Война связала судьбу Якова Битюкова с Алтаем

08:32, 25 июня 2020г, Общество 1119


«Приходит как-то мой командир Клочков и спрашивает: «Хочешь поехать в Москву?» А я ему: «А кто же не хочет?» А тот: «Иди в штаб бригады, там все объяснят».

Так начинаются воспоминания о Параде Победы уроженца воронежской земли Якова Федоровича Битюкова. Какие дороги в разные годы привели его в столицу и на Алтай? На службу нашего героя призвали в марте 1940-го. В июне 1941-го Якова и его товарищей собрали по тревоге, выдали смертные медальоны, погрузили в поезд и отправили на запад. Сказали, что на учения. Прибыли в Витебск – и сразу попали под бомбежку. Шел первый день войны…

Потом было отступление, тяжелые бои на Смоленщине, ранение, Волховский фронт и снова ранение. После вологодского госпиталя Якова отправили на Алтай, в Славгород. Из госпиталя он вышел инвалидом 2-й группы, на костылях. Ехать и идти было некуда, родные места далеко. Обратился в райсобес, и его направили в колхоз «Маяк», в деревню Лозовую. Там он встретил во второй раз свою будущую супругу Надежду, которая с другими девушками ухаживала за ранеными в славгородском госпитале. Поправив здоровье, Яков Федорович снова попросился на фронт. Попал в 33-й танковый учебный полк курсантом, с декабря 1944-го служил в 42-й отдельной гв. тяжелой танковой бригаде заряжающим, наводчиком, а затем и командиром орудия СУ-152. А на Алтай с фронта шли письма любимой Наде. Наверное, писал он ей и о Параде Победы…

«Поехал в штаб фронта. Там со всего 4-го Украинского фронта уже прибыли солдаты, построились. Прибыл командующий фронтом А.И. Еременко. Обошел строй, осмотрел нас. Расспрашивал: все ли награды получены, все ли документы в порядке? 1 июня 1945 года прибыли в Москву. Жили на Красной Пресне в двух общежитиях мединститута. Там же была танцплощадка, играл духовой оркестр. Трижды в день нас по 30 человек на автомобилях ЗИС возили в столовую, где накрыты были столы с белыми скатертями, стояли цветы. Чего там только не было! Что хотели пили, что хотели ели. В 12 часов, когда транспорт в Москве останавливался, у нас начиналась строевая подготовка на площади Красные Ворота до 6 часов утра. А днем были свободны. Москвичи встречали нас восторженно, всюду уступали дорогу, останавливали, обнимали, в пивных даже денег не брали.

Дважды был пробный парад на Центральном аэродроме. Нам выдали новое обмундирование, кители вместо гимнастерок. Утром 24 июня 1945 года позавтракали и направились на Красную площадь. Было пасмурно, моросил мелкий дождик, но Москва была наводнена народом. Появился на трибуне Сталин с окружением. Рокоссовский доложил Жукову о том, что парад построен. Г.К. Жуков на белом коне, объезжая строй, поздравлял нас с Победой! А мы трижды кричали «Ура!».

Как это вышло, не знаю, но оказался в числе других после парада на приеме в Кремле. Сталин поднял бокал и сказал: «Я пью за русского солдата!» И мы все выпили».