Они бежали от беды

00:00, 09 мая 2014г, Общество 2654


Анна Просвирина (Коржукова) – воспитанница Козельского детского дома, который в годы войны был эвакуирован в Ребриху. Ее история оказалась забытой, пока за поиски не взялись учитель истории и обществознания Ольга Трубникова и ученица Ребрихинской средней школы Олеся Щербакова.

Выживали как могли

Несчастье пришло в семью Коржуковых в 1933 году вместе со смертью отца. На руках у матери осталось восемь ребятишек, самому младшему из которых было чуть больше года. 7-летняя Аня вместе с глухой тетушкой ходила по деревням Смоленской области, где они жили, и просила хлеба у добрых людей – надо было чем-то кормить малышей. А вскоре умерла и мать. Старший брат, которому уже исполнилось шестнадцать, сам развез младших братиков и сестричек по разным детским домам. В то время о том, что нельзя разлучать родственников, речи не шло. Во внимание принимался только возраст детей. Так Аня с братом попали в Козельск Калужской области, а малыши Нина и Виктор были направлены в дошкольный детский дом совсем в другом месте. Вновь увидеться Виктор и Анна смогли только через 47 лет…

Когда началась война, Ане Коржуковой было почти 15 лет. Поэтому она многое помнит: и как забрали на войну директора детского дома и мужчин-педагогов, и как заботились о детях оставшиеся с ними две воспитательницы, которые успокаивали ребятишек, говорили, что скоро наша героическая армия разобьет фашистов, и как затем было принято решение об эвакуации…

– Ежедневно по несколько раз бомбили наш город, все было в огне, дыму, но нам некуда было прятаться, так как бомбоубежища не было, а мы находились в жилом доме, где все окна были заклеены бумагой, чтобы не разлетались стекла. В конце сентября 1941 года фашисты подошли к Смоленску и оттуда в наш город Козельск были эвакуированы учителя. Всего их было восемь-девять человек. Они-то и взялись вывезти нас из пекла. Я помню, что ехали мы в неизвестность, не зная конечного адреса, просто подальше от войны, – рассказывает Анна Просвирина.

Она вспоминет эпизод:

– В нашем детдоме были дети пяти, шести, семи лет, которых во время эвакуации подбирали на дорогах войны, они плакали, просили кушать, и мы, старшие воспитанники, подходили к поездам, в которых бойцы ехали на фронт, и просили у них хотя бы немного хлеба, чтобы накормить маленьких.

В Ребрихе

Только 8 ноября детдомовцы из Козельска приехали в Ребриху. Здесь для них срочно освободили здание, старшие ребята сделали топчаны, матрацы и подушки набили соломой.

– О нашем благоустройстве больше всего заботилась Анастасия Семеновна Болко (одна из смоленских читательниц). Она несколько раз ездила в Барнаул в крайоно и просила, чтобы нам помогли обустроиться на новом месте, с продуктами и одеждой, так как мы приехали в летних пальто и туфельках, а уже был ноябрь. Эта заботливая женщина была назначена директором нашего детского дома. Удивительная женщина, несмотря на свое слабое здоровье, всю себя отдавала заботе о детях. Она так и не дождалась Дня Победы, умерла в марте 1945 года от сердечного приступа, – говорит Анна Афанасьевна.

Вообще, по информации Государственного архива Алтайского края, наш регион к концу 1942 года принял около десяти тысяч маленьких жителей Киева, Калинина, Смоленска, Ростова, Крыма, Днепропетровска, Орджоникидзе, Грозного, Ленинграда и т.д. 88 детских домов были размещены в 19 районах края. Поэтому обустраивались на новом месте все по-разному. Маленькие боровлянцы («АП» писала об эвакуированном из Ленинграда в Троицкий район доме малютки) были в бедственном положении (в селе, где они расположились, не было колхозов). Козельским ребятишкам повезло немного больше. Вот что узнала, ведя исследовательскую работу, Олеся Щербакова: «Местные партийные органы организовали материальную помощь этим детям. Население, несмотря на трудности военного времени, несло в детдом продукты питания, книги, тетради, теплую одежду, валенки, спальные принадлежности, игрушки для самых маленьких. Тем не менее в первые месяцы с питанием детей было особенно тяжело. Основным продуктом питания был картофель, из которого делали пюре, а из кожуры – суп. Хлеб был черный и горький, так как в него подмешивали лебеду. Круп не было никаких. Одна из воспитанниц вспоминает: «Есть хотелось все время. Вот примерное меню в первую зиму. Завтрак – кусок хлеба и чай без сахара, обед – суп с клецками (клецки по счету), на второе – кусок брюквы или столовая ложка крошеного репчатого лука». Но с появлением подсобного хозяйства дети стали получать овощи, мясо, каши. С 1944 года в детский дом несколько раз поступала гуманитарная помощь из США, в основном это были большие плитки шоколада».

Кроме того, ребята постарше работали. Более того, они перечисляли заработанные деньги на строительство эскадрильи самолетов «Школьник Алтая». Вот какое обращение воспитанников Ребрихинского детского дома ко всем школьникам края было опубликовано в «Алтайской правде» 4 февраля 1943 года: «Мы обеспечены всем, что необходимо для нормальной жизни и успешной учебы. Фашистские изверги хотят лишить нас счастливого детства, хотят закрыть школы и детские дома. Мы знаем, что наши защитники – мужественные бойцы Красной армии – не дадут нас в обиду. Наш долг – помочь отважным фронтовикам в борьбе с ненавистным германским фашизмом.

В течение лета и осени мы хорошо поработали на своем подсобном хозяйстве. Заработанные деньги в сумме 10 000 руб. мы перечисляем на строительство эскадрильи самолетов «Школьник Алтая». Наши воспитатели отчислили от своей зарплаты в фонд строительства 3700 руб. Призываем всех школьников Алтайского края, всех воспитанников детских домов последовать нашему примеру. Пусть краснозвездные ястребки, построенные на средства детей, несут бесславную гибель кровавой фашистской гадине! Воронцова Нина, Коненкова Тоня, Федоренко Ким, Сухинекий Толя, Семичева Маша, Дементьев Валерьян…»

Чтобы помнили

Тема Козельского детского дома и рассказ односельчанки Анны Просвириной заинтересовали школьницу из Ребрихи Олесю Щербакову, которая под руководством педагога Ольги Трубниковой взялась за исследовательскую работу. Пришлось работать в архивах, искать очевидцев. Написали даже письма в Козельск. По словам Ольги Трубниковой, там история с эвакуированными ребятишками даже не была известна. На одном из информационных сайтов было размещено обращение к жителям города:

«Особая благодарность и низкий поклон жителям села Ребриха Алтайского края, принявшим у себя маленьких козельцев. До сих пор в Ребрихинском районе проживают трое бывших воспитанников Козельского детского дома. В селе сохраняют память об эвакуированном из Козельска детском доме и его воспитанниках...» А также призыв откликнуться всех тех, кто владеет хоть какой-либо информацией.

Между Ребрихой и Козельском завязалась переписка. И за несколько лет, пока велась работа, были найдены и воспитанники, и документы, из которых можно было почерпнуть необходимые сведения.

В 2013 году Олеся участвовала в проекте «Будущее Алтая», представила исследовательскую работу на международном конкурсе в Москве и заняла там второе место. Теперь она студентка Алтайского государственного технического университета. Но история детдомовских ребятишек не оставила девушку равнодушной. Она продолжает поисковые работы. А это значит, что историческая память будет возвращена еще каким-то именам и событиям. И, может быть, кто-нибудь найдет своих родственников, уехавших в годы войны из родного Козельска в далекую Ребриху.

Фоторепортаж
Блоги