Жительница Барнаула стала единственной иностранкой в школе Шао­линьского монастыря

15:00, 18 декабря 2016г, Общество 2125


Жительница Барнаула Анастасия Апасова – единственная иностранка, которой удалось пройти полный курс тренировок в одной из школ знаменитого Шао­линьского монастыря.

Вне возраста

Девушке, встретившей меня в одном из барнаульских центров восточных боевых искусств, не дашь больше восемнадцати. И это – боец Шаолиня? Воспитанница легендарного братства монахов? Да, так и есть. Два года Настя жила в Китае, тренировалась у прославленных лаоши, «учителей» по-китайски. Они звали ее сюешем («студент») Тасия, русские имена кажутся им сложными, имя Анастасия просто никто не выговаривал.

Анастасии Апасовой – 28 лет. Но дело даже не в том, что она выглядит подростком. Каждого, кто серьезно, как эта девушка, увлечен Востоком, признает в ней свою – по точным, размеренным движениям, флюидам покоя и улыбке, не имеющей ничего общего со стандартной китайско-японской «маской благожелательности». Это – вне возраста.

Заниматься восточными боевыми искусствами она начала еще студенткой, увидев красивую открытку с контактами алтайской Федерации ушу (проект Владимира Суркова). Через месяц поняла, что ушу меняет ее – энергетически, физически, эмоционально.

Весной 2013 года Апасовой предложили тренироваться в Китае, на выбор – несколько городов, в которых есть школы различных стилей ушу. «Если тренироваться, то в Пекине», – решила наша землячка. Родители, Ирина Викторовна и Владимир Александрович, переживали, но выбору дочери не перечили. Помогли оформить визу и купить билет на самолет.

В закрытые школы Шаолиня, святая святых боевых искусств, не попасть «с улицы».  Девушки здесь – большая редкость, а уж иностранке и вовсе путь заказан. Апасова была единственной, которую тренировали монахи и члены сборной Китая по ушу. Мастера, как называет девушка своих лаоши. Эти двери ей открыла рекомендация Натальи Матвеенко, основателя первого в России филиала Пекинской школы шаолиньского кунг-фу в Барнауле и директора всех отделений, работающих нынче в России.

В Китай Апасова приехала не зная языка. И сразу столкнулась с насмешками и недоверием. Монахи вообще настороженно относятся к девушкам, считая, им не дано постичь философию боевых искусств. А тут – рафинированная иностранка… Выход у Насти был один – заставить себя уважать. Навык практик тайцзи и цигун у нее был, а речь и письменность она осваивала по самой эффективной методике – в языковой среде, подтянув заодно и свой английский. Дело в том, что прямой перевод с русского на китайский дает искажение смыслов, поэтому с русскими тренеры-монахи общаются на «промежуточном» английском.

Уважение и доброе отношение новых китайских друзей стали Насте наградой за труды и упорство. Год назад она вернулась в Россию и теперь преподает ушу уже своим воспитанникам. А когда начинает скучать по китайской речи, просто идет на улицу, высматривает в толпе прохожих студентов из Китая и пристает к ним с разговорами. Те удивляются и радуются…

«Золотое горло»

Кадры, в которых бойцы Шаолиня творят нечто необъяснимое логикой, кажутся непосвященному зрителю нереальными, смонтированными, пугают властью над законами физики. Анастасия уверяет: это не сверхспособности. На такое способен каждый, кто не жалеет времени и сил на развитие духа и управление энергией ци, силой жизни.

– Работа шаолиньских монахов, бьющих и ломающих об себя копья, палки, камни, – это не постановка. Я там насмотрелась всякого. Самым сложным для меня было освоить технику «Золотое горло». В ямочку на шее вставляешь копье и ломаешь его без помощи рук и других предметов, – буднично рассказывает Настя и, увидев мое недоверие, смягчает акценты. – Ну ладно, можно не ломать, но хотя бы согнуть. Больно и очень трудно было поначалу. Неподготовленное тело не понимало, чего я от него хочу. Но со временем подчинилось. Иголка, посланная натренированной рукой с нужной силой, пробивает стекло – это «Железная рубашка». Толстая палка ломается, словно спичка, о руку или ногу бойца. Ничего невозможного нет, но это огромный труд. Три интенсивных тренировки в день, работа с дыханием, концентрация энергии – год за годом, всю жизнь. Для нас норма – дышать пятками и макушкой. А после вечерней тренировки прилив энергии такой, что уснуть невозможно. Поэтому китайцы занимаются тайцзы и цигун по утрам в парках – это национальная традиция.

– Настя, помните, какая ситуация показана в фильме «Убить Билла»? Заживо похороненная героиня Умы Турман выбирается из могилы. Это больше фантазия режиссера, а не реальность.

– Там показана японская история – не китайская. Но все равно реальная. Гроб был деревянным, доски – тонкими, слой земли – небольшим. Можно пробить на правильном дыхании и концентрации энергии.

– Вы сейчас преподаете ушу, кунг-фу, цигун и тайцзи жителям Барнаула. Есть воспитанники, овладевшие той же «Железной рубашкой»?

– Есть молодые люди, которые очень хотят овладеть этой техникой, чтобы демонстрировать друзьям свою «крутизну». Увы, дальше желания часто не идет. Вообще, люди ходят на тренировки либо ради здоровья и релаксации, либо вот такие, им сразу «Железную рубашку» подавай. Это все равно что освоить на гитаре три аккорда и считать себя гитаристом. Путь развития долог, сложен и у каждого свой. Вряд ли достигнет успеха тот, кто не видя дороги гонится за эффектами.

Ушу, кунг-фу, цигун, тайцзы – удивительные изобретения человечества. Даже во время самой простой статичной и легкой на вид стойки идет растяжка мышц, укрепляются почки, сердце, легкие. При этом спортсмены-гимнасты, невысокие и «сухие», внешне совсем не похожи на качков.

К слову, каждое лето барнаульские спортсмены привозят из Пекина с чемпионата мира по кунг-фу (здесь проводят еще Международный фестиваль ушу, не путать) титулы чемпионов мира. Сами они отшучиваются, мол,  конкуренция не высокая. Постоянный соперник Барнаула – команда Киева. Наши всегда сильнее.

Гороховое мороженое

Сложно представить, как девушка, привыкшая к городскому комфорту, жила в спартанских условиях монастыря. Восемь человек в комнатушке 2,5х1,5 метра спали на двухъярусных кроватях. Приходившие новички спали на тонких карематах прямо на холодном полу – корпуса не отапливаются. Душ – раз в неделю, в таком же неотапливаемом помещении, даже когда минус двадцать за окном. Парадокс, но ОРВИ и гриппом, даже гонконгским, который Китай «экспортирует» во все страны мира, монахи не болеют.

Еда. Ее вкус поначалу дарил удивительные открытия. Мясные конфетки, например, жвачка со вкусом огурца или гороховое мороженое. Основная еда в монастыре – рис, «наше все» для китайцев, с разнообразием овощей во всех видах. Интенсивно тренирующиеся люди получали на завтрак в 7 утра вареное яйцо с сырой тертой картошкой в маринаде; на обед в 12.30 – рис со спаржей, морской капустой, корнями лотоса, стеблями бамбука; вечером – скромный ужин, опять же рисовый. Но чувства голода не было – тренировки гармонизируют обменные процессы.

Государство оберегает молодежь от влияния Глобальной сети. В Китае – масса национальных ресурсов, зато не войдешь в «Фейсбук» и «Гугл», под запретом – японское аниме. Воспитанникам монастыря нельзя пользоваться гаджетами. Как единственной иностранке, Насте разрешали звонить по скайпу родителям. Впрочем, на информационную изоляцию никто не жаловался. График тренировок столь жесткий, что ни на что другое не остается ни времени, ни сил.

Рассчитывать их так, чтобы на всё тебя хватило, – вот, пожалуй, то главное, чему Анастасия научилась в Пекине. Сейчас ей интереснее работать не с подростками-бунтарями, которые хотят всего и сразу, не зная еще, что мечту не получают на блюдечке – ее зарабатывают упорным трудом. Другое дело – люди состоявшиеся, знающие, чего хотят от жизни. Они загружены работой и семейными заботами, но не смотрят сериалы, не висят в чатах, а потому и времени на все хватает. Тренируются с удовольствием, не копят обид.

– Самонастройки на радость формируются от занятия к занятию, – говорит Анастасия. – Каждый может достичь всего. Я ведь тоже раньше многое из того, чего уже достигла, считала недоступным. Важен сам путь. Китайцы наслаждаются каждым днем жизни. Даже старики, бедные, голодные, едва переставляют ноги – но улыбаются! Они живут! Мировоззрение, проецируемое на уровень здоровья нации. Может быть, в нем кроется корень многих проблем России?

Фото предоставлено Анастасией АПАСОВОЙ.

Новости