«Ильинка. Повествование о малой родине»

Так назвал свою книгу фронтовик Петр Елисеев

00:00, 05 мая 2012г, Общество 3450


О том, что ветеран пишет историю родного села, мне сказал еще несколько лет тому назад тогдашний глава Ильинского сельсовета Шелаболихинского района, Николай Кангин. Он и познакомил меня с этим многосторонне одаренным, талантливым человеком. «Ему люди интересны, каждый человек в отдельности».

Молодость души, огромную жажду жизни Петра Яковлевича отмечают все.

В апреле 2010 года в «Алтайской правде» был опубликован очерк о фронтовике «Мой дед победил войну».

А в 2011 году вышла его книга, которую смело можно назвать историей села.

Петр Яковлевич в главе «От автора» пишет:

- Идея написать историю Ильинки принадлежит кумиру нашей юности Ивану Леонтьевичу Шумилову. В конце июля 1939 года мы с друзьями пошли искупаться в речушке Борозде. Купаться с нами пошёл и Иван. Мы поплавали, поныряли и вышли на песок полежать. День был жаркий, по небу плыли небольшие белые облачка. И вот Иван говорит: «Красотища-то какая, ребята!.. Вот отслужу в армии и обязательно напишу историю нашей Ильинки...» Тот жаркий день вспомнился мне много лет спустя. Было это в 1951/52 учебном году, мы с Иваном Леонтьевичем работали тогда вместе в школе. Однажды вечером (при керосиновых лампах готовились к урокам) я возьми и спроси его: «Иван, а что, ты историю Ильинки пишешь или нет?» Он подумал немного и на полном серьёзе сказал: «Вот что, Пётр, берись за эту работу ты...» Вскоре я купил большой альбом и чётким почерком стал заносить в него всё, что относилось к истории села. В 1959 году я показал своё «творчество» Ивану. Он посмотрел, почитал и сказал: «Всё это неплохо и важно, но пойми, тут нужны подробности, а не голая хронология...» И я занялся сбором материалов. Мне довелось столкнуться с огромным числом людей и молодых, своих сверстников, и старых, пережить самому многие исторические события, происходившие в Ильинке и окрестных сёлах. Кое-что запомнилось на всю жизнь само, многое фиксировалось на бумаге, однако вплотную заняться книгой о нашей малой родине я смог лишь после ухода на пенсию в 1980 году».

Есть в одной из глав книги ветерана примечание. Оно следует за перечислением односельчан, на сей раз тех, которые трудились в былые времена сторожами, весовщиками, охранниками: «Может быть, некоторым читателям будет не по вкусу читать множество фамилий и имен, но я не мог сделать иначе, ибо какими бы ни были хорошими, грамотными организаторы производства, т. е. руководители всех уровней, самыми главными на селе всегда есть и будут рядовые труженики полей и ферм. Только их руками создаются те материальные ценности, которыми пользуется человек!»

Прошу прощения у Петра Яковлевича, что нет возможности процитировать и в газете те списки. Знаю, что составлялись они со скрупулезной точностью и сверкой и представляют большую ценность для истории села, детей и внуков ильинцев.

Непросто было выбирать отрывки из единого целого. Интересно всё. В утешение подумалось: пусть хотя бы эти эпизоды из книги станут известны читателям «Алтайской правды».

Конец Идолова

- По переписи 1852 года Верх-Идолова уже нет, а новое наименование село получило Ильинское, по рассказам предков, такое название ему дали при открытии небольшой церкви Святого Чудотворца Николая, а открытие ее было на начало августа, то есть на Ильин день, отсюда и село Ильинское. К 1901 году эта церквушка стала ветхой, поэтому в 1905 году была построена новая, большая церковь с огромной колокольней и четырьмя малыми куполами вокруг большого купола.

Архитектором, прорабом и мастером по строительству этой церкви был священник отец Василий Александровский, который прослужил в старой и новой церкви до 1915 года. Как рассказывал мне мой отец, живший и работавший у отца Василия, он был по плотницкому делу мастер. Так, по спору он без шнура делал обтёс бревна длиною 12 аршинов (это 8,5 м), а после прикладывали шнур, он совпадал с обтёсом. Вот такой был батюшка Василий. В быту он был честен, к людям относился доверительно, спиртным не злоупотреблял, к работникам относился хорошо, однако и знал себе цену, в панибратство ни с кем не заигрывал.

Население Ильинки медленно, но росло. Если по переписи 1816 года было 295 душ обоего пола, то в 1852 году – 352 человека, а в 1882 году уже было 402 человека и 88 дворов, к этому же периоду происходит выделение десятка дворов в поселение на берегу Луговского озера, то есть возникает новая деревня Луговая.

Особенно многочисленное переселение выпало на 1882-1896 гг., а затем вторая волна с 1903 по 1913 г. после столыпинской аграрной реформы. За эти два переселенческих бума в Ильинку и Луговую прибыло 151 хозяйство из центральных и северных губерний России (больше всего из Тамбовской - 57 хозяйств, из Рязанской, Курской, Самарской, Нижегородской, Пензенской, Вологодской, от 15 до 5 хозяйств из каждой).

Война

Великая Отечественная война меня застала в Камне, где я экстерном сдавал госэкзамены за курс педучилища. Вместе со мной сдавали экзамен заочно учившиеся наши учителя Останин Павел Герасимович и молодой учитель Шумилов Александр Леонтьевич (светлая память ему, ушедшему из жизни 22 марта 1991 года). 21 июня мы сдали последние экзамены. На 23 июня было назначено вручение аттестатов, а утром где-то часов в 11 услышали выступление Молотова о начале войны. Получив 23 июня аттестаты, мы все трое сели на пароход и до Шелаболихи ехали около суток, 24 июня мы уже были дома.

На второй день войны мы еще были в пути. Из Ильинки уже мобилизованы из запаса 13 человек, так, с трактором ЧТЗ был мобилизован Чащин Константин Андреевич, с автомашиной «ЗИС-5» – Тварин Павел Сергеевич, с военными фургонами (бричками) и лошадьми – мой дядя Елисеев Сергей Емельянович (с поста бригадира) и другие. Точно сейчас трудно установить. Всего же за годы войны из Ильинки и Луговой было призвано и мобилизовано 246 человек.

А я был призван 5 февраля 1942 года Тюменцевским райвоенкоматом. Воевал на Волховском фронте в составе 54-й армии.

К концу 1941 года из нашего сельского совета ушло на защиту Родины уже более 150 человек. В начале 1942 года приписаны к военной службе юноши 1924 года рождения, а в конце его уже призваны и направлены кто-то и на учебу в полковые школы для подготовки младших командиров. В 1943 году призваны и юноши 1925 года рождения, а в конце 1943 года пошли воевать самые молодые 1926 года рождения, это значит, всем им было полных 17 лет и немногие были 18-летними ребятами. Можно с уверенностью сказать, что основная масса ильинцев, погибших на всех фронтах, падает на первые годы войны в боях за Москву, Сталинград и битву под Курском и Орлом, таких насчитывалось 87 человек из 126 погибших ильинцев за все годы войны. Война коренным образом изменила жизнь села. В конце 1941 года были мобилизованы на курсы трактористов и комбайнеров при Кипринской МТС девчата 1920-1925 гг. рождения и женщины возраста 20-22 года, не имеющие детей.

Долюшка…

- Вся тяжесть легла на плечи женщин, стариков и детей. В 9-10 лет уже трудились на поле и лугах. Основными энергодвижущими силами стали выбракованные от службы в РККА кони и быки, а подчас и коровы частного сектора, на которых пахали и боронили не только свои огороды, но и колхозные поля (доводилась определенная норма). Тракторный парк состоял в основном из колесных тракторов СТЗ и ХТЗ (Сталинградского и Харьковского тракторных заводов), которые работали на керосине. Заводились двигатели рукояткой, которую, как правило, крутили трое девчат: одна, держась как коренник в упряжке, за рукоятку, а две другие с боков помогали веревками (это была их великая мука). Все гусеничные трактора были мобилизованы в РККА на фронт. На уборке хлебов кроме комбайнов «Коммунар» и С-1 в основном по-прежнему работали сенокоски и лобогрейки, а трудились на них ребята 10-12 лет (седок) и 14-15 лет подростки, которые попеременно, через круг менялись местами (место седока на платформе и место машиниста).

Война заставила работать всех пожилых людей, которые были уже на почетном отдыхе (правда, тогда не было пенсионеров), а на заработанные трудодни, можно сказать, ничего не давали. Зимой, как и летом, выручали картошка или оставшийся барашек от продажи на рынке. Зерно получали по 4 ц только трактористы и комбайнеры, и то через МТС. Пожилых мужчин война захватила своим «зловещим крылом», мобилизацией их на трудовой фронт в стройармию.

Вечерами женщины и девушки собирались и вязали теплые вещи для отправки на фронт, шили кисеты с вышивкой «Дорогому бойцу», «В бой за Родину» и т. д.

Редкая неделя не выдавалась без душераздирающего крика и плача, когда приходила похоронка в какой-то дом, а их в Ильинке и Луговой насчитывалось около 103, с общими потерями 126 защитников Родины, павших смертью храбрых, погибших от ран в госпиталях, пропавших без вести и умерших, загубленных в концлагерях.

Все, кто погиб, увековечены на пьедестале памятника в селе у СДК и в Книге Памяти в томе № 8, стр. 660-663, поэтому мне нет необходимости поименно перечислять их, а вот тех, кто проливал кровь, получив ранение или контузию, вернулись домой, я должен назвать поимённо, это мой долг перед жителями села.

Первыми участниками и инвалидами Отечественной войны пришли домой в декабре 1941 года Чугунов Павел Сергеевич и Панфилов Никита Иванович 1913 года рождения. Всего же вернулось в Ильинку и Луговую после окончания войны да и в годы войны по инвалидности более 100 человек.

Выживаем

«Послевоенная сибирская деревня представляла собой удручающее зрелище.

Демобилизовавшись в декабре 1945 г., прибыв в родное село, я более двух недель возмущался таким состоянием села, намеревался несколько раз написать письмо в ЦК партии и правительство (не знаю, что меня удержало от этого поступка, случись иначе – всё кончилось бы плачевно. Как стало известно позже, такие письма писали, но результатом их были репрессивные меры. В селе не было ни одного нового дома или скотного двора, все в страшном запустении).

Мужики дорвались до мирного труда, работали не покладая рук. Стали вновь строиться производственные помещения из местного материала (жерди, хворост, солома, глина и немного пиломатериала). Понемногу возрождалось животноводство.

Как ни тяжело было, но всё же село стало оживать. Основные полевые работы во всех хозяйствах производились силами тракторных отрядов Кипринской МТС.

Автомашин в то время в колхозах не было ни одной, только гужтранспорт (кони и быки). В отгрузку в основном в это время ходили молодые ребята 15-16 лет, редко один-два мужика на обоз из 20-30 подвод. Все зерно после проверки на влажность и сорность в заготзерно ссыпалось мешками в складские помещения, таскали их на горбу - это тоже был отнюдь не легкий труд, для подростков особенно. Как сейчас помню заготовительную кампанию осени 1946 г.»

В главе «Народное образование» перед нами оживают события и люди прошлого века, как в зеркале отражается непростой учительский путь односельчан-просветителей. Рассказывает автор об истории строительства школы. Этот труд был подвигом в мирное время.

«Типовая школа простояла уже 40 лет и простоит еще минимум 50-60 лет, и мне отрадно, что доля моего труда заложена в это здание», - пишет директор школы, он же начальник строительства, он же главный выбивала стройматериалов и ходатай в высшие эшелоны власти страны за сельскую школу.

Петр Яковлевич подробно рассказывает об учителях и учениках, их судьбах. А еще – о медработниках.

- С 1949 года - сначала зав.фельдшерским пунктом, а затем фельдшером-акушеркой работала Клавдия Елисеева (моя супруга).

Не раз принимала роды в дороге по пути в Шелаболиху или Павловск (было такое правило: на месте в селе роды не принимать, а только в роддоме), хотя многие женщины рожали и дома с ее помощью, так сказать, нетранспортабельные. Большое количество тех детей, которых она приняла, ныне здравствуют и работают в Ильинке шоферами, трактористами, учителями, фельдшерами, доярками...»

Знаю, что сегодня Клавдия Яковлевна прикована к постели. Живут они с Петром Яковлевичем теперь в Павловске в благоустроенной квартире, приобрести которую ветерану войны помогло государство. А в Ильинку Петр Яковлевич наведывается. Вот и нынче собирается на лето. Здесь его дом.

Новости