько удивительна судьба этого офицера.

– Я родился и вырос в Алтайском крае, в Алейске, – рассказывает Сергей Новомирович. – Там, как вы знаете, войсковая часть. Отец работал начальником монтажного управления, строил объекты для нее. Когда старшего брата призвали в армию, он попал в погранвойска. И я выбрал это направление. Поступил в Московское пограничное училище, которое окончил в 1987 году. По распределению поехал в Забайкальский пограничный округ, где начал службу в офицерском звании на заставе… Сейчас у меня дочь служит, а сын учится в том же учебном заведении. Теперь это институт ФСБ России.

Спецкомандировка

Осенью 1987 года лейтенант Шинкарюк получил приказ съездить в Читу пройти медкомиссию для отправки в Афганистан по замене офицеров. Предстояла спецкомандировка на два года. Не то чтобы было сильное желание туда ехать, но приказ есть приказ. И с 1988 по 1990 год Сергей Шинкарюк был заместителем начальника заставы мотоманевренной группы Тахта-Базарского пограничного отряда. Принимал участие в боевых операциях и рейдах. До 1989 года группа дислоцировалась в афганских провинциях Герат и Фарьяб.

– Одной из задач с 1987 года обозначалось беречь людей. Все операции тщательно разрабатывались и утверждались в Москве. Такого вот, как показывают иногда в фильмах о начале Афганской войны, что бойцы несутся в атаку сломя голову без обеспечения разведки, уже практически не было, – говорит Сергей Шинкарюк. – Сначала некоторые думали, что афганцы – дикий народ. Но потом быстро поняли, что ошибались. Эти люди на своей земле прекрасно ориентировались, умело использовали особенности местности, тактику партизанской войны… Они охотники, хорошо умеют воевать, стреляют очень метко, в том числе на дальние расстояния. А когда им стали поставлять современную технику, «Стингеры», противотанковое оружие, они стали реальной силой.

И все же, несмотря на всю тщательность разрабатываемых операций, без потерь не обошлось. Погиб санинструктор, 18-летний парень из Волгоградской области, подорвался на мине водитель автомобиля…

По словам Сергея Шинкарюка, иногда всё это вспоминается так, будто было вчера. И он может вновь и вновь размышлять над тем, насколько рациональной была та или иная военная операция.

– Кажется, что и жизнь саниструктора можно было сохранить, – говорит Сергей Новомирович, – и водитель мог бы поехать по другой дороге…

Без острой ненависти

Когда стало известно о том, что после 1989 года предполагается вывод войск из Афганистана, хотя по дате еще не было определено, уже и не настолько остро воспринимали врага.

– Вспоминается случай, когда возле нашей машины мы увидели шестерых афганцев, сидевших на ковре и поедавших фрукты, – рассказывает Сергей Новомирович. – Я прошу переводчика спросить, что они здесь делают. Один из них, услышав наш разговор, поднялся и на чистом русском пригласил за стол, угостил фруктами. Разговорились. Выяснилось, что он полевой командир, проходил обучение в военном училище в Тбилиси. Война кончилась, вроде бы мы больше не враги, вот за стол и пригласили. Поговорили еще немного о ситуации в стране, а затем попрощались.

Вывод войск проходил на глазах молодого офицера. 15 февраля вышла последняя колонна, а на следующий день бойцы собрали свои боеприпасы и переместились на участок Керкинского пограничного отряда в Туркмении. Там их встретили местные власти. Пограничников ждали накрытые столы. Помянули погибших товарищей, но постепенно грусть вытеснила радостная мысль: война закончилась. Так завершился один из этапов военной службы.

Также вспоминается подполковнику Шинкарюку ни с чем не сравнимое воинское братство. По большому счету на любых операциях многие занятия не делились между офицером, прапорщиком, солдатом. Солдатом и офицером. Все на равных рыли окопы. Ели из одной банки кашу...

И снова в Забайкалье

После вывода войск из Афганистана Сергей продолжал службу в составе мотоманевренной группы, дислоцирующейся в городе Кушке (приграничный с Республикой Афганистан). Там он, кстати, и встретил свою будущую жену.

В 1990 году вернулся в Забайкальский пограничный округ и продолжил военную службу.

– В Забайкальском округе я прослужил 11 лет и в 2001 году вернулся в Алтайский край, когда территориальная граница стала государственной, – рассказывает собеседник. – В газете увидел объявление, что организован пограничный отряд здесь. В очередной отпуск поехал на Алтай. Поинтересовался, выяснилось, что да. Звание подполковника уже было. Я решил служить уже на родине, что у меня и получилось.

Контраст между забайкальской границей и нашей был только в обустройстве. Здесь поначалу практически чистое поле было. Но потом уже появились и городки, и современная техника.

Но с самого начала больше было оперативной работы. Требовалось добывать информацию, ее реализовывать. Нарушители отличались только национальностью. А цель у них обычно одна – что-то перетащить тайно то в одну, то в другую страну, минуя заставы.

В начале 2000-х годов на Алтае шла контрабанда топлива, леса. Для пограничников и сегодня основные задачи – это в большей степени обеспечение экономической безопасности страны.

Вот такой была служба для подполковника Сергея Шинкарюка на малой родине. А в 2010 году он вышел на военную пенсию в 46 лет. После этого преподавал в кинологическом колледже, теперь работает в частной охранной организации уже более шести лет.

Кстати, награжден он медалями «За боевые заслуги», «За отличие в охране государственной границы СССР», «От благодарного афганского народа», «За честь и мужество».