ЗЕРНО СУДЬБЫ НАШЕЙ

00:00, 22 апреля 2010г, Общество 1801



Фото Олег МИКУРОВ

Правительство России возобновило зерновые интервенции для Алтайского края. Уже прошли три сессии. На эти цели выделяется около 500 млн. рублей. Участвуют в них только те сельхозпроизводители, кто уже пытался торговать осенью и сам выращивает зерно. Перекупщиков попросили не беспокоиться.

Урожай есть. Как им распорядиться?

В прошлом году, перед началом основных уборочных работ, в стране в зернохранилищах и на элеваторах скопилось 23,7 млн. тонн товарного зерна. Это более чем в два раза превышало нормативы. Ситуация усугублялась еще тем, что из этой массы более 9 млн. тонн закупили по госинтервенциям, его цена уже перевалила за 6 тысяч за тонну, и куда девать такое дорогое зерно, никто толком не знал.

В 2009 году страна произвела 97 млн. тонн и импортировала еще один миллион из-за рубежа. А внутренняя потребность из-за слабо развитого животноводства – всего 79,1 млн. тонн. Правда, следует заметить, что внутренняя потребность постоянно растет. Если сравнивать с предыдущим годом, то она увеличилась на три миллиона тонн за счет введения новых мощностей по производству мяса.

По расчетам специалистов, на 30 июня 2010 года в стране должно остаться 21,1 млн. тонн зерна. Опять очень много, при этом доля интервенционного зерна увеличится. Например, в Сибирском федеральном округе (СФО) на 2008 год лежало на элеваторах 1,56 млн. тонн, в 2009 году добавили еще 480 тысяч тонн, из них 176 тысяч тонн государству продали крестьяне Алтайского края. На 1 февраля 2010 года из всех этих запасов не реализовано ни килограмма.

В середине февраля в Белокурихе прошла очередная зерновая конференция, на которой перспективы мирового зернового рынка однозначно оценили как не внушающие оптимизма. Более того, участвующий в конференции представитель центра "СовЭкон" текущий мировой рынок зерна охарактеризовал как депрессивный. По его мнению, избыточные экспортные ресурсы продолжают давить на рынок, и признаков того, что что-то изменится в лучшую сторону, нет.

Была надежда на улучшение ситуации на зерновом рынке в марте. И связывали ее с ежегодным прогнозом Министерства сельского хозяйства США. Увы! Американцы заявили, что по озимым они недоберут около 4,8 млн. тонн, но у них есть запас на конец сезона – 8,6 млн. тонн. Понятно, что этим зерном они не только компенсируют потери, но и не дадут поднять закупочные цены.

Край в пшеничном зеркале

Алтайский край третий год подряд получает хорошие урожаи зерновых. В 2009 году крестьяне собрали 6 млн. тонн в бункерном весе. После подработки осталось не менее 5,8 млн. тонн зерна. Потребность же региона всего 1,650 млн. тонн. Остальное необходимо как-то реализовать.

Общие перерабатывающие мощности в крае составляют около 4 млн. тонн, а для хранения зерна – чуть более пяти млн. тонн. Казалось бы, с учетом зернохранилищ в хозяйствах емкостей для хранения даже рекордного урожая достаточно, но осенью 2009 года мы столкнулись с тем, что уже в середине уборочных работ они оказались затоваренными. Причина – большие объемы заняло интервенционное зерно. Можно предположить, что после закупок прошлого года и ожидаемых этого свободные емкости к уборочной 2010 года еще уменьшатся. И с этим ничего не поделаешь – владельцам элеваторов выгодно хранить интервенционное зерно – за него государство платит хорошие денежки, и исправно.

Хранить зерно у соседей мы также не сможем – везде затоварка. Например, в Новосибирской области до сих пор не знают, куда девать 800 тысяч тонн, а кемеровчане – более 100 тысяч тонн. В Иркутской области ситуация подобная. Там также не реализовано около 100 тысяч тонн. И это при значительно больших годовых потребностях и меньших в разы площадях пашни!

Как утверждает начальник ГУСХ края Александр Чеботаев, за последние восемь лет выпуск муки в крае увеличен на 35 процентов, крупы – на 85 процентов, комбикормов – в 2,6 раза и макарон – в 2,4 раза. Но даже при таких замечательных темпах роста потенциал производственных мощностей до конца не используется. Край еще может увеличить производство муки и круп на 30 процентов, а комбикормов в 4 раза. Но возникает вопрос: "А есть ли в этом смысл?"

Край себя обеспечивает полностью. Нам есть, что есть и чем кормить скот. За весь 2009 год и два месяца 2010 года мы экспортировали за рубеж: зерна – 19 341 тонну (в том числе пшеницы – 16 920 тонн), муки пшеничной – 89 925 тонн, муки ржаной – 747 тонн, крупы – 5284 тонны. Завезли: пшеницы – 1352 тонны и ячменя – 10 026 тонн. Понятно – завозили пивоваренный ячмень, сами же его выращивать не умеем. А необходимо вывозить за пределы края сотни тысяч, а то и миллионы тонн зерна, муки и круп.

Традиционно ежегодно в регионы Сибири и Дальнего Востока объемы поставок алтайской муки, зерна и круп составляли в пределах 800 – 870 тысяч тонн. Но сегодня и здесь наблюдается очень тревожная тенденция – в феврале этого года мы вывезли из края в 2,5 раза меньше, чем за тот же месяц прошлого года. А учитывая то, что практически все края и области за Уралом научились самостоятельно обеспечивать себя зерном, о радужных перспективах для зернопроизводителей и переработчиков края мечтать не приходится. В такой ситуации, пока не будут найдены новые рынки сбыта, увеличивать производство муки вряд ли стоит.

Совершенно иная ситуация с комбикормами. С каждым годом их будет необходимо все больше и больше. Но для того чтобы удовлетворить потребность животноводов в комбикормах, нам необходимо очень сильно изменить набор сельскохозяйственных культур и отказаться от пшеничной монополии. Уже сегодня ясно, что катастрофически не хватает сои. И те 20 тысяч гектаров, которые запланированы в этом году под сою, мало что смогут решить.

Шумим, все шумим

Частью фермеров, не сумевших реализовать и сохранить выращенный урожай 2009 года, овладели митинговые страсти. Дошло до того, что они, в пику существующему краевому фермерскому союзу, создали свой. Ход абсолютно ошибочный! Чем больше будет таких маленьких фермерских организаций, тем быстрее их роль в крае сведется на нет. Правильнее было бы: если считаете, что краевая фермерская организация плохо работает, добиться смены руководителей. Но для этого нужно доказать на фактах, что те выдохлись.

И потом, обвинять фермеры должны в первую очередь себя, хотя с человеческих позиций их понять можно: работали полгода, а в итоге – нулевой выхлоп. Любой непредвзятый человек, ознакомившись с деятельностью краевой власти в области сельского хозяйства, скажет, что она прозрачна, понятна и последовательна.

Начнем с того, что уже к началу 2007 года губернатором Александром Карлиным и его командой была выработана новая стратегия в сельском хозяйстве. В отношении фермерских хозяйств она сводилась к двум основным постулатам. Фермерам необходимо переходить к многоукладной и многоотраслевой сельскохозяйственной экономике и в первую очередь развивать животноводство. Второе – всем мелким хозяйствам следует подумать об объединении в кооперативы или другие более крупные, чем КФХ, организационные формы. Еще, помнится, с трибуны говорили о том, что фермерские хозяйства, у которых меньше 500 гектаров пашни, выжить в одиночку не смогут.

А теперь покажите, где кооперативы, где объединения, где многоукладность? Прошло менее трех лет, и слова губернатора подтвердились полностью. Так кто же, уважаемые фермеры, вас обманывал и обманывает? Ответ ясный, как божий день. Вы понадеялись на авось, а оно не пронесло. Думаю, не следует искать других виновных. А вместо поисков и всякого рода заседаний необходимо срочно, пусть и с большим опозданием, провести реорганизацию своих хозяйств, как советовал губернатор, потому что опыт показал, что крупные хозяйства с многоукладной экономикой с меньшими потерями переживают кризис.

Если и эти факты не убеждают, то приведу еще один пример. При закупочной цене в 5863 рубля за тонну зерна на мировом рынке в конце 2009 года (сейчас она еще меньше) крестьянам Сибири досталось не более 2475 рублей. Основную часть цены съедали железнодорожные перевозки. Все прекрасно понимают, что это меньше себестоимости, но ситуацию изменить не могут.

Та же самая история и с мукой. Это объективные причины, и разрешить их можно только при помощи бесплатных перевозок. В этом году государство вводит льготный тариф, начиная с "0" километра, но необходимо понимать, что это разовая акция, и надеяться на то, что эти льготы будут действовать постоянно, не следует. Государство сельхозпроизводителям края дает время, чтобы они разобрались, что и сколько следует им производить. И когда, по его мнению, время льгот
выйдет, сомневаться не следует, их ликвидируют.

Кстати, ситуацию с дорогими железнодорожными перевозками предвидел Петр Столыпин в начале ХХ столетия. Еще тогда он предлагал возить зерно и муку с Алтая на баржах по Оби до океана, а там перегружать на большие суда. Возможно, следует вернуться к его предложениям?

P.S. Цены на пшеницу в торговые сессии 15 апреля в Мичиганском заливе стабилизировались в районе отметки $4,75 за бушель ($174,63 за тонну). Поддержку котировкам зерна оказал слабеющий доллар. Фундаментальные же факторы по-прежнему указывают на долгосрочный нисходящий тренд. По прогнозу Минсельхоза США, к концу мая запасы пшеницы достигнут нового рекорда за последние 8 лет (почти 196 млн. тонн), при этом объемы производства зерна будут значительно превышать объемы потребления, что приведет к существенному затовариванию. В итоге в среднесрочной перспективе по-прежнему ожидается снижение цен на этот вид зерна.

Новости