Сны Бальзаминова

17:00, 08 июня 2017г, Культура 1437


Молодежный театр Алтая на прошлой неделе представил последнюю премьеру весны и второй в этом сезоне спектакль по Островскому, на сей раз веселый фарс – «Бальзаминов. ЖенитьБЫ» (название можно и нужно понимать двояко).

В основу постановки новосибирского режиссера Дениса Малютина легли три пьесы драматурга с общим подзаголовком «Картины московской жизни»: «Праздничный сон до обеда», «Свои собаки грызутся, чужая не приставай!» и «За чем пойдешь, то и найдешь». В них глуповатый мечтательный молодой человек Мишенька Бальзаминов отчаянно пытается поправить свои дела посредством женитьбы на богатой невесте и терпит одну неудачу за другой, пока автор не решает подарить ему искомое.

Со времени написания этой трилогии прошло полтора столетия, но сюжет показался постановочной группе достаточно универсальным, чтобы придумать для нового спектакля оформление абсолютно вне времени. Так что вместо обычного для спектаклей по Островскому овеществленного мещанского быта зрители увидели в волшебном синем пространстве сцены мягко подсвеченные мохнатые облака-корзинки и верхушки белоснежных крыш с белоснежными же трубами, среди которых то и дело разбивалась и вновь оживала мечта Бальзаминова.

Художник-постановщик Николай Чернышев, вероятно, отталкивался от фразы маменьки главного героя: «Мечты ведь это все, мой друг, так все одно – облако». А поскольку заглавный герой еще и известный сновидец, а жанр спектакля – фарс, у зрителей есть основания вообще считать все происходящее сном, причем порой довольно дурным.

Вне какой-то конкретной эпохи и образы персонажей, собранные из примет разных десятилетий и очень, очень детальные. Скажем, сваха Красавина (актриса Галина Чумакова) выглядела как богемная дама откуда-то из середины ХХ века, возможно, даже художница. А чем сватовство не искусство? Первая из несостоявшихся невест Капочка и ее подружка Устинька (Анастасия Лоскутова и Наталья Коровкина) одеты как нынешние студентки, разве что без меры инфантильные, что подчеркивают крошечные сумочки в виде глазастых кошачьих мордочек. Трудно понять, зачем кухарка Бальзаминовых Матрена выглядит как комсомолка-рабфаковка годов 20-30-х (и зачем она хамит хозяевам), но наверняка и этому у постановщиков есть объяснение.

чем дальше, тем более гротескны образы персонажей и придуманная для них пластика. Роковая вдова Антрыгина в ярком исполнении Алины Раченковой носит пронзительно-желтое кимоно, шипит и извивается, как змея, и в какой-то момент даже совершает харакири воображаемым мечом. «Характеру самого слободного, – аттестует ее сваха. – Ходит это по комнатам, размахивает руками. Никого, говорит, я не боюсь, что хочу, то и творю». Она и правда размахивает и действительно творит что хочет, жестоко играя чувствами мрачно-серьезного Устрашимова (Александр Савин) и Бальзаминова.

Запертые строгими братьями Раиса и Анфиса живут с привязанными к рукам белыми коромыслами, что, впрочем, не мешает им сплясать вульгарный танец и всем своим видом демонстрировать готовность к приключениям. Коварный Лукьян Чебаков, использующий наивность Бальзаминова в своих целях, имеет совсем уж дьявольские черты – он даже впервые появляется на сцене с «хвостом», оказавшимся, впрочем, ершиком трубочиста. А красавица Наталья Сляднева необъятную полноту своей Домны Евстигнеевны Белотеловой изображает широко разведя руки в стороны.

В этом сновидении лишь заглавный герой в исполнении Андрея Потеребы и всем сердцем любящая его маменька (Юлия Юрьева) до самого конца остаются живыми людьми. И в отличие от остальных артистов, вынужденных выписывать свои образы широкими мазками, играют сдержанно и тонко. В то время как Бальзаминов излучает нежность, доверчивость и доброту (кстати, нисколько не меркнущие от того, что он пытается жениться по расчету буквально на ком угодно), Бальзаминова здесь воплощенное сочувствие и поддержка. Даже несмотря на то, что в самом начале спектакля авторы зачем-то разбили ее трогательный монолог о сыновней глупости на двоих, причем критические реплики достались грубой Матрене, а Бальзаминова в ответ как бы закрывала глаза на очевидные несовершенства сына.

Постепенное нагнетание абсурда и гротеска, вероятно, очень увлекательное в процессе работы над спектаклем, ближе к концу начинает утомлять. И были зрители, жаловавшиеся на затянутость новой постановки. Но дело, возможно, не только в хронометраже, но и в том, что за этой красивой и веселой оберткой не получается разглядеть сколько-нибудь значительную идею. Режиссер говорил в интервью, что Мишеньку Бальзаминова вполне можно считать героем нашего времени, витающим в облаках и упорно не желающим выходить из детства. И вот, пройдя через все обидные неудачи и унижения, главный герой получает-таки свою богатую жену просто в виде внезапного каприза автора. А сон все не рассеивается, и теперь, наверное, начнется другой.

Фото С. ХАЗИЕВА.

Новости