«Душой я русский человек»

Чистокровный немец Иван Гербер посвятил жизнь алтайской глубинке: учил детей, создавал музеи, воздвигал памятники…

00:00, 29 июня 2012г, Общество 2011


Он 40 лет отдал сельской школе. Был педагогом, директором, инспектором районо. 82-летний ветеран труда, почетный гражданин Кытмановского района и отличник народного просвещения сделал немало для подрастающего поколения.

Ивана Ивановича Гербера ценят и уважают односельчане, все знают его как интеллигентного и мягкого человека. И сегодня он является частым гостем на районных мероприятиях.

Но на протяжении долгих лет этот немец по крови, живущий в России, отчаянно пытался доказать своей стране, что он не враг и не предатель...

Отверженные

Родился в Поволжье в семье простого шофера. Любимый, желанный сын. Когда Ване Герберу исполнилось 1,5 года, семья переехала в Ленинград. Здесь прошло счастливое детство. До сих пор в памяти чарующие белые ночи, мальчишечьи игры во дворе... Жили весело, без особых забот. В Ленинграде Иван окончил два класса русской школы. Но у мамы возникли проблемы со здоровьем, а влажный ленинградский климат ей вредил. И в 1939 году, когда Ивану было 10 лет, родители вернулись обратно в Поволжье, на станцию Урбах.

В семье говорили на двух языках. Возник вопрос: в какую школу отдать мальчика на новом месте? Иван хотел учиться в русской школе, а родственники настаивали на немецкой... Но глава семейства прислушался к сыну, который по сей день благодарен отцу за это.

В то время в семье Гербер было четверо детей: Виктория, Иван, Михаил и Виктор. В Поволжье отец построил добротный дом. Но счастливой жизни не получилось...

- В четверг, 28 августа 1941 года, вышел указ о переселении немцев, - вспоминает мой собеседник. - А в субботу, 30-го, я пришел в школу... Учительница не выдала мне тетради, не стала со мной разговаривать. Ребята встретили меня настороженно. Только один друг - Саша Савин - выразил сочувствие…

В одном товарном вагоне ехали шесть немецких семей в Кытмановский район Алтайского края. Униженные и разоренные, они на чужбине должны были начать жизнь с нуля. Герберы поселились на съемной квартире, в углу большой комнаты. В остальных углах жили другие семьи... Трудились, как многие в то военное лихолетье, для фронта, для Победы. Два года на овощесушильном заводе наравне со взрослыми отработал и Ваня Гербер.

- У меня за плечами было 4 класса русской школы, - говорит Иван Иванович. - А еще мне повезло, что мы попали в Беспалово. От этой деревни до среднего учебного заведения, что находилось в Кытманово, 30 минут ходьбы. Но если бы нас отправили в другое село, подальше от райцентра, мое образование на этом закончилось бы…

Тяга к знаниям была огромной, в школу шел как на праздник. Помнит первый учебный день. Зашел в кабинет - никого. Положил сумку на парту, вышел в коридор… А по всему этажу уже несется шепот: «Немец…» В считаные секунды новичка обступили со всех сторон. Строили гримасы, кто-то даже плюнул в лицо. Хрупкий 12-летний мальчишка не мог сдержать слез...

На помощь пришла классный руководитель Лидия Павловна Ужегова. Разогнала толпу, пристыдила смельчаков... В те годы в Кытманово Иван Гербер был единственным учеником немецкой национальности, кто окончил среднюю школу.

Учитель и директор

Выпускные экзамены принимали в соседнем Тогуле. Но никому из немцев нельзя было покидать пределы района без особого разрешения, при каждом отделении милиции была комендатура. Потому в 1949 году Иван сдавал экзамены под конвоем.

После школы планировал поступать в железнодорожный институт, но комендант не отпустил. Неожиданно бывшему выпускнику предложили стать учителем немецкого языка и физики. Гербер был умен и образован, а педагогов в селах не хватало.

Он устроился в Улус-Тарабинскую семилетнюю школу, директором которой тогда был Петр Романович Скрылев. В этом селе жили родители Ивана Гербера, три младших брата и сестра (еще двое ребятишек появились на свет уже на Алтае). Старшая - Виктория погибла в тайге, когда трудилась на заготовке леса, ей было 15 лет.

Четыре года преподавал в Улус-Тарабинской школе, заочно окончил физико-математический факультет учительского института. Хотя в то время никто уже не тыкал в него пальцем, называя «фашистом», но был педагог, невзлюбивший студента-Гербера за национальность. Иван сдавал у него экзамены по 2-3 раза. А на государственном и вовсе провалился, хотя готовился на совесть…

Пока работал и учился, успел обзавестись семьей. Супруга Антонина в этой же школе вела уроки в начальных классах. Через некоторое время переехали в соседнее село Старая Тараба. Через два года Гербер стал директором старотарабинского образовательного учреждения. В 1968 году его назначают на должность инспектора районо, он переезжает в Кытманово. В 1980-м оканчивает факультет географии Горно-Алтайского педагогического института. Потом еще несколько лет был учителем и директором в двух кытмановских школах.

Елка, фильмы и гармонь

Тринадцать лет работы в Старой Тарабе Иван Иванович считает самыми яркими и насыщенными в своей жизни.

При Гербере старо-тарабинское учебное заведение завоевало славу образцового. Здесь царили чистота, порядок, дисциплина. А еще с большим размахом отмечали праздники, на которых собирался весь коллектив. По инициативе Ивана Ивановича в местном клубе стали демонстрироваться детские сеансы. Под Новый год появилась вращающаяся елка в разноцветных мигающих огоньках… Такого во всем районе больше не было.

Благодаря настойчивости директора было построено новое кирпичное двухэтажное здание школы. Старое деревянное строение практически находилось в аварийном состоянии, и в течение нескольких лет Гербер обивал пороги высоких кабинетов...

В 1965 году силами учащихся было собрано 2 тонны металлолома, и в награду за это на заводе изготовили трактор с именной надписью: «Старотарабинским пионерам от алтайского тракторостроителя». Технику пригнали в Кытмановский район и подарили двум лучшим механизаторам совхоза «Чумышский».

- В школе отца любили, хотя немного побаивались. Он был очень принципиальным, - вспоминает дочь Валентина Юнусова. - Однажды за активную общественную работу я честно заработала путевку в «Артек», а вместо меня поехала другая девочка. Отец не пустил, не хотел людской молвы...

Однажды узнали, что в соседнее село приезжает космонавт Герман Титов, он был тогда депутатом. А путь как раз лежал через Старую Тарабу. Учителя и дети принялись уговаривать Гербера: уж очень хотелось живую легенду увидеть! Директор долго колебался, но согласился.

Был месяц март. Занятия в этот день отменили. На пригорке установили караул…

- Уже стемнело, все замерзли, но уходить не собирались, - рассказывает Иван Иванович. - Дождались. Автомобиль Титова остановился, космонавт вышел к детям. Лучший ученик школы Юра Литвинов выступил перед ним с приветственной речью. Герман Степанович нас поблагодарил, а потом шутливо спросил: «Ну что, ребята, двойки-то у вас есть?» А они все громко хором: «Есть!..» На следующий день меня вызвали в райком партии…

А еще был случай - задумал провести первомайскую демонстрацию в Старой Тарабе. До этого в селе не было такой традиции. Прошли с учениками по улицам - со знаменами, транспарантами (дети их накануне сами шили)… И опять директор получил выговор от вышестоящего руководства.

- Я как-то сказал, что не хочу, чтобы мне указывали, на каком уровне гвоздь забить, - признается Иван Гербер. - Поверьте, очень трудно всю жизнь жить по чьей-то указке…

Никто не забыт

Однажды на глаза попалась «Баллада о трех коммунистах» советского поэта Николая Тихонова, где звучали знакомые фамилии. Гербер принялся опрашивать старожилов села. Оказалось, что Красилов и Черемнов - это наши, алтайские, ребята. Родились в Старой Тарабе, вместе росли, дружили, обзаводились семьями. А потом уехали в Новокузнецк - строить металлургический комбинат, оттуда были призваны на войну.

Иван Гербер отправляется в Новокузнецк. Там в местном музее находит необходимую информацию о трех бойцах, которые 29 января 1942 года под Новгородом закрыли грудью вражескую амбразуру, дав возможность выиграть бой. Александр Красилов, Леонтий Черемнов и Иван Герасименко (он уроженец Днепропетровской области) были товарищами. И совершили они свой подвиг на год раньше Александра Матросова. А у нас, на Алтае, об этом никто не знал...

Возникло большое желание увековечить имена. Самый первый - деревянный - памятник павшим воинам Великой Отечественной войны в Кытмановском районе был выструган в школьной столярной мастерской старотарабинскими старшеклассниками и учителем труда Александром Абросимовым... А второй монумент вылит на Новокузнецком металлургическом комбинате и воздвигнут на родине героев накануне 9 Мая 1968 года.

С 1970 года по постановлению Совета Министров РСФСР Старотарабинская школа носит имена Героев Советского Союза Александра Красилова и Леонтия Черемнова. А в 2003 году Гербер запросил у новгородцев землю с места гибели солдат... Капсула была доставлена и захоронена на родине героев. С тех пор из Новгорода ко Дню Победы Герберу шлют телеграммы с поздравлениями.

Вот уже более 40 лет ежегодно в Старой Тарабе проходят Дни памяти - с салютом, возложением гирлянд и венков, выступлением местных артистов. И эту традицию, которую заложил бывший директор Иван Иванович Гербер, свято чтят не только в Старой Тарабе. Это событие районного масштаба.

Сегодня на школьном здании красуется баннер с именами героев, прославивших родное село. Плакат появился в 2009 году благодаря финансовому вкладу организаций района и местных жителей.

Учебное заведение также гордится своим музеем, в котором представлен богатейший материал, он современно и красиво оформлен. В этом немалая заслуга нынешнего директора Владимира Титова и педагогического коллектива.

Но началось все 47 лет назад с ленинской комнаты. Она располагалась в самом большом угловом классе старого деревянного здания, здесь хранились фотографии и письма, вырезки из журналов и газет, значки на плюшевой подушечке… Это был первый музей в районе, материал для которого Иван Гербер со своими коллегами Людмилой Сергеевной Пикалевой и Галиной Борисовной Донских собирал по крупицам.

Самая большая радость

Он не привык бездельничать. Выйдя на пенсию, начал создавать музей районный. Ездил по краю, собирал экспонаты... Оборудовал одну комнату в капитально отремонтированном здании бывшего интерната. Остальная часть помещения была отдана под библиотеку.

В 90-х годах Иван Иванович постоянно участвует в съездах русских немцев в Москве. Тогда многие делегаты имели право уехать из России. Документы оформлялись в течение нескольких дней. Гербер один из тех, кто остался и еще на протяжении нескольких лет помогал бывшим изгнанникам восстанавливать их добрые имена - советовал, направлял, объяснял…

В 2005 году в райцентре был установлен памятник жертвам политических репрессий. Этот монолит строился на народные деньги. Акцию по сбору пожертвований организовал Иван Гербер при поддержке первого заместителя, а ныне - главы администрации Кытмановского района Вячеслава Красилова, который всегда помогал бывшему учителю и поддерживал его во всех начинаниях.

Сегодня Иван Иванович живет вместе с женой и дочерью Валентиной. Со своей супругой Антониной Федоровной он в счастливом браке более 60 лет. Это дружная семья, открытая всему миру. В их гостеприимном доме уютно и просторно, за окнами - роскошные цветники... Но самая большая радость для него - правнуки.

- У нас в семье были только девочки. И вот под старость лет я разбогател, - улыбается Гербер. - Внучка Инна подарила троих мальчуганов. Старшему - 14 лет, младшим близнецам - по 5. Живут в Барнауле, а на каникулы приезжают к нам...

Иван Иванович считает, что его жизнь удалась. Хотя лишь заходит разговор о далеком прошлом, на глазах проступает соленая влага, ноет сердце, растревоженное воспоминаниями... Но Гербер в силу своей особой внутренней организации к этой своей минутной эмоциональной слабости относится с некоей долей иронии: «Душой я русский человек. А мы, русские, народ сентиментальный...»

Ольга РОДИОНОВА

Новости