Никогда не смотри под ноги, всегда только вперед: уверены герои фильма "Серебряные коньки"

16:10, 06 января 2022г, Культура 607


Сказки – они не для того, чтобы вникать в глубину режиссуры и достоверность сюжетов. Их просто нужно смотреть, все эти унифицированные истории про Ивана-дурака и Царевну, про Аладдина и султанскую дочь Будур… Теперь есть и «Серебряные коньки», фильм 2020 года, вполне семейный и достойный зрительского внимания. Жаль, из-за эпидемии на большом экране его увидели лишь немногие. Кто не успел – смотрите новинку на Netflix.

Иного не дано

Спойлер – для ориентира: это неприкрытый новогодний оммаж сотням предыдущих историй про то, как нищий бродяга добивается любви красавицы из высшего общества.

Стоит смотреть из-за главного героя, ибо в сказочной мелодраме со множеством исторических отсылок это не человек, а город Санкт-Петербург. Разный. Блистательный и трущобный. Аристократичный и криминальный. Восторгающийся иностранными дубинками для разгона демонстрантов и следующий моде на все русское, отплясывающий «Барыню» в неудобных костюмах века этак XVI.

Фильм снят по мотивам, нет, точнее, навеян одноименной книгой Мэри Мэйпс Додж, чьи герои живут в Нидерландах. В киноверсии «Серебряных коньков» они жители иной страны, климата и реальности – расширенной, предложенной режиссером Михаилом Локшиным. Такова Россия, в голландских рамках ей тесно.

Закат царствования Романовых. Петербург – котел, в котором какие только идеи не бродят. Сценарист Роман Кантор не слишком нежен со своими героями. Каждого из них он делает узником своей социальной клетки, от золотой до трухлявой деревянной. Здесь, в столице пока еще сильнейшей в мире державы, в канун нового 1900 года вершатся судьбы персонажей. Утрированной красоты ледово-снежные пейзажи русской городской зимы – они для настроения и к исторической правде никакого отношения не имеют.

Пряничность, лубок, шаблоны – да, не отвяжешься от ощущения, будто «Сибирский цирюльник» пересматриваешь. Все становится на свои места, когда в составе продюсеров фильма видишь имя Никиты Михалкова. Но как еще дать понять зрителю, что он сказочный фильм смотрит, а не исторический. Не ругайте сильно сказку, в ней добро всегда побеждает зло, так было – так будет, иного конца не придумаешь.

Сплошной каток

Историки свидетельствуют: на стыке веков, XIX и XX, распространилась эта забава – катание на коньках, став поистине всенародной. На катках флиртовали, заключали сделки, исполняли мечты, устраивали костюмированные маскарады… Вот что писал «Петербургский листок» в 1899 году: «Нет, кажется, ни одного замерзшего пруда или лужи, не занятых катками».

Но перейдем к фабуле. Фонарщик Пётр (актер Тимофей Трибунцев) сам растил сына Матвея, подарил ему единственную ценную вещь семьи, переходящую из поколения в поколение, и научил виртуозно кататься. «Не смотри под ноги. Смотри вперед. Всегда только вперед», – говаривал отец малышу, когда учил его кататься.

Взрослому Матвею это умение пригодилось. Он работает доставщиком свежей выпечки в элитной пекарне «Гранд пирог». В этой фирме, вообще-то, целая команда парней, похожих на тех, что бегают сейчас по Барнаулу с большими коробами за плечами. Мотя – самый быстрый, доставляет заказы в считаные минуты – у него же волшебные коньки! Но однажды он не уложился в оговоренные заказчиком 20 минут доставки – город был перекрыт, потому что проезжал кортеж титулованного чиновника Николая Николаевича Вяземского (реально существовал Николай Григорьевич Вяземский, действительный тайный советник, сенатор – вероятен отсыл к этой исторической персоне).

Словом, Матвей с доставкой опоздал, его уволили. Отец, в это время уже безнадежно больной туберкулезом, не мог больше работать – в такое бедственное положение попала семья.

Женский бунт

Встреча Матвея с главарем местной банды Алексом (актер Юрий Борисов) происходит как раз в то время (а как же, нравственный выбор!), когда парень уже отчаялся найти немалые деньги на лечение папы в Германии.

Питерские Робин Гуды, очищая карманы богачей, считали, что тем самым борются с классовым неравноправием, путая марксизм с разбоем, а социальную экспроприацию – с банальным воровством. Из такой шариковской идеологии – «все отнять и поделить» – и выросла революция.

Новичок «бригаде» пригодился. Бомбили на рынках Петербурга, Апраксинском, Лиговском, Сенном… По сюжету торговые ряды устроены прямо на льду. Эта задумка авторов добавляет кино-истории не правдивости, но захватывающих сцен. Воры на коньках имели явное преимущество перед зазевавшимися горожанами – скорость. У тех, кто одет побогаче, они виртуозно вытаскивали из карманов портмоне, часы, снимали украшения. А там ищи-свищи конькобежцев.

«На работе» Матвей и познакомился с Алисой, и влюбился в нее с первого взгляда. Девушка уже к тому моменту была просватана, на ее руку претендовал князь Трубецкой (Кирилл Зайцев), офицер 4-го управления, охотник за богатым приданым. Первая стычка двух претендентов произошла на рождественском ледовом балу, который давал на катке Михайловского замка для знати великий князь Константин Николаевич. Сюда Алекс и Матвей попали по липовым приглашениям. Ах, сколько дорогих шуб здесь терлось, сколько карманов оттопыривалось!

«Чувствую, новый век принесет нам немало интересного», – роняет князь Вяземский (Алексей Гуськов), еще не зная, насколько он прав.

Его родовой дворец, один из немногих в Петербурге, уже освещался электричеством, а не свечами. И у него локомобиль, третий в городе. Первые два – у Его Императорского Величества и банкира Рябушинского. Но бунт зрел именно в его доме. Алиса, единственная дочь титулованного чиновника,  блестящая партия для лучших женихов столицы, читала Маркса, изучала химию, восхищалась Менделеевым, препарировала лягушек и мечтала о высших женских Бестужевских курсах вопреки традициям.

Женщин XIX века учили языкам, музыке, пению, рукоделию. Для серьезных наук женский ум считался непригодным. Более того, в обществе к ученым дамам относились примерно как к дрессированным обезьянкам. На них приходили посмотреть. Уйти в науку для княжеской дочери, пожалуй, было более скандально, чем стать балериной или певицей. Единственная, кто ее поддерживает, – выписанная из Англии гувернантка мисс Джексон (Кэти Белтон): «Не живи по чужим правилам, живи по своим!»

Легко быть бунтарем, когда ты родился в трущобах. С этой точки зрения в девушке, родившейся с золотой ложкой во рту, куда больше достоинства и мужества, чем в Матвее. Алиса бунтовала, шла против воли отца и в итоге добилась своего.

В финальных кадрах мы видим ее, уже окончившую Сорбонну и преподающую химию слушательницам тех самых Бестужевских курсов. Она прощена отцом и счастлива с мужем Матвеем и сыном Петей, названным в честь покойного бедного фонарщика. Теперь уже Матвей учит своего малыша кататься на голландских серебряных коньках, приговаривая, как и ему отец когда-то в детстве: «Никогда не смотри под ноги, всегда только вперед!»

Фоторепортаж
Блоги