«Мы возвращаемся к человеку»: о работе выставки графических портретов

07:15, 08 октября 2021г, Культура 657


В Художественном музее Алтайского края открылась выставка графических портретов Евгения Скурихина.

Свою вторую персональную экспозицию в стенах ГХМАК известный керамист, график и прикладник назвал «Близкие», хотя показывает не только портреты друзей и родственников. А эпиграфом к ней выбрал живописную работу «Хор», представляющую собой почти мозаику из мелких безликих человеческих фигурок, в которых тем не менее угадывается что-то вроде характеров. Куратор выставки, главный научный сотрудник научно-исследовательского отдела музея Оксана Сидорова объясняет: «Это люди, лики. Все, кто был в жизни художника, кого он рисовал или писал. Хор – это мы, много-много нас».

Зритель как соавтор

Временное музейное здание на улице Горького диктует свои ограничения: в камерном зале невозможно представить творчество столь разнопланового автора сколько-нибудь полно, а уж керамику – нереально. Выход – тематические выставки. Но Скурихин и сам давно мечтал показать свои портреты, готовился заранее и скрупулезно отбирал работы. В итоге в экспозицию вошло более 40 произведений, начиная с 1970-х годов, когда будущий керамист еще учился в Красноярском институте искусств на декоративно-прикладном факультете и писал своих ярких и творческих сокурсниц.

Искусствоведы не устают повторять: портрет – один из самых сложных жанров в изобразительном искусстве. Художник вглядывается в человека, находя сущностные, самые главные черты, детали, из которых складывается образ.

– Здесь есть портреты, которые создавались длительный срок, и те, которые делались буквально в кафе на салфетке, на заседании Союза художников или в поезде. Художник не всегда даже помнит историю его создания, но каждый раз всматривается в человека, – 
говорит Оксана Сидорова.

Самый ранний здесь – портрет друга-художника Сергея Дыкова, и он, по словам куратора, характеризуется словом «погружение». Очень много женских портретов, ранние – более яркие, даже драматичные по цвету, построенные на смелых контрастах. А в 2000-е цвет в портретах Скурихина, по словам искусствоведа, обретает символическую, знаковую природу, и все больше в них остается незаполненного пространства белого листа. Эта сдержанность в средствах, лаконизм важны для художника – как объясняет он сам, «если хочешь уважить зрителя, позволь ему додумать что-то, стать соавтором твоего произведения, спровоцируй на шевеление мозга».

Случайность, стихийность

На вопрос журналистов, каким должен быть человек, чтобы захотелось сделать его портрет, Евгений Скурихин отвечает:

– Некрасивых людей нет. Мне кажется, это стихийность, случайность и дело взаимного понимания и стремления, движения друг к другу. Я не раз убеждался, что человек, который позировал, бывает ликующе счастлив, а я ведь ему ничего не дал, но есть какое-то удовлетворение от умножения самого себя. Хотя у всех художников, наверное, чуть-чуть по-разному.

Кстати, натурное сходство – далеко не главная цель автора (хотя собратья-художники Павел Джура или Александр Андрусенко узнаются мгновенно и безошибочно).

– Берем, допустим, портрет художника Тимуша: нос, очки, усы – и больше ничего, но никаких сомнений в том, что это Владимир Филиппович, – обращает наше внимание Оксана Сидорова. – Коллеги спрашивали, зачем я взяла на выставку три портрета Владимира Терещенко, а я вообще хотела взять шесть, потому что они все разные! На одном – многогранная личность, чей образ создается посредством напряженно-контрастных цветовых пятен, на другом запечатлен художник, погруженный в себя, на третьем – просто мягкий интеллигентный человек.

А искусствовед, профессор, действительный член Академии художеств Михаил Шишин на открытии выставки указал собравшимся на портрет еще одного художника Юрия Бралгина: «Про человека можно долго рассказывать – или все объяснить одним движением, характерным поворотом. Я смотрю на Бралгина – да, Юрий Егорович такой. Немножко лукавый, добрый, открытый, немножко закрытый, всегда готовый к шутке. И это движение настолько точно его передает!»

Прошлая персональная выставка Скурихина в Художественном музее была аж в 1993 году, и тогда он показывал свою удивительную керамику (несколько лет до этого он был главным художником на заводе художественной керамики в Спасске-Дальнем Приморского края). Живописец и график Лариса Пастушкова вспоминает о той экспозиции: «Это было что-то сногсшибательное, совершенно необычное для Барнаула». А предыдущая персональная экспозиция в галерее «Кармин» 
в 2014-м была целиком посвящена  графической абстракции.

– И вот теперь он разворачивает нас к портрету, – замечает Михаил Шишин. – Мы возвращаемся к высокому, возвращаемся к человеку. Это вообще самое интересное, что есть в мире, бесконечная тема. Ничего, что изображены другие люди, когда мы смотрим на портреты, мы ведь и о себе узнаем. Художник помогает понять нас самих.

Новости