Себя жалеть я не умею

00:00, 08 марта 2012г, Общество 3188



Фото Олег МИКУРОВ

С отличником народного просвещения, подлинным просветителем, именно за это получившим премию имени С.П. Титова, - Надеждой Ядыкиной (на снимке) встретился корреспондент «Алтайской правды» на ее родине, в Сростках.

- Какие же они у меня хорошие! У каждого взгляд добротой искрится, - улыбается Надежда Алексеевна, рассматривая в альбоме фотографии своих коллег-педагогов. – Это мои бывшие ученики, теперь и они на пенсии – я-то уж очень давношняя…

«С этим живу…»

Родилась Надежда в 1930 году. А в 1933-м, в ту страшную ночь, когда в Сростках НКВД арестовал 106 человек, забрали и ее отца. Деда – отца матери – раскулачили еще раньше и расстреляли. В одно время с дедом раскулачили и сослали его сына. Отправили в Нарым и невестку с грудным ребенком, а племянницу Нюру забрала к себе мать Надежды. Вот так и случилось, что осталась в тридцать третьем ее мама с четырьмя детьми - тремя своими девочками да дочкой брата – и двумя старушками, своей и мужа матерями. Работала она в колхозе свинаркой: уходила затемно и возвращалась ночью. В труде росли и дети: и на своем огороде трудились, и на колхозном поле, и на табачной плантации.

- С пяти лет я пасла свиней… - вспоминает Надежда Алексеевна. - А ничего! Знаете, свиней загонят, а мы, ребятишки, скорее купаться бежим. Ныряли так, чтобы достать камушек со дна. Я, маленькая, на цыпочки встану на камушке и пою, как будто на сцене, а голос над Катунью льется…

Сплотило народ одно горе на всех, война. Спички стали редкостью - угольком делились те, у кого печка с утра рано топилась. Если на пашне обедать сели, тот, у кого бутылочка с молочком имелась, всем чай забелит. Но и в войну девчонки о любви мечтали.

- Мы очень рано стали ходить на гулянье, - вспоминает Надежда Алексеевна. - И охота же приодеться, а не во что. Так мы друг с другом одежкой поменяемся и нарядно нам кажется. В летние дни вечером на тырло ходили, а зимой – на вечёрки по домам.

Отец нашей героини, Алексей Евдинович Куксин, отбыл на Колыме тринадцать лет вместо десяти положенных – кто ж в войну осужденных по отбытии срока будет отправлять домой… Живой остался, потому что ослеп, и его с лесозаготовок перевели на кухню работать, воду подвозить.

- Он, когда вернулся, был такой маленький и слепой. Шибко-то и нечем было его откармливать. Корову, овечку закололи. Он понемножку стал поправляться. Я говорю: мам, а тятя-то растет! Старшая сестра Вера уже в то время агрономом работала. Она его повезла в Барнаул, сделали операцию. Когда повязку с глаз сняли, врачи говорят: теперь посмотри на свою дочь… – вспоминает Надежда Алексеевна.

Вера увезла семью в Карлушку, где сама жила и работала. Поступила после школы Надя в Новосибирский мединститут, хотя Вера уговаривала в Бийский учительский. Но не было средств на жизнь, потому, проучившись меньше двух месяцев, сложила она вещи в чемодан деревянный, фуфайку под мышку – и домой. Но в учительском тоже не всем было по средствам учиться: троечникам отказали в стипендии, народ и схлынул. А Надю взяли на естественно-географический факультет. Первые полгода без стипендии было очень трудно, помогали сестры Вера и Полина. Сдала она сессию на пятерки и получила повышенную стипендию.

- И что вы думаете купила на первую? – смеется она. – Часы! Бывало, готовимся коллективно к экзаменам (учебников-то мало было) и нужно что-то показать на карте. Так я показываю не правой рукой, а левой, чтоб часы было видно.

 

Строки биографии

Окончила Надежда институт с отличием и получила направление в Сорокинский район. Там встретила свою судьбу, фронтовика Ивана, родились дочери Вера и Люба («У нас в семье – Вера, Надежда, Любовь!»), проработала в школе шесть лет. Потом переехали поближе к Барнаулу, в Сорочий Лог, – надо было учиться заочно. Позже перебрались в Сростки, и с 1961 года работала в родной школе сначала завучем производственного обучения, а с 1962 года и до ухода на пенсию в 1985-м – заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Посчастливилось Надежде Алексеевне: трудилась она в то время, когда школой руководил участник Великой Отечественной войны, бывший разведчик Николай Николаевич Жабин. Не так давно он ушел из жизни. Но и его, и своих коллег Ядыкина помнит. С Галиной Бородиной, Любовью Юркиной, Валентиной Черномырдиной, Галиной Фирсовой не один год проработала она в Сростинской школе.

- Прекрасный у нас был учительский коллектив! Каждый праздник мы собирались. Но не просто гулянку затевали – что на столе у нас, про то даже не думали. Мы соревновались, разыгрывали сценки, пели, танцевали, русскую отплясывали! – вспоминает Ядыкина.

Дружными были и в труде. Большую методическую работу вели. Ядыкина даже с Сухомлинским переписывалась! Разрабатывали в школе тему «Научная организация труда учителя, учащихся и родителей», проводили методические совещания кустовые. А после совещаний представители ателье показывали, как учителю модно одеваться. Потому как учитель на селе являлся представителем интеллигенции.

45 лет была Ядыкина лектором-международником, трижды ее называли лучшим лектором края! Читала лекции на фермах, в бригадах, в «Заготзерно» - без бумажки, все цифры в голове держала. Когда только все успевала – семья, работа, общественная жизнь, дом, хозяйство? Муж во всем поддерживал, на мотоцикле лектора возил по бригадам. «Все дипломы и грамоты пополам разделила бы с ним», - говорит Надежда Алексеевна.

Хозяйка гостеприимного дома показывает мне фотографии в альбомах.

- А как вы артисткой стали? – спрашиваю.

- Когда Григорьевы «Праздники детства» снимали, я за ребят отвечала: собирала их, время съемки назначала, проверяла, как одеты, ведь так, как мы в войну
одевались, нужно было. И в фильме учительницу сыграла.

Листаем дальше альбом, и Надежда Алексеевна улыбается: «Малышки совсем были, теперь у самих уже дети… Мои «Шукшинята»!» Так назывался детский фольклорный ансамбль, который она организовала в 1975 году. Исполняли песни, частушки народные, а все перепели – стала Ядыкина сама сочинять.

«Не забудут!»

Когда умер Василий Шукшин, Надежда Алексеевна начала собирать материалы для музея. Он, первый шукшинский в России, открылся 15 мая 1976-го. Поток поклонников таланта земляка был огромный, и юные экскурсоводы проводили экскурсии для гостей – стенды, посвященные жизни и творчеству Шукшина, занимали весь третий этаж школы. Следопыты вели поиск, другая секция - обширную переписку с адресатами со всей страны и зарубежья, культурно-просветительная изучала песни и обряды. Позже часть материалов была передана во Всероссийский музей-заповедник им. В.М. Шукшина: костюм Егора Прокудина, скульптура, письма. А ведь говорили Ядыкиной: да зачем музей нужен, Шукшина забудут скоро.

- Не забудут! – была всегда убеждена она. – Он наш парень, жили мы на одной улице, вместе на вечерки ходили, с сестрой его Наташей подружками были… Да и родственники мы по линии Поповых, в четвертом поколении. Но мы не роднились никогда с Васей. Матери роднились очень, тем более обе были женами «врагов народа».

Вася в вечерках участвовал мало, Мария Сергеевна (я ее тетей Маней звала) оберегала детей очень, боялась ссылки. Наташа рассказывала, что у нее на этот случай наготове всегда был мешок с самым необходимым. Тетя Маня была мастерицей: умела шить, выбивать шторы-косынки, подзоры. А мне уж очень хотелось косынку - мама и попросила ее. Помню, дождик такой теплый был, я босиком по лужам прибегаю за косынкой, тихонько захожу в сенки и слышу, как она поет: «В саду при долине громко пел соловей, а я мальчик на чужбине позабыл тех людей…» Оперлась на руку и заплакала. Я, видно, шмыгнула носом, она пугливая была такая, вскрикнула: «Ой, Надь, ты меня напугала!» – «Ты что, тетя Маня, плачешь, горе какое?» – «Доченька, оно, горе, раньше нас родилось… Да так я. Пою и плачу…» Я косынку надела и по лужам домой!

Мы с Марией Сергеевной дружили. Я бывала у нее, читала письма Васины, фотографии рассматривали. И в тот вечер зашла к ней: «Надя, почитай письмо!» Про съемки фильма «Они сражались за Родину», про дочек большое письмо… Прочитала, чайку попили с ней – а назавтра прихожу в школу, говорят: умер Шукшин…

- Какое чувство возникает у вас, когда вы читаете книги Шукшина?

- Чувство благодарности за то, что он воспроизвел образ жизни людей того времени, довоенного и послевоенного, – сохранил историю. Помните рассказ про Анисима Киприяныча? Помните, как герои сели обедать, достали из ручья бутылку с молоком? Мы ведь так и делали, в ручье от жары прятали. А как описано это: стали они пить воду, наклонившись над ручьем, водомерки мирно ходили по воде, а ключики били маленькими фонтанчиками и гоняли песчинки. Ведь это только заметить надо!..

- А вы уже при его жизни понимали, что Шукшин - величина?

- Конечно! Даже по этой миниатюре видно - надо ж заметить, как песчинки гонялись родничками! Ведь так и есть: бывало, пойдешь за ягодами и пьешь из родничков и всё видишь - а он описал!

А как он пишет про дядю Ермолая! Я ведь была при том разговоре, когда дядя Ермолай раскочегарился: «Вы где были-то, парнишки?» Мы, девчонки, в ту страду снопы вязали, а ребята скирдовали. Когда их послали охранять зерно на току, гроза началась страшенная, они спрятались в суслон да уснули - устали за день... Надо было им признаться. Дядя Ермолай и не матерщинник, но тут выматерился. Сердце у него больное было, фронтовик, недолго он прожил... А тогда ему нужна была правда! И Вася говорит: всю жизнь мучился, что неправду сказал. Так ярко остался этот случай в памяти, не забыть.

 

* * *

Надежда Алексеевна и сейчас удивляет своим жизнелюбием: поет в ансамбле ветеранов, пишет стихи и песни, всегда рада гостям. И на огороде управляется, виноград и цветы у нее на зависть многим.

- Вот говорят мне: «Берегите себя!» А я себя беречь не умею... «Ой, девчонки, я уж ликвидаторского возраста!» - порой говорю, - смеется Надежда Алексеевна. - А они мне: «Вы уйдете, опустеет село». Нет, не опустеет! Я очень счастлива тем, что у меня столько учеников прекрасных. Из одних лишь «Шукшинят» сколько достойных ребят выросло! Алексей Черных еще в школе не учился, когда его ко мне в ансамбль привела сестра. «А что ты умеешь, Алеша, делать?» - «Плясать умею!» И пошел вприсядку!.. Всех моих воспитанников назвать - газеты не хватит…

Но некоторых вспомним. Мне довелось однажды, на Титовских чтениях, быть свидетелем удивительной, символичной, встречи. Я видела, как лауреат Титовской премии-2009 Надежда Ядыкина в горячие объятия заключила лауреата-2010 Людмилу Бушуеву из Чарышского. Было это похоже на встречу матери с дочерью. Оказалось, что учитель математики с сорокалетним стажем, отличник народного образования, заслуженный учитель РФ, победитель конкурса ПНПО «Лучший учитель 2008 года» и лауреат премии имени С.П. Титова Бушуева - ученица Надежды Алексеевны!.. Премию же Людмила Анатольевна получила за просветительную, поистине подвижническую деятельность - она создала замечательный школьный музей. И лучше всяких слов и учителя, и ее ученицу характеризует такой поступок: средства от полученной премии Бушуева вложила в развитие музея!

- Надежда Алексеевна работала завучем, вела географию, химию, - вспоминает Людмила Бушуева. - Красивая, с улыбкой на устах, в руке карандаш и листок бумаги - спешит по коридору то к детям, то к учителям. Знала про нас все, была своим человеком. Мы старались походить на нее.

Когда я работала завучем, всегда образ Надежды Алексеевны был передо мной. Я часто вспоминала ее, свою школу. Моих родителей уже нет в живых, и Надежда Алексеевна как мать мне. Мы очень близкие по духу с ней люди: постоянно поддерживаем связь, я с семьей приезжаю в Сростки ежегодно. В чарышском школьном музее ее фотография стоит на видном месте - с моим учителем я начинаю и заканчиваю рабочий день.

Не для одной Бушуевой наша героиня послужила примером. Показателен такой факт: из 57 выпускников 1968 года 20 стали учителями и воспитателями! Среди них Ольга Богданова - учитель русского языка и литературы, Марцелина Молчанова - учитель немецкого языка, Галина Бородина - учитель биологии и химии, Лилия Козлова - учитель начальных классов. Все они носят звание «Отличник народного образования».

И в каждом выпуске есть ученики и воспитанники Надежды Алексеевны, которые принесли славу школе. Алексей Черных работает в Москве в театре А.Калягина, снимается в кино. Николай Фаддеенков - кандидат физико-математических наук, виноградарь, Татьяна Гаврилина - учитель биологии, заслуженный учитель РФ, победитель конкурса ПНПО 2007 года. Анатолий Лещев выпустил сборник поэзии, на его стихи пишут песни. Анатолий Болгов - полковник запаса, дипломат.

В судьбе многих и многих сростинцев наша героиня сыграла немалую роль.

- Надежда Алексеевна Ядыкина - человек удивительный, в своем роде визитная карточка села, - отметила директор Всероссийского музея-заповедника им. В.М. Шукшина Лидия Чуднова. - С ее именем связана большая работа по сохранению памяти В.М. Шукшина. Она создатель школьного музея писателя и кинорежиссера. Выйдя на заслуженный отдых, с головой ушла в творчество: созданный ею детский ансамбль исполнял песни, частушки, танцы, реконструируя время 40-60-х годов, вперемешку с песнями самого руководителя. Большая страница ее творчества связана и с ансамблем ветеранов села «Русская песня». Она и сейчас поет в свой 81 год!

О каждом человеке Надежда Алексеевна всегда скажет хорошее, в каждом найдет изюминку. Она тонкий психолог - поддержит, оценит, похвалит, вылечит словом: «Бабушка меня учила: с богатыми будь богатой, с бедными – бедной». Интеллигентность, чувство такта и собственное стойкое убеждение, собственное мнение, колоссальное чувство юмора, удивительный оптимизм и женское обаяние - это все о Ядыкиной. Она - Женщина прежде всего, а значит, созидательница, берегиня, хранительница.

Новости