МТА готовит премьеру «Безумный день, или Женитьба Фигаро»

10:00, 29 марта 2019г, Культура 1351


Меньше трех недель осталось до премьеры спектакля «Безумный день, или Женитьба Фигаро» в Молодежном театре Алтая.

Режиссер-постановщик Татьяна Безменова знакома барнаульскому зрителю. Правда, в другом качестве: как балетмейстер и режиссер по пластике. На ее счету девять спектаклей в Алтайском музыкальном театре, так что почерк хореографа местные театралы узнают. В МТА Татьяна тоже успела поработать на спектакле «Алексей Каренин», где занималась, как выяснилось, не только пластикой.

– Я выступила постановщиком мизансцен в этом спектакле. Все идеи по поводу того, как он выглядит, принадлежат мне, – говорит Татьяна Безменова. – Наверное, тогда директору и артистам стало понятно, что мне можно доверить крупную форму.

Открыть портал к Бомарше

– Это ведь не первый режиссерский опыт?

– Я ставила «Сказку о мертвой царевне» в Красноярске, «Шоколад» в Новокузнецке и новосибирском «Глобусе», «Алису в стране чудес» в Новосибирском музыкальном театре, «8 любящих женщин» в Тильзит-Театре… Режиссура мне всегда была интересна. И так получалось, что режиссеры, с которыми я сотрудничала как балетмейстер, доверяли мне постановку мизансцен. Это нередкая практика.

– Почему Бомарше?

– Нам с директором МТА очень хотелось комедию, но не ширпотребную, а классику. Мы все соскучились по такому материалу – не только Барнаул. Мне хочется, чтобы артисты вышли на сцену не в рваных джинсах и майках и играли не в каких-то ободранных декорациях, вызывая некие ассоциации, а чтобы мы окунулись в мир театра.

Но в любом случае мы не можем играть этот спектакль так, как много лет назад его играли в Московском театре сатиры. Сказать, что я осовременила пьесу, я не имею права. По отношению к Бомарше мы поколение людей, которые знают и умеют гораздо меньше и мыслят уже, чем он. И по всем позициям мы, вообще-то, отстаем. Так что мы не осовременивать его должны, а открыть портал в сторону Бомарше и попытаться увидеть и понять этих героев.

Свобода в рамках

– Мы слышали, что декорации будут черно-белыми, а костюмы артистов – цветными и яркими.

– Это невероятно искрящая пьеса, что и определяет форму спектакля. Мне понравилась идея художницы Елены Турчаниновой с двигающимися объектами. Обычно «Женитьбу Фигаро» помещают в статичную декорацию: на сцене много дверей и окон, откуда выходят персонажи, и это всегда выглядит как под копирку. Идея нашей художницы в том, что к нам «приезжает» та декорация, которая нужна в сцене. И ее привозят в основном сами участники. Понадобилась дверь – она выехала с графом. Нужно окно – персонаж выпрыгнул в него, окно уехало.

Партитура движения этих объектов сложна, весь спектакль – как часовой механизм. Хотя… Бомарше ведь и сам был часовщиком, как вы, наверное, знаете. А Фигаро – его абсолютное альтер эго. И пьесу он писал как такой сатирический памфлет. Правда, меня больше интересуют человеческая история и тот путь, который проделал каждый персонаж за время этого одного безумного дня. Что в них изменилось, как они будут жить дальше и какой вопрос повиснет в воздухе.

– Как актеры осваивают этот материал?

– Это всегда большой вызов для труппы: кружево текста, немыслимо красивые обороты с другим порядком слов, чем мы привыкли... Мы разучились так говорить. И для актеров это очень тяжело. Нужно освоить интонации, придать театральный флер. А самая сложная задача – придумать свой персонаж. Это не может быть просто наш современник.

– Вы доверяете это артистам?

– Нет, это абсолютно режиссерский спектакль. Я не деспот, так на самом деле удобнее для артистов. Им нужно просто выучить эту партитуру, и тогда появится свобода, личное отношение, собственное прочтение. Рамки не ограничивают, а организуют артиста и делают более ответственным. К тому же графика сценического оформления требует и графики действия, где важны малейшее движение и поворот.

– То есть вы и этот спектакль сочиняли как балет?

– Законы этой пьесы противоположны законам театра Станиславского. Мы скорее работаем по принципам театра Михаила Чехова, где форма определяет содержание. И это сближает спектакль с балетом.

Сделать вечер ярче

«С тех пор как мы договорились ставить «Женитьбу Фигаро», я о нем мечтала. Сейчас мечта сбывается и от этого немного страшно», – говорит Татьяна Безменова.

Кстати, недавно в Музыкальном театре прошла премьера «Шоу начинается!», где Татьяна снова выступила как режиссер по пластике. На вопрос, как удалось одновременно работать над двумя столь разными постановками, она улыбается:

– В 10 утра у меня начиналась репетиция в Музыкальном театре, в два я уже ехала в Молодежный театр, а отсюда меня увозили обратно в Музыкальный, где я работала до победного…

– До премьеры не так много времени.

– И в этот момент всегда нарастает тревога. Зрители придут оценивать наш труд, а в Барнауле довольно строгий зритель.Мы очень надеемся, что спектакль понравится. Сделает вечер человека ярче, лучше, веселее. Мне вообще кажется, что это в какой-то степени миссия театра: не учить или воспитывать, а воздействовать на чувства и душу. И в данном случае еще поднимать настроение.

Фото предоставлено МТА.

Новости