Не мытьем, так катаньем?

Битва за воду в поселке Октябрьском продолжается

00:00, 14 декабря 2011г, Общество 3464


В конце ноября некоторое продолжение получила история с избиением пенсионеров Заварзиных, о котором «АП» писала еще летом («Кто кого», «АП» от 9 июня 2011 года и «Уголовное дело заведено, однако», «АП» от 29 июня 2011 года). Дело по ч. 1 статьи 203 (превышение полномочий сотрудниками ЧОП) было сначала прекращено, но потом возобновлено.

Предыстория

Само по себе уголовное дело, приключения которого длятся уже несколько месяцев, касается эпизода, случившегося 2 июня нынешнего года. К дому пенсионеров Заварзиных, живущих в поселке Октябрьском (Индустриальный район), подъехал директор ООО «ЖКХ «Октябрьский» Анатолий Соседов со своим сыном Артемом и сотрудниками ЧОПа Сираевым, Саратовским и Пономаревым. От Заварзиных требовалось подписать договор с ООО Соседова. Причем «требовалось» - это не фигура речи: Соседов угрожал отрезать Заварзиным воду, если они такой договор не подпишут. 72-летний Александр Заварзин, как заверяют Соседов и его «команда», встретил их с железной дубиной в руках. Учитывая, что весной, 7 апреля, Соседов уже отрезал воду, причем поломав оборудование, на восстановление которого ушло несколько тысяч рублей, Заварзина можно понять. Тут подоспела и жена, Ольга Заварзина, тоже пенсионерка. Заварзины были избиты, и если бы не появились их более молодые родственники да не подъехала вызванная милиция, то неизвестно, чем кончилось бы дело: одному из охранников Соседов скомандовал: «Доставай пистолет!» - и тот с криком «Я вас всех перестреляю!» и правда полез в карман!

Удивительным образом всё это наши правоохранители квалифицируют как «превышение полномочий работниками частной охранной организации». Поясню, что главное слово здесь даже не «превышение». Главное слово – «полномочий». То есть имелись ли у чоповцев законные основания вообще появляться у дома Заварзиных? Но об этом – чуть позже. А пока – о предыстории.

Суть дела с самого начала такова: у всех жителей поселка Октябрьского много лет назад был подписан договор с ООО «пгт «Октябрьский», руководимым Сергеем Бером, на строительство водопровода, его обслуживание и поставку воды, согласно которому фирма Бера должна была построить инженерные сети, сдать их в эксплуатацию инвесторам, которыми являются сами жители, и потом обслуживать. Деньги с граждан были получены немалые – в 2010 году с жителей собирали по 360 тысяч рублей за водоснабжение и электричество (а без оплаты ни воду, ни свет не подключали, так что деваться некуда - платили). При этом построенный здесь водопровод практически непригоден к эксплуатации, особенно летом, в пору массовых поливов. Но вместо ответа на вопрос, куда же делись собранные с граждан как минимум 300 миллионов рублей, Бер с 2010 года разными маневрами пытается избавиться от докучливых обязательств (хотя договор, заключенный между ним и жителями, истекает в 2015 году). Создание ООО «ЖКХ «Октябрьский» и перевод туда большинства жителей - один из таких маневров.

С сопротивляющимися не церемонились: тех же Заварзиных 2 июня избили, да так, что, например, у Ольги Заварзиной экспертиза кроме синяков и ссадин выявила сотрясение мозга, контузию глаза. Напомню, Ольге Заварзиной – 62 года. Хотелось бы посмотреть на матерей всех участников этого действа и спросить этих женщин – как же они воспитывали своих сыновей?! Но это так, эмоции.

А теперь – факты. Они таковы: наша полиция, после аттестации, надо полагать, состоящая из одних лучших сотрудников, – ну ведь не должны же были брать плохих?! - уже полгода (!) не может решиться расследовать возбужденное по этим фактам уголовное дело всерьез, по-настоящему, так, как того требует закон.

Прекратили-возобновили

14 ноября 2011 года подполковник юстиции Наталья Нагорнова и вовсе вынесла постановление о прекращении уголовного дела на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ: отсутствие в деянии состава преступления. Побои, нанесенные охранниками Заварзиной, Нагорнова расценила как превышение пределов допустимой обороны и указала, что ответственность за это предусмотрена только при нанесении тяжкого вреда здоровью, а у Заварзиной телесные повреждения – средней тяжести.

То есть в представлении Натальи Нагорновой Соседов и нанятые им охранники, приехавшие к чужому дому, предъявлявшие необоснованные претензии, полезшие ломать чужое оборудование, оборонялись. Что и говорить, своеобразное толкование событий. Однако хотелось бы напомнить ей, что даже в допускающей такое свободное толкование статье 37 УК РФ «Необходимая оборона» все же есть оговорки: например, посягательство должно быть сопряжено с насилием, опасным для жизни. Заварзина «напала» на чоповцев с пластиковой (!) полторашкой. 62-летняя женщина – на троих мужиков. Ну что им еще оставалось, бедолагам, – конечно, только избить ее. Другого выхода у них не было, похоже, считает Наталья Нагорнова.

Вообще, постановление, подписанное ею, по многим параметрам интересный документ. Вот, например, немного арифметики: показания обоих Заварзиных заняли в нем меньше листа, зато показания Пономарева, одного из частных охранников (специально уточняю – ученика ЧОПа, а то именно из-за таких мелочей разные граждане любят кричать: «Журналист все факты переврал!»), - чуть ли не два.

Да еще с каким деталями! Пономарев говорит: «В это время подъехал еще один автомобиль, из которого вышел мужчина 40 лет (все тело в татуировках) (…). В руках у мужчины что-то было. В тот момент ему показалось, что это был нож». Ему – как вы, читатель, понимаете, это Пономареву. Казалось бы – ого, нож! Однако подполковник юстиции Нагорнова оставляет этот нож без внимания и исследования. Но ведь если нож и правда был, тогда это ведь уже вооруженное нападение на сотрудников ЧОПа при исполнении. А если ножа не было, то, значит, Пономарев врет и всем его показаниям грош цена. Важный поворот? Без сомнения. Почему же Нагорнова не исследует эту линию? По неопытности? Да вряд ли – все же подполковник. Но тогда, может, просто не хочет ловить Пономарева на лжи? Можно было, кстати, и мужчину, который «весь в татуировках», пригласить – это зять Заварзиных Владимир Солнцев и татуировок у него нет. Но, как вы понимаете, и про татуировки тоже никто не вспомнил – иначе показания Пономарева можно просто бросать в урну.

Восемь строк показаний Пономарева посвящено тому, как его, бедного, избивали Заварзины и его родственники – и руками якобы били, и ногами. Однако по какой-то причине список телесных повреждений Пономарева в постановлении не приводится. Телесные повреждения Заварзиной есть: сотрясение мозга, ссадины и кровоподтек на всю левую сторону лица. А Пономареву, которого якобы били и по лицу, и по губам, и предъявить нечего. Как же так удивительно вышло? И почему эта интересная деталь тоже не заинтересовала подполковника Нагорнову?

Показания участников и свидетелей – дело обычное - противоречат друг другу. Соседов говорит, что позвонил в дверь Заварзину, пояснил, что «в случае неоплаты долга подача воды к его дому будет отключена». После этого Заварзин, мол, и схватился за железную трубу.

А вот по словам одного из охранников, Саратовского, выходит, что Соседов и сказать ничего не успел: «Когда Соседов подошел к дому № 57 на улице Изящной, он увидел, что из данного дома вышел хозяин. Находясь на крыльце дома, хозяин стал кричать Соседову, чтобы он уходил». И дальше: «Соседов сказал мужчине, с которым приехал, чтобы он отключал воду и ставил пломбу». По показаниям Саратовского Заварзин схватился за железную трубу только после того, как увидел, как «гости» лезут в колодец. Казалось бы, чего проще: едешь на место происшествия и пусть там все участники и свидетели покажут, кто где стоял, – так выяснится, кто что видел, а кто что придумал, - это и есть полное и всестороннее расследование, которого требует закон. Однако на такое следственное мероприятие у Натальи Нагорновой, похоже, времени не нашлось.

Интересно и то, что из постановления «выпал» самый серьезный эпизод – про пистолет. То, что Соседов закричал охраннику: «Пистолет доставай» и охранник с криком «Я вас всех перестреляю!» полез в карман, вообще-то, подпадает под статью «угроза убийством». Куда же подевался этот эпизод? А просто Наталья Нагорнова выделила его в отдельное производство, передала участковому (!), а тот в возбуждении уголовного дела отказал.

В результате титанических усилий полиции отдела № 7 (так теперь, после реформы, именуется бывший Индустриальный РОВД) дело о налете на Заварзиных было раздроблено и угроблено. Правда, после визита Ольги Заварзиной к заместителю начальника краевого УВД Александру Лаасу дело возобновили. Но исследуют ли его хотя бы теперь в полном объеме, вернув в дело и эпизод с пистолетом, дав оценку «полномочиям» ЧОПа?

«Законные права»

Кстати, вот теперь - о полномочиях. Согласно закону «О частной детективной и охранной деятельности» ЧОП оказывает услуги «в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов». Думаю, читатели уже понимают, что Соседов не имел никаких законных прав требовать от Заварзиных заключения договора и отрезать им воду.

В конце ноября в редакцию «Алтайской правды» позвонил Андрей Сираев, директор ЧОПа «Прометей», и потребовал опровержения моих статей, упирая на то, что дело в отношении сотрудников ЧОПа прекращено. Говорил даже, что будто бы возбуждено дело в отношении Заварзиных – по статье 116 (побои). Лучше бы молчал – и дела такого нет, а если и было бы, то история про то, как двое пожилых людей (напомню, Александру Заварзину – 72 года) отметелили сотрудников ЧОПа, вряд ли годится для рекламы предприятия. Мне интересно было посмотреть на этого господина, и мы договорились встретиться с ним 25 ноября. Но Сираев так и не пришел – видимо, он уже знал, что дело по ст. 203 (превышение полномочий сотрудниками ЧОПа) возобновили.

Однако кое-что Сираев все же рассказал. Так, по его словам, между его предприятием и Анатолием Соседовым был заключен договор о защите жизни и здоровья. Тут бы Сираеву и поинтересоваться – что за мафиози угрожают его клиенту? (Предприятия, предоставляющие охранные услуги, обычно проверяют клиента, чтобы не вляпаться в историю). А узнав, что Соседов «просто» намерен вручать уведомления о необходимости перезаключать договор на поставку холодной воды, Сираев должен был задуматься – при чем здесь охрана? Однако подобные «мелочи» Сираева не занимали, да и времени у него на это не было: судя по его показаниям, записанным в постановлении о прекращении уголовного дела, договор с Соседовым был заключен 2 июня, сразу после чего они сели по машинам и поехали «работать» - то ли выколачивать из граждан подписи, а то ли помогать обрезать воду.

Уже на месте, когда кто-то из соседовских людей полез к колодцу Заварзина, Сираев еще мог бы поинтересоваться – на каких основаниях? Если у Заварзиных и правда есть перед ООО Соседова долг (а его не было и быть не могло, потому что между ними нет договора), то процедура проста: сначала суд, а потом – отключать, да с судебными приставами, а не с частными охранниками.

С такой неразборчивостью Сираев и его люди могут наняться охранять грабителей банка.

Почему Сираеву не пришли в голову мысли о суде, о судебных приставах? Да потому, что он совершенно отчетливо ЗНАЛ, что ничего ему не будет: или не попадется, или, если попадется, от ответственности его оградят. Да, в общем-то, и ограждают. А как иначе назвать полугодовую волокиту и деятельность подполковника юстиции Натальи Нагорновой?

Какое преступление «не заметили» следователи?

«Алтайская правда» писала об этой истории в конце 2009 года («Крепостные-2», «АП» от 29.12.2010) и весной 2011 года, когда Анатолий Соседов, друг и соратник Бера и руководитель ООО «ЖКХ «Октябрьский», начал отрезать воду тем, кто отказывался заключать договор с его ООО («Алтайская правда», «Без воды», 12.04.2011). Каждая из этих статей согласно УПК является сообщением о преступлении, которое сотрудники УВД обязаны проверить.

Уже больше года я пишу о том, что в Индустриальном районе происходит что-то из ряда вон выходящее. Ситуация с поселком Октябрьским, где Сергей Бер, собравший у его жителей, по одним оценкам, около 300 млн. рублей, а по другим – гораздо больше и при этом не сделавший того, что должен был сделать, – яркая тому иллюстрация. История с Заварзиными только фрагмент этого эпического полотна.

В Уголовном кодексе всему, что произошло 2 июня, есть еще одно название - принуждение к совершению сделки, организованной группой с применением насилия, статья 179, ч. 2 – до десяти лет. Хотелось бы узнать у наших правоохранителей, где же уголовное дело по этой статье? И не одно – большое число жителей Октябрьского все-таки были принуждены Соседовым к перезаключению договоров. То есть Бер все же избавился от надоевших ему обязательств, и никто – ни администрация района, ни правоохранители – ему не помешал. По недомыслию? На эту тему напомню такой эпизод. На одном из собраний жителей поселка Октябрьского, на котором был и я, Сергей Бер по поводу возбужденных в отношении его уголовных дел во всеуслышание заявил: «Как открыли, так и закроют». И никто из присутствовавших при этом семерых (целых семь во главе с подполковником!) полицейских ему не возразил…

Новости