Год в «короне». Большое интервью с министром здравоохранения Алтайского края

06:49, 29 марта 2021г, Медицина 1787


Как нам «помог» коронавирус, какой будет третья волна, скоро ли в регионе отменят масочный режим и что даст жителям региона модернизация первичного звена здравоохранения? На эти и другие вопросы в интервью «Алтайской правде» отвечал министр здравоохранения края Дмитрий Попов.

Уроки пандемии

- 29 марта прошлого года в регионе был зарегистрирован первый случай коронавируса. Как изменилась система здравоохранения, какие уроки извлекли и готовы ли к новым возможным подъемам заболеваемости, какие были прошлой осенью?

- Опыт приобретали, что называется, по ходу. Никто и не предполагал, что количество случаев COVID-19 будет измеряться тысячами. При этом заболеваемость не была пропорциональной. Была вспышечной. Одномоментно появилось большое число пациентов, требующих лечения. И если в начале эпидемии мы не имели такого числа тяжелых больных, а в первую очередь это обусловлено возрастом, то сейчас заболеваемость среди возраста 60 +требует госпитализации даже при минимальных поражениях.

Чему мы научились за год? Быстро реагировать, разворачивать госпитали и новые структурные подразделения, перемещать оборудование и кадры… Все это создавало определенную базу, которую можем использовать в 2021 году и по другим направлениям.

Сейчас идет стабилизация эпидемиологической ситуации, но мы не защищены от возможного роста заболеваемости. Ковид не ушел. Все-таки в Алтайском крае и России еще нет достаточной иммунной прослойки. Вполне возможна третья волна. Наша задача - быстро развернуть, если потребуется, профильный коечный фонд.

- Алтайский край вошел в число лидеров рейтинга по цифровизации здравоохранения среди регионов страны, который составило Правительство РФ. COVID-19 ускорил цифровую трансформацию мира и, получается, подтолкнул к тому, что стали активнее внедряться цифровые сервисы в медицине. Что изменилось и как эту цифровизацию должен на себе почувствовать рядовой пациент?

- Совершенно точно, ковид подстегнул эту тему. Сервисы для врачей и пациентов стали достаточно быстро распространяться из-за своего удобства. Это, например, возможность записаться на прием в поликлинику через Интернет, электронные больничные, дистанционное консультирование. Так, только порядка 200 тысяч консультаций сделано за прошлый год пациентам с коронавирусом, которые находились на амбулаторном лечении.

Были внедрены электронные рецепты для получения льготных лекарственных препаратов. То есть, в прошлом году пациентам не надо было идти в поликлинику лично. Передавали в аптеку данные, и рецепт для больных с хроническими заболеваниями действовал в этот период до полугода.

Появился, например, формат телеЭКГ. Система мобильной телемедицины позволяла пациенту в дистанционном варианте передать кардиограмму. Врач Кардиодиспансера в Барнауле консультировал пациента, который находится у себя районе.

Однозначно благо, которые мы получили, это архив медицинских изображений. Компьютерная томограмма пациента стала доступна специалистам разных медучреждений. Зайдя в облако, специалист мог посмотреть результаты, оценить их и дать соответствующие рекомендации пациенту.

Еще много направлений, которые мы запланировали и уже реализуем в плане цифровизации здравоохранения. Они будут затрагивать медицинские процессы и финансово-хозяйственную деятельность организаций. Будем развиваться дальше, только наращивать темпы и увеличивать эти сервисы. Так, уже запустили систему планирования госпитализации на весь Алтайский край. Пациенту в зависимости от заболевания будет рекомендоваться та или иная медицинская организация. То есть, будут понятны сроки предоставления этой медпомощи, будет гарантированность ее оказания.

- Немало претензий жителей к работе системы здравоохранения в период пандемии были связаны с тем, что другим болезням, кроме коронавируса, перестали уделять «должное» внимание. Сократились плановые госпитализации, операции… Как может сказаться в дальнейшем отсутствие плановой помощи для пациентов с хроническими заболеваниями, и какую нагрузку создадут на систему здравоохранения обострения и осложнения заболеваний?

- Во-первых, мы не приостанавливали плановую медпомощь для больных с онкологическими заболеваниями. Более того, в прошлом году число пролеченных пациентов увеличилось с 37 тыс. до 38 тысяч. Сейчас стоит задача выбрать так называемых первоочередников. Поликлиники в ходе медицинских осмотров нацелены на то, чтобы выявить больных на первой-второй стадии. Есть понимание, что были недовыявленные пациенты в 2020-м.

Высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) компенсируем в течение 2021 года. Что касается стационаров, то сегодня нет ажиотажа с госпитализациями. Необходимые медицинские вмешательства производятся.

Мы уже вернули часть учреждений из ковидных госпиталей в оказание медпомощи по профилям. Сейчас работают 13 инфекционных госпиталей. Ежедневно принимаем решения, чтобы не иметь пустой коечный фонд.

Маски пока останутся

- Как вы оцениваете ситуацию с ковидом в Алтайском крае сейчас? Можно ли говорить, что она находится под контролем?

- Сегодня есть возможность возвращения плановой медпомощи. Это и профилактические осмотры, и диспансерное наблюдение. То, что вынуждено приостанавливали в прошлом году.

Мы научились с этой инфекцией работать. Научились предупреждать вспышечный характер заболевания внутри медицинской организации, когда ранее были вынуждены ее закрывать.

Очень актуальная тема для многопрофильных крупных больниц - создание обсервационных отделений. При госпитализации там пациент проводит первые сутки. Его обследуют. Если нет ковида, переводят в обычное отделение.

- В Чечне отменили обязательный масочный режим, введенный из-за пандемии коронавируса. На ваш взгляд, когда можно ожидать у нас подобных послаблений?

- В первую очередь, мы должны оценить эффективность масочного режима. Сегодня часто задают вопрос: а где грипп, куда делись типичные инфекции, которые раньше были? Коронавирус их вытеснил? На мой взгляд, дело не в этом. Просто мы научились мыть руки и носить маски. Ограничения в виде разобщения также способствуют ликвидации вспышек инфекций любой природы.

К примеру, видим минимальную заболеваемость COVID-19 медицинского персонала в ковидных госпиталях, потому что они носят средства индивидуальной защиты.

Эффективность масочного режима подтверждена уже годом практики. Пока в крае нет необходимой иммунной прослойки населения, значит маски жизненно необходимы. Не думаю, что в ближайшем будущем сможем легко отказаться от них.

Надежный защитник

- Иммунная прослойка может быть достигнута двумя способами: либо естественным путем, когда люди встречаются с вирусом и переболевают, либо после вакцинации. Сколько людей планируется привить в Алтайском крае, чтобы обеспечить защиту всем?

- 60% от взрослого населения. То есть, чуть более миллиона человек мы должны привить до сентября-октября. Но здесь зависим от поставок вакцины. Если потребуется увеличить количество пунктов вакцинации, это будет сделано. Мы должны вакцинировать жителей в каждом районе. Неважно в каком селе или деревне находится человек.

- Будет ли возможность у пациента в скором времени самому выбрать вакцину: «Спутник V», «ЭпиВакКорону» центра «Вектор» или «КовиВак» от центра им. М. П. Чумакова?

- Вакцина – медицинский препарат. А к ним нельзя относиться как к продуктам на полке: хочу этот, а хочу вот тот. Препараты вводятся по показаниям. Я рекомендую вакцинироваться той вакциной, которая доказала свою эффективность. Появятся в крае другие, будем предлагать в зависимости от возможностей и количества препаратов.

- Есть ли в настоящее время список профессий, представители которых обязаны сделать прививку от коронавируса?

- Есть приоритетные профессии, которые обозначены на федеральном уровне. Они должны вакцинироваться для предупреждения риска заболеваемости коронавирусом. Это медики, работники образования, культуры, социальной сферы, транспортной инфраструктуры, полиция и так далее. То есть те, кто в постоянном режиме контактируют с населением.

Так, среди медицинских работников иммунная прослойка должна быть не менее 85%. Это антитела как после вакцины, так и иммунитет после болезни. Такая цифра позволит нам обеспечить медицинскую помощь, когда начнет расти заболеваемость. Ведь помните, что одна из причин справедливых жалоб, которые были осенью - это нехватка персонала. Многие медработники заболели сами и были вынуждены уйти на больничный.

- Многих интересует, можно ли прививаться переболевшим COVID-19? Если есть антитела, нужно ли делать прививку от коронавируса?

- Если есть антитела к COVID-19, то прививаться не стоит. Но если снижение уровня антител на протяжении времени интенсивное, то все же следует задумать о возможности вакцинации.

Нет четкой установки, что необходимо обязательно обследоваться на антитела перед вакцинацией. Но если вы контактировали в течении двух недель с доказано заболевшим ковидом, то надо сдать тест. Иммуноглобулины М показывают острую фазу инфекции, позволяют выявить скрытое течение.

Кадры решают все

- С 1 января стартовала модернизация первичного звена здравоохранения. Что она даст жителям региона?

- В системе произойдут видимые изменения. В первую очередь, конечно, инфраструктурные. За 5 лет по краю возведем 10 новых поликлиник, три из которых будут построены в Барнауле. Также будем строить фельдшерско-акушерские пункты, врачебные амбулатории и так далее. За счет средств краевого бюджета до 2025 года отремонтируем взрослые поликлиники. В предыдущие годы уже проведены ремонты всех детских поликлиник.

Наша задача не просто построить, надо создать комфортные условия для оказания медпомощи. Нам требуется измениться организационно. И, наверное, самое сложное будет поменять принцип организации медицинской помощи, сделать бережливые поликлиники в части всего: и отношения к пациенту, и доступности, и комфортности, и безопасности.

По программе будет приобретаться новое медицинское оборудование. Уже в этом году большое количество медицинских организаций получат новые флюорографы и рентгеновские аппараты.

- Отрадно, что в программу модернизации входит строительство новых объектов, капремонт поликлиник и ФАПов, закупка оборудования для них и т.д. Но в поликлиниках должны быть и врачи общей практики, и узкие специалисты. Как будут решать вопрос дефицита специалистов?

- Да, действительно, без медицинских кадров будет сложно реализовать все задуманное. Поэтому среди основных задач делается упор на подготовку специалистов для первичного звена. Речь идет, прежде всего, о целевой подготовке. Мы не должны растечься по всем специальностям, которые существуют в здравоохранении, а их более ста. Надо сосредоточиться на приоритетных специалистах, которые нужны в конкретной больнице. Иначе нам выпуска не хватит. Те, кто сегодня учатся на первом курсе, это будущие медики, которые придут к нам в 2027 году. Новых не будет.

Поэтому нам к ним надо отнестись по-другому. Еще раз выбрать приоритетность, сориентировать будущего врача на определенную специальность. Это терапия, педиатрия, акушерство и гинекология, хирургия, анестезиология, реаниматология, стоматология. Это те специалисты, без которых очень сложно «первичке» в районах. Они должны быть.

Мы изменили приоритетность в своей заявке перед федеральным министерством. Еще в 2019-м сделали заявку на 2021-ый. И сегодня видим, что как минимум в два раза увеличилось количество обучающихся в ординатуре по анестезиологии и реаниматологии.

Также в 2021 году увеличили на 150 человек до тысячи количество обучающихся в средних образовательных учреждениях. Это средний медперсонал - будущие фельдшера, медицинские сестры.

Помимо этого, сейчас активно занимаемся переобучением медицинских сестер на фельдшеров. Это тот потенциал, который позволит укомплектовать фельдшерско-акушерские пункты.

Готовимся к худшему

- Понятно, что давать прогнозы - дело неблагодарное. Но, на ваш взгляд, как будет развиваться эпидемическая ситуация дальше?

- Мы ждем третью волну коронавируса. Надо всегда готовиться к худшему. Когда она будет, какой силы и продолжительности, мы не знаем. Но не перестаем готовить свою инфраструктуру.

Если в первую волну чаще болели молодые, то во вторую волну – много тяжелых пациентов среди 60 +, от этого и рост смертности. В третью волну, думаю, уже будет микс плюс дети.

Опыт 2020 года нам позволяет организовывать медпомощь в пандемию по другим профилям, не закрывать плановую помощь и целые больницы. Мы научились работать в условиях коронавируса.

Новости