Как оставались на "продленку" сотрудники алтайских домов-интернатов

08:30, 11 августа 2021г, Общество 879



Фото Евгений НАЛИМОВ

Мы много раз писали о врачах, месяцами работавших в красных зонах, и непростительно мало – о сотрудниках домов-интернатов, которые так же, как медики, подолгу не виделись со своими семьями, берегли жизни своих подопечных – людей одиноких, пожилых, с проблемами здоровья. Сегодня исправляем эту ошибку.

Всех сберегли

Фамилия нашей героини, Милосердова, как нельзя более подходит ее профессии. Вот уже четверть века она работает в Центральном доме-интернате для престарелых и инвалидов.

– В Барнауле к маю 2020 года наша смена первой заступила на двухнедельную смену. Сначала мы думали, что это ненадолго, но история с ковидом только начиналась, и в таком режиме «боевого дежурства» мы проработали год в общей сложности, – вспоминает повар Тамара Милосердова. – Бывало, что сменщики заболевали и менять нас было некому. Ну что ж, собирались с силами и оставались еще на пару недель. Поддерживали друг друга. В такие времена надежность людей и проверяется. У нас не коллектив, а настоящая профессиональная семья.

Оставались на «продлёнку» в первую очередь те, кому семейная ситуация позволяла жить на работе. У Милосердовой трое взрослых сыновей, Сергей, Василий и Юрий, они уже самостоятельные, конечно, и все же трудно представить себя на месте женщины, которая не уходит домой после работы – остается в доме-интернате. Но и после двухнедельной смены, когда можно наконец за «периметр», контакты сотрудников минимизировались, чтобы, не дай бог, не случилось заноса инфекции извне. Дабы исключить такую опасность, каждый вновь заступающий сдавал тест на коронавирус. Итог – сохранили все жизни, ни одной не потеряли. А ведь люди, живущие в учреждении соцзащиты,  и есть та самая группа риска, которая и подхватывает вирус первой, 
и болеет особенно тяжело. 

«Для меня – родные»

Выдержать год в таких условиях и не выгореть можно, только если уровень профессиональной дисциплины высочайший. Может, секреты какие есть? Уже готовлюсь, что будет ответ – штамп про терпение и любовь к ближнему своему, а вместо него слышу удивительную историю женщины.

Еще в пору СССР семья Милосердовой уехала с Алтая в Алма-Ату (позже, в 90-е, вернулась), в столице советского Казахстана родилась старшая дочь, Тамара, после которой появились еще четверо младших. При работающих маме и отчиме она всегда была нянькой. В шесть лет уже умела варить кашу и кормить малышей. Беззаботным обожаемым ребенком чувствовала себя лишь в доме бабушки и дедушки, Абрама Макаровича и Федоры Филипповны. Когда внучка в 1-й класс пошла, они ее насовсем к себе забрали. И сейчас, когда я спрашиваю Тамару Владимировну, которая сама уже дважды бабушка, что для нее значат живущие в доме-интернате люди, пожилые, с грузом болезней и невзгод, она начинает плакать.

– В каждом из них вижу своих бабу и деда. Они ведь отдали нам все, что могли, теперь наш черед платить им добром. Я в дом-интернат по зову сердца пришла, не считайте это громкими словами, правда, всегда чувствовала, что мне это нужно. В 1997 году нянечкой сюда устроилась на удобный  сутки через двое, график – дети-то маленькие совсем были. Иногда с младшим, Юрой, на работу приходила, помню, как местные бабули и дедули баловали его, внучком называли. Для кого-то они просто старики, а для меня – родные люди, с которыми всегда можно поговорить.

Что у тебя в тарелке

Готовить – казалось бы, чего проще, ведь недостатка в продуктах дом-интернат не испытывает. Но во-первых, не всякую вкусняшку одобрит диетолог, главное, чтобы фантазию кулинара не стреножил, ведь та же пицца может быть диетической. Во-вторых, личные пристрастия тоже со счетов не спишешь.

Один рассыпчатую кашу любит, другой – вязкую, третий – жидкую. Поэтому всегда наготове вариант Б, если вдруг А по вкусу не придется. А в третьих, здорово выручают повара Милосердову традиции семейной кулинарии. Пока живы были Абрам Макарович и Федора Филипповна, на праздники дети и внуки в их доме собирались. Бабушка готовила по ведру, чтобы всем хватило борща, картошки, компота. Потому что путь к сердцу любого человека, не только мужчины, лежит через вкусную, с любовью приготовленную еду. Этой заповедью руководствуется и ее внучка, когда стоит у плиты и вместе со своей бригадой готовит завтраки, обеды и ужины на 200 с лишним человек.

«Слава богу, у наших подопечных все в порядке и с обонянием, и с аппетитом», – смеется собеседница. Она убеждена, что правильная вкусная еда не менее важна в период эпидемии, чем весь немалый комплекс мер профилактики, внедренный в доме-интернате. Ведь от того, что лежит в тарелке у человека, зависит и его эмоциональный фон, и его иммунитет. 

Новости