Целина сроднила с Алтаем

00:00, 14 февраля 2012г, Общество 2399


В приоткрытую дверь редакционного кабинета ловко проскользнул посетитель – невысокий, но крепко сбитый мужчина. Поздоровался, сел напротив и стал вынимать бумаги из сумки. В минутную паузу оцениваю, что он наверняка из глубинного села, а поскольку времени не теряет, то, значит, из животноводов, им прохлаждаться некогда.

Так и оказалось, собеседник берет быка за рога:

- Сейчас ездят по селам и собирают историю. А я сам в «Алтайку» приехал рассказать. В марте 1956-го мне исполнился 21 год, и я так рвался быстрее попасть на целину, что, не тратя времени на комсомольскую путевку, сам прямиком из Европы приехал на Алтай. Правда, раз не по путевке, то потом без целинной медали остался, но это к слову. А тогда в конце марта был уже в селе Шадринцево, в колхозе «Путь Ленина» поставлен скотником молочной фермы. Дело знакомое: я у себя в Чувашии три лета пас овец, а в 1955-м – дойный гурт, причем круглосуточно. Тот опыт пригодился: с мая (и до сентября) организовали здесь впервые такую же круглосуточную пастьбу. И доить стали три раза в день. Результаты пошли…

Чувствуете динамику и напор? Слушаю целинника дальше, перебираю грамоты, удостоверения, вырезки из «Алтайки» и тальменской районки – и вырисовывается интересная хроника. За первое лето у Александра Колпакова сменилось восемь напарников: не выдерживали они в ночном под открытым небом. Это к следующему сезону только оборудовали укрытие от непогоды. А тогда, пока бригадир несколько дней ищет замену, управляйся, Александр Егорович, один. Управлялся. Каким образом?

- И тогда, и позже на всех гуртах без бригадира и зоотехника всегда знал, что и когда лучше делать. Пастбищ, вообще-то, не хватало. Но мы на тройном стыке. Бывало, что пасли тайком на лугах села Видоново Залесовского района или села Акулово Первомайского. Эти луга на нашей стороне Чумыша, но принадлежали им. Меня акуловские два раза ловили, но обошлось без происшествий.

- Что, побить могли?

- Запросто. А что делать? Хороший надой зависит от скотника: как летом напасет, как зимой полный рацион раздаст коровам. Так что считаю справедливым, что почти ежемесячно получал премию за хорошие надои.

В 1957 году наводнение захватило ферму. Бросились спасать. Коров удалось перегнать по глубокой воде. А телят поднимали на крышу: другого выхода не было. Колпакова перевезли оттуда последним на лодке. Одежда насквозь мокрая, да еще не скоро добрался до дома. Сильно прихватило ему ноги, долго отходили они. Пришлось на несколько лет перейти конюхом на свиноферму.

Возил туда солому с полей, отходы с мельницы, обрат, вывозил навоз из свинарника и курятника. Пахал огороды людям. Да мало ли было работы лошадиному тяглу! Потом Александру Егоровичу доверили выращивать молодняк крупного рогатого скота. Смотрю выработку: 873 трудодня, 1441, далее еще больше. А на четвертый год - снижение. «Так тогда очень хороший привес шел и с меня сняли 100 трудодней, иначе, мол, будет слишком большой заработок», - без тени обиды объясняет животновод.

Свыше сорока лет Колпаков проработал животноводом в колхозе «Путь Ленина» (вплоть до его развала в 1997 году, уточняет он). В 1973 году был удостоен ордена «Знак Почета», затем знаками «Ударник девятой пятилетки», одиннадцатой, не счесть дипломов за призовые места в районном и краевом соревнованиях. Представлял край на ВДНХ в Москве. А вот что писала «Алтайская правда» 11 марта 1983 года в статье о соревновании трудовых семей в Тальменском районе:

«В колхозе «Путь Ленина» работают Александр Егорович и Валентина Тимофеевна Колпаковы. Оба – первоцелинники, более четверти века трудятся в животноводстве: он - скотник, она – телятница. Своих телят Валентина Тимофеевна передает мужу для дальнейшего выращивания и откорма. Колпаковы взяли обязательство улучшить показатели против плановых на 20-25 процентов, а стали добиваться гораздо большего. Среднесуточные привесы бычков по группе Александра Егоровича превысили за полугодие один килограмм, чего в хозяйстве еще не бывало. Колпаковы стали шефами-наставниками молодежи. И самое примечательное – их сыновья Юрий и Николай, отслужив в армии, тоже вернулись работать в родном хозяйстве.

…Девять семей из разных хозяйств признаны победителями районного соревнования. Им вручили дипломы, а имена записали в только что учрежденную Книгу почета. Семья же Колпаковых занесена на районную портретную галерею».

Откармливая бычков до веса свыше 400 килограммов, Александр Егорович не раз занимал первые и вторые места в крае. Да и чему удивляться, если у него официальное звание «Мастер животноводства первого класса»?! И все же прошу поделиться секретами.

- Откорм – тяжелая работа, - признает Александр Егорович. – Бывало, по 110 центнеров кукурузной массы за день на лошади перевозил. А несколько мешков дробленки насыпать, погрузить на бричку, потом на ферме по кормушкам рассыпать – легко? Я три раза в день раздавал ее. Зимой на работу шел чуть позже, полуторную норму делал, а летом с 4-5 часов утра и две-две с половиной нормы. Никогда не смотрел на часы, отдыхал только в обеденный перерыв. Как выдерживал? А вредных привычек не имею.

И вообще работа мне в радость. Однажды до того было хорошо на душе, что я в загоне приплясывать стал, а потом вприсядку пошел. Так мои бычки сначала на меня внимательно посмотрели, а потом тоже стали прыгать вокруг (смеется).

На вид ему и сегодня не дашь пенсионного возраста. Вот что значит рабочая закалка! И еще один факт не могу не привести. К 1965 году колхозная отара осталась без чабана. Спасать дело в тот сезон перевели туда Колпакова. И как он сработал в свой первый и единственный чабанский год? По настригу шерсти с овцы Тальменский район занял тогда первое место в крае. Но отара в районе была только в колхозе «Путь Ленина» - колпаковская. Мастер - он в любом деле мастер.

Новости